f y
Національна спілка кінематографістів України

Інтерв’ю

Сергій Лозниця про ключі до прочитання «Лагідної»

08.06.2017

Режисер Сергій Лозниця – про ключі до прочитання його стрічки «Лагідна».

Інга Домбровська, RFI

«Кроткая» и «Бесы». А также Зощенко, Булгаков, Хармс и Сорокин

Фильм Сергея Лозницы, представленный в главном каннском конкурсе, называется по рассказу Достоевского «Кроткая». Фильм рассказывает историю женщины, которая пытается послать мужу в тюрьму посылку, посылка возвращается назад, и героиня сама везет ее в Магадан, в тюрьму, где посылку все равно не принимают. Это сюжет, на который, как на стержень, нанизаны маленькие истории встреч героини с разными персонажами. Один из них, в его роли молдавский актер Валериу Андрюцэ, жутковатый пьяница, в уста которого автор вложил кусок из «Бесов», стихи капитана Лебядкина (герой Андрюцэ даже внешне поход на Лебядкина, как его описывал Достоевский: «толстый, мясистый, курчавый, красный и чрезвычайно пьяный»). Так «Кроткая» или «Бесы»? Сергей Лозница рассказывает, что сначала он планировал снять несколько иную историю, но потом повествование увело его в совсем другую сторону.

Сергей Лозница: Когда я начинал писать сценарий, я совсем о другом думал. До определенного момента, примерно до середины фильма, у меня история разворачивалась так, как я задумал, а потом она круто повернула в другую сторону. Другую сторону, в которую повернул фильм, вы видели. А то, что я задумал, было таким: героиня приезжает, её призревает один из полицейских, она живёт у этого полицейского, терпит унижения и оскорбление, которые она получает от него, только во имя того, чтобы узнать судьбу мужа. Потом она узнает, что её обманывают, и потом совершает поступок. Вот так я хотел сделать эту историю. И вдруг у меня начали выскакивать совершенно иные персонажи и совсем иной поворот получился. Я не стал менять ни название, тем более, что оно соответствует, ни отрекся от Достоевского. Хотя Достоевский меня победил в этом смысле. Потому что героиня в этом пространстве не может совершить поступка, который могут совершить героини в другом месте. Вот такого именно поступка, как реакцию, неожиданного. Там же не только Достоевский, там есть отсылки, реминисценцией кому угодно. Например, к Зощенко. Есть эпизод в автобусе – это абсолютный Зощенко. Он и сыгран, мне кажется, так, как если бы я ставил Зощенко, в немного утрированной манере. Есть там Хармс, Сорокин, Салтыков-Щедрин. Есть Булгаков. Есть «Бесы». И есть что-то от «Идиота», она выглядит, как «Идиот», в том смысле, что она не из этого пространства, хотя мы это особо не замечаем. Но немножко я ее дистанцирую от остальных персонажей.

Безвременье

Фирменный знак кинематографа Лозницы – безвременье. Маленькие люди Достоевского, герои бытовой сатиры Зощенко и прочие «герои зловонных и темных углов» как будто бы перекочевали в наше время, в 2017 год, хотя на экране мы видим городишко, который мог бы существовать в любой период советской эпохи. Режиссер говорит, что ему непонятно, откуда возникает это ощущение безвременья в его фильмах: вопрос про время ему задают постоянно.

Сергей Лозница: Мне непонятно, откуда такое чувство по поводу времени возникает, потому что мы ничего не делали специально, чтобы убирать знаки времени, знаки современности. Мы снимали в русском городе Даугавпилсе, с русской архитектурой, похожем на многие российские города, хотя он находится в Латвии. Не делали специально ничего. И одежда современная: люди одеты так, как они одеты сейчас. Но возникает странное чувство, что это вынуто из времени настоящего и находится где-то в другом времени. Используют телефон, приезжают на BMW, на котором акула нарисована… Не знаю, откуда такой вопрос? Но он возникает – может быть, это оттуда, из этой сути, из глубины, de profundis приходит.

Финал

Наибольшее количество споров в Каннах вызвала финальная часть фильма, «Сон Кроткой», когда героиню увозит в лесной терем птица-тройка с фонариками на колесах (отсылка к Гоголю в фильме тоже есть). В тереме находится колонный зал Дома Союзов, где заседает какой-то актив под председательством начальника тюрьмы в белом костюме генералиссимуса. Финальная часть фильма настолько выбивается стилистически и композиционно из всего повествования картины, что очень многие зрители эту часть не поняли, не приняли или даже с негодованием отринули: им было непонятно, куда и зачем мы на этой тройке вдруг уехали. В отличие от Андрея Звягинцева, который никогда не дает ключей к прочтению его фильмов, Сергей Лозница согласился подробно рассказать, что происходит в этой части фильма.

Сергей Лозница: Давайте разберемся, что происходит в этой части фильма. Это происходит во сне. Ее привозят куда-то, в какое-то загадочное место, терем. Внутри терема – дом с колоннами, колонный зал Дома Союзов, это референс. И дальше она видит то ли свидетельствования о ней, то ли какой-то суд над ней, то ли какое-то прошение о ней. Какую-то акцию, которая не пойми на что похожа. И в результате все-таки ей выносят какой-то приговор: дают право свидания (с мужем – прим. RFI). Во время этого действа происходит очень важное: генерал, который эту церемонию ведет, начальник тюрьмы, определяет, что такое эта власть, с которой она весь фильм сталкивалась. Он говорит такую простую вещь: власть – это вы, не могу я без опоры на вас править. Это вы все это делаете, не я. И дальше они, дружно объявив ей о праве на свидание с супругом, отправляют ее на экзекуцию. Радостно, с улыбкой, лицемерно, отправляют ее в этот ад. Очень простая мысль в этом заложена. Существует у нас такое представление, и оно бытует повсеместно. Что есть плохой тиран, плохой какой-то начальник. Вот, товарищ Сталин был плохим. Все остальные – несчастные, они жертвы. Вот, товарищ Гитлер, он был плохой, все остальные – жертвы. И мы легко соглашаемся с этим. Я думаю, что это совершенно не так, и я предлагаю другую концепцию. Все, кто окружают героиню, все ответственны за то, что с ней будет делать власть. То есть что я сделал в этой картине? Я поменял тему фильма практически за 20 минут до конца картины на совершенно другую тему. И потом вернулся к теме фильма, к судьбе моей героини, имея уже эту контр-тему дополнительно. Этот кульбит я совершил в последние 25 минут.

Інга Домбровська, RFI, 28 травня 2017 року

10 грудня, понеділок, Червоний зал

10 грудня, понеділок, Синій зал Актриса НАТАЛІ ВУД/НАТАЛІЯ ЗАХАРЕНКО (1938-1981) Художній фільм «ТАЄМНИЦЯ НАТАЛІ ВУД» (І серія)

12 грудня, середа, Червоний зал ДИВІМОСЬ, ХТО ПРИЙШОВ Громадська організація «Сучасне Українське Кіно» (СУК) презентує вечір «Кіносереда – Зимове»