f y
Національна спілка кінематографістів України

Інтерв’ю

Олександр Ткаченко: Крім високої трагічної ноти наш глядач хоче дивитися комедії

02.02.2017

Генеральний директор "1+1 медіа" Олександр Ткаченко про закон про державну підтримку кінематографії та боротьбу із піратством, взаємодію із власником Ігорем Коломойським, доходи від реклами, інновації, виробництво і продаж серіалів і російський продукт. Подаємо фрагменти інтерв'ю виданню ЛІГА.net.

Стас Юрасов, Марія Бровинська, ЛІГА.net

Когда в Украине начались военные действия, "1+1" был одним из первых вещателей, поддержавших отказ от российского кинопродукта. Но война сыграла злую шутку как с "Плюсами", так и с другими украинскими вещателями. Рынок рекламы рухнул, а инвестиции в собственные сериалы выросли в разы. Убытки "Плюсов", увеличившиеся в последние годы, дотирует акционер.

Почему Игорь Коломойский не собирается продавать свой медиаактив, как менеджмент Плюсов попытается вернуть вложения акционеров и причем тут интернет-сайты Fs.to и Ex.ua? На эти и многие другие вопросы в интервью ЛІГА.net отвечает генеральный директор группы "1+1 Медиа" Александр Ткаченко. 

О поддержке кино, Ex.ua и Fs.to

– Президент ветировал законопроект о поддержке украинского кино (законопроект #КіноКраїни). Может быть, вы знаете, почему он так поступил?

– Из того, что отмечено: это было связано с предполагаемыми отчислениями из бюджета на поддержку кино. Когда получим все комментарии, начнем обсуждение. Насколько я знаю, есть настрой и с президентской администрацией обсудить, и в профильном комитете Верховной Рады. Я надеюсь, что не зря были потрачены два года на то, чтобы этот закон вступил в силу. Нужно посмотреть замечания, разобраться в них и вернуть его в парламент. Пока никаких инсайдов нет. Даже посвященные люди не знают деталей.

– Как вы смотрите на весь процесс с закрытием крупнейших интернет-ресурсов с видеоконтентом Fs.to и Ex.ua? Не кажется ли вам, что это как-то связано с блокировкой законопроекта #КіноКраїни, в котором прописаны довольно жесткие нормы по борьбе с пиратством?

– Я очень жду оглашения списка этих героев – что же это за золотая команда, которая подписывается от имени Fs и Еx. Телевизионщиков-то все знают. А кто такие Fs и Еx, которые, назовем это на их сленге, тырят у граждан деньги? Я хочу объяснить, почему воруют у граждан: когда люди заходят на их сайты и видят рекламу, это деньги, украденные у них. Потому что они не увидят легальный продукт на других легальных сайтах. Я хотел бы увидеть владельцев этих замечательных ресурсов. Мы в принципе догадываемся, кто они. Это в том числе публичные личности. Они бегают по парламенту, лоббируют смягчение персональной ответственности людей, которые занимаются воровством. И я думаю, мы их скоро объявим. По крайней мере, мы сейчас можем говорить, и это известный факт, что хостинг Fs осуществляет "Датагруп".

А то, что проделала киберполиция, считаю величайшим достижением за последние годы. Потому что провести такую операцию красиво и неожиданно для участников процесса – первый признак цивилизованного подхода к воровству.

– Сколько воруют пираты, по вашим оценкам?

– Я думаю, что 90% (без YouTube) того, что мог бы зарабатывать диджитал-рынок Украины, уходит пиратам. Fs входит в двадцатку пиратских сайтов в мире. По нашим оценкам, если бы пиратов не было, рынок был бы гораздо более цивилизованным. Вопрос еще в том, что для многих рекламодателей Украины сейчас главное – это охват. И их не беспокоит, на каких ресурсах их реклама появляется. Некоторые, конечно, соблюдают чистоту. Но таковых ничтожