f y
Національна спілка кінематографістів України

Інтерв’ю

Олександр Земляний: «Глядачу потрібна краса в усьому, навіть в ГУЛАГу»

17.09.2017

Подаємо інтерв'ю Тетяни Шепель, Broadcast із оператором-постановником фільму «Червоний» Олександром Земляним про зйомки стрічки Зази Буадзе, криворізьку залізну руду і сніг у кадрі.

– Александр, многие критики отметили операторскую работу в «Червоном». «Картинка» на экране действительно выглядит очень целостной. Расскажите о подготовке к съемкам и о самих съемках проекта.

На подготовительной стадии проекта мы садились и думали, каким должен быть фильм о ГУЛАГе. Было ясно, что он никак не может быть ярким и светлым или красочным, как клип. Безусловно он должен был быть темным, мы хотели создать ощущение того ужасного мира, в котором живут заключенные. Поэтому весь фильм построен в низком световом ключе: шахты, ночные кадры.

Особенно тяжело было снимать в шахте. Представьте, вся шахта находится в кадре, свет ставить тяжело. Приходилось осветительные приборы устанавливать в расщелины, еще мы использовали так называемый жезл, которым главный осветитель подсвечивал нужные детали. Да и вообще приходилось постоянно что-то придумывать.

Из того, что не получилось. Я очень хотел, чтобы картинка была «грязной». Но все равно получилось красиво. Возможно это и хорошо, все-таки мы делали зрительское кино, а зрителю не нужна слишком тяжелая картинка, ему нужно что-то среднее, то что легко воспринимается, красивые кадры. Даже если это ГУЛАГ, нужны красивые полеты или пейзажи. Зрителю нужна красота во всем, даже в ГУЛАГе.

– Что использовалось для съемок из специальной операторской техники?

Если вы заметили, фильм начинается с большого полета над карьером. В этом кадре работает профессиональный беспилотник, оборудованный камерой RED. Использование таких платформ позволяет полностью контролировать во время съемок все необходимые настройки камеры и объектива. Удовольствие не из дешевых. Наш бюджет позволял нам всего несколько смен, но мы уложились. Если вернуться к этому первому кадру, мы хотели показать масштаб провала, для сравнения использовалась фигура человека, лежавшего на дне карьера. Кроме того, использовали операторский кран, тележку, систему стабилизации Ronin.

– На какие камеры снимали?

Практически весь материал был снят на ARRI Alexa, для некоторых кадров использовалась также камера RED Epic. Было несколько смешанных сцен, где использовались разные камеры. Потом пришлось несколько недель сводить их на монтаже. Но на экране все красиво.

– Расскажите, что еще на съемках было интересного. Чем бы вам хотелось поделиться?

Самое запоминающееся – это красная земля карьера (напомним, съемки фильма проходили в криворожском карьере, где был построен настоящий лагерь)! Мы испортили рентал-хаузу половину техники. Железная руда въедалась во все, включая металл и рельсы операторских тележек. Не говоря уже об одежде и обуви. В гостинице, к примеру, страдали ковры и полотенца (смеется).

Еще один момент касается погодных условий в кадре. Изначально мы не планировали снимать зиму. Но был один день, когда пошел снег, в этот день мы сняли эпизод, который кстати вошел в фильм. Но дальше снег приходилось имитировать, потому что были эпизоды до и после. Мы не пожалели, снег хорошо вписался в нашу историю. Но было сложно, приходилось по полдня снег насыпать, а потом его еще и убирать. Зритель конечно всего этого не видит.

Тетяна Шепель, Broadcast, 28 серпня 2017 року