f y
Національна спілка кінематографістів України

Інтерв’ю

Мирослав Слабошпицький про «Єврооскара»: «Це премія від моїх колег по цеху, тому я нею дуже пишаюся»

18.12.2014

Катерина Толокольнікова, telekritika.ua

Режиссер, принесший Украине первый в истории приз Европейской киноакадемии, — о том, чем важна для него эта победа, какой фидбек о фильме «Племя» он получает от коллег из разных стран и когда начнется работа над новой картиной «Люксембург».

13 декабря в столице Латвии торжественно вручили Премию Европейской киноакадемии (European Film Award, EFA). 27-я церемония награждения премии стала кульминационным аккордом 2014 года для Риги, которая в этом году носит титул культурной столицы Европы. Для Украины этот вечер тоже стал большим событием - впервые за всю историю статуэтку EFА, которую также называют «Европейским Оскаром», получил украинский режиссер Мирослав Слабошпицкий. Его картину «Племя» наградили в номинации «Европейской открытие - приз ФИПРЕССИ» (Международная федерация кинопрессы). Детальнее о церемонии награждения читатель может узнать из репортажа«Телекритики».

Режиссер посвятил свою победу людям с нарушениями слуха, ведь в его картине, которая получилауже около 30 побед на международных фестивалях и в частности - три приза на Каннском кинофестивале, все роли исполнили не слышащие актеры-аматоры. 

С Мирославом Слабошпицким мы пообщались в неформальной обстановке - уже на пути домой из Риги в Киев. Он рассказал, почему награда Европейской академии для него в какой-то мере важнее побед на фестивалях, какой фидбек о картине он получает от коллег из разных стран, что ждет «Племя» в следующем году и к чему его обязывает «Еврооскар».

- Мирослав, отправляясь в Ригу, вы ожидали, что «Племя» станет «Европейским открытием»?

- Честно говоря, мне удалось об этом не думать. Но я надеялся на такую своего рода сатисфакцию после всей это истории невыдвижения «Племени» на «Оскар». Я не забыл эту обиду. Просто тогда я понял, что в нашей киносфере всё так же по-совковому, даже Революция достоинства ничего не изменила. Почему после революции в Украине всегда происходит «операция "Грынджолы"», я не понимаю - у нас что, в воздухе что-то не так? 

И вот нам дали «Европейского Оскара». Я надеюсь, что теперь эти недостойные люди понимают, что мы могли бы иметь такой же праздник и в феврале. Я не говорю, что «Племя» получило бы «Оскар», но фильм мог бы войти в десятку или даже пятерку номинантов. Я всё так же считаю, что наш бывший Оскаровский комитет совершил нравственное и политическое преступление против киноискусства. 

К счастью, в отличие от наших органов, Европейская академия не имеет своих комитетов в странах, где существует кумовство и коррупция. Это действительно был выбор европейцев, причем профессионалов, потому в какой-то мере эта премия круче фестивальных побед, она из категории ключевых в карьере каждого кинематографиста. 

- Вы состоите в Европейской киноакадемии. Расскажите, как происходит голосование.

- В Европейскую киноакадемию входит около трех тысяч человек - моих коллег по цеху, кинодеятелей со всей Европы, и тут имеется в виду не Европейский союз, а весь континент плюс еще Турция и Израиль... Не знаю, конечно, сколько из них голосовало в этом году. Наибольшее количество членов Академии в Германии, Великобритании, Франции. Украинцев всего восемь. 

Раньше Академия присылала всем членам диски с фильмами - около 50 штук. Даже в прошлом году, когда я номинировался с коротким метром «Ядерные отходы», нам присылали диски на просмотр. В этом году уже скинули закодированные ссылки на фильмы в сети. Из 50 фильмов по рейтингу выбираются лидеры - номинанты, а потом уже происходит окончательное голосование. Честно скажу, я голосовал за себя и за «Левиафана» Андрея Звягинцева.

- Номинантам как-то намекали на то, что премия достанется им? Возможно, вы обратили внимание на какие-то «предвестники» победы?

- Абсолютно никто не знает о победителях, кроме аудиторов, которые считают голоса и готовят листы в конверты. Конечно, мы с женой искали какие-то знаки того, чем для нас закончится этот вечер. У меня есть опыт получения наград, и я знаю, как функционируют подобные церемонии. Но всё равно «на автомате» смотришь, куда тебя посадили, с кем рядом. Нас посадили в ложу, а не в партер, и я заволновался, думал, как же оттуда выходить на сцену. Потом увидел, что там же устроились и все остальные номинанты. А еще я заметил, что режиссёра британского фильма «71» - нашего главного конкурента, посадили ближе к выходу... Наверное, паранойя в таких ситуациях - это естественно. 

Когда ребята, которые вручали мне приз, развернули конверт, я со своего расстояния не мог, конечно, прочесть, что там написано...Эти доли секунд до оглашения тянулись так долго... И мне показалось, что там написано слово, а наши основные конкуренты в названии имели цифры (британский фильм «71» и испанский «10 000 km». - ТК).

Я услышал слова «The Tribe» и рванул в сторону сцены так быстро, что девушка, которая должна была меня выводить, теперь - догоняла. Мы немного заблудились на подступах к сцене, и потому я вышел туда такой... полусумасшедшенький. (Смеется.) Я очень счастлив, что наша номинация была в начале - таким образом я смог получить удовольствие от церемонии, один из немногих. Я думаю, Павлу Павликовскому церемония тоже понравилась (фильм этого польского режиссера «Ида» получил 5 наград, в том числе и в главных номинациях - «Лучший европейский фильм» и «Лучший европейский режиссер». - ТК). Еще один смешной момент про вечер награждения вспомнился. Я так схватился за статуэтку, так крепко держал ее на вечеринке, что у меня еще сутки потом болела рука. 

- А речь на случай победы готовили?

- Нет, из чистого суеверия. Почти не думал, что скажу, если вдруг дадут. Хотя на некоторых фестивалях, бывает, просят подготовить. В этот раз всё вышло спонтанно. 

 Мирослав Слабошпицкий с режиссером фильма «71» Яном Деманжем

- Что можете сказать о конкурентах по номинации?

- Все эти фильмы - необычайно сильные, все - также призеры разных фестивалей. Главным конкурентом я считал «71» Яна Деманжа - это крутая работа. На вечеринке после церемонии мы даже побратались с ним. Он мне так громко заявил: «You're fucking Tribe!» - и мы сфотографировались. 

- Что еще говорили коллеги на афтепати?

- К нам с Леной (супруга Мирослава Слабошпицького, а также креативный продюсер «Племени» Елена Слабошпицкая. - ТК) подходили многие - президент Киноакадемии Вим Вендерс, чудесный румынский продюсер Ада Соломон, чья последняя картина «Поза младенца» получила «Золотого медведя» в Берлине. Мы общались и с Александром Роднянским - ему тоже понравилось «Племя», познакомилась и со Звягинцевым... Много теплых слов о фильме мне сказал и Павел Павликовский. Весь вечер мой телефон бился в кармане, как эпилептик, а потом не выдержал шквала поздравлений и разрядился.

 

Президент Европейской киноакадемии Вим Вендерс, режиссер Мирослав Слабошпицкий и Николай Никитин, куратор Центральной и Восточной Европы Берлинского МКФ

- А как вам победители в основных категориях? Вы согласны с выбором Академии?

- Я стараюсь такие вещи публично не комментировать - разве что в курилке и не под запись. А то некорректно по отношению к коллегам получится. Могу сказать, что меня удивило, что среди номинантов не было картины «Белый Бог» Корнела Мундруцо, который увез из Канн награду Certain Regard. Мне этот фильм очень нравится, он о том, как собаки восстали против людей. Конечно, собак не выдвигали бы на актерские номинации, но режиссера или сценария Академия могла бы выделить. 

Но в этом деле часто работает принцип «повезло - не повезло». Бывает, что один фильм забирает всё - вспомните, как «Властелин колец» получил чуть ли не все «Оскары». Случай с «Идой» похож на тот. Я еще не встречал человека, которому бы не понравился фильм Павликовского.

Возможно, конечно, что политическая ситуация оказала влияние на то, что «Левиафан» не получил наград - но чисто на уровне человеческих предпочтений. Я считаю, им не стоит расстраиваться - это хороший фильм, он выдвинут на «Золотой глобус» и имеет большие шансы войти в десятку «Оскара». Там они снова будут сражаться с «Идой».

В любом случае, это солидная премия, где, я повторюсь, не 5 человек субъективно проголосовали, а тысячи, и за этим процессом следили профессиональные аудиторы, которые дорожат своей репутацией.

- Сколько у «Племени» уже наград? «Телекритика» сбилась со счета.

- Мы тоже. Но это 32-я или 33-я. В ближайшее время обещаю подсчитать. Для сравнения - фильм боснийского режиссера Даниса Тановича «Ничья земля» получил 42 награды в свое время, в том числе и «Оскар». Я прошу опровергнуть меня всех историков кино, если я не прав, но кажется, что «Племя» - это самый титулованный украинский фильм за все годы.

- В процессе создания фильма вы как режиссер могли предположить, что его ждет такой феноменальный успех?

- Я бы соврал, если бы стал говорить, что ожидал только показов в украинских кинотеатрах под лозунгом «Дивись і люби українське, бо воно українське». Нет, я ведь до этого снял четыре коротких метра, и каждый из них бывал на фестивалях. На «Берлинале», к примеру, в короткометражном конкурсе из них были два - «Диагноз» и «Глухота». «Ядерные отходы» получили приз в Локарно... Нет, я понимал, что это будет заметная картина.

Но такое количество наград, конечно, превзошло все мои ожидания. Знаете, что мне написал в очень трогательном письме проживающий во Франции и, наверное, единственный там историк украинского кино Любомир Госейко? О «Племени» он сказал: «Це наша перша ластівка з часів "Тіней забутих предків" Параджанова».

- И столько стран-прокатчиков, наверное, не ожидали?

- Да, и это поражает! Уже показали в двух десятках стран, в скором времени мы ожидаем прокат в Японии и США, сейчас идут переговоры по Новой Зеландии и Австралии. Да и фестивальная карьера «Племени» продолжится - в январе у нас Роттердамский кинофестиваль и «Санденс» - это вообще главное событие в Америке, лучшее место для промоушена фильма. Еще мы планируем участие в нескольких фестивалях в США, но не могу назвать, в каких именно, до публикации официального пресс-релиза.

- «Племя» брало награды в очень разных странах, на разноплановых фестивалях. Где на какие особенности фильма обращали внимание, что хвалили, выделяли?

- В жюри большинства фестивалей, в отличие от нашей киношной среды, люди образованные и культурные. Все они едины в оценке. Ее же высказала нам после награды и продюсер «Иды» Ева Пушчинска. Она сказала, что это универсальная картина, понятная во всех уголках земного шара, которая говорит универсальным языком кино. То есть своего рода артефакт, который входит в мировой контекст. Я с этим согласен. Больше об оценке «Племени» можно узнать из материалов в западной прессе. Авторы писали о нас глубокие рецензии и иногда даже подмечали в фильме что-то такое, чего я сам не замечал в процессе работы.

Мирослав Слабошпицкий с женой и креативным продюсером «Племени» Еленой Слабошпицкой

- Какие перспективы награда «Европейское открытие - приз ФИРПРЕССИ» открывает перед фильмом «Племя»? И к чему, наоборот, обязывает?

- Для меня лично эта победа - окончательный «осиновый кол» в смрадную могилу коррумпированного Оскаровского комитета. Вчера, придя с приема, я полез в 6 утра в интернет и вычитал, что последним, кто из постсоветского пространства эту премию получал, был Андрей Звягинцев. Ему тоже дали награду за лучший дебют в 2003 году - за фильм «Возвращение». Это премия от моих коллег по цеху - поэтому я ею очень горжусь. Конечно, такая высокая награда и обязывает... Обязывает в первую очередь к тому, чтобы следующая картина была по крайней мере не хуже. И вот мы уже потихонечку к ней готовимся, и я надеюсь, у нас еще будет чем удивить и порадовать зрителя.

- Речь идет о вашем новом полнометражном фильме «Люксембург», который заявляется как «история о любви и мести, которая разворачивается на фоне ядерной пустоши Чернобыля»? На каком этапе работа над этим проектом?

- Да, я этот фильм имею в виду. Проект уже поддержал фонд Хуберта Балса при Международном Роттердамском кинофестивале. Некоторые шаги мы уже предприняли с моим немецким сопродюсером. На начальном этапе сделано уже 98% запланированного. Теперь мы ждем результатов питчинга Госкино. Путешествия по миру с нашим «Племенем» отнимают много времени и не дают начать работу над новым фильмом. Но я надеюсь, что в ближайшее время мы наконец приступим к «Люксембургу». Это будет мощная картина, не сомневайтесь.

12 грудня, середа, Синій зал Прем’єрний показ художнього фільму «ТРИМАЙ БІЛЯ СЕРЦЯ»

12 грудня, середа, Червоний зал ДИВІМОСЬ, ХТО ПРИЙШОВ Громадська організація «Сучасне Українське Кіно» (СУК) презентує вечір «Кіносереда – Зимове»

12 грудня, середа, Малий зал «ЦИКЛ ВЕЧОРІВ ІСПАНОМОВНОГО КІНО» Художній фільм «ГАВАНАСТЕЙШН»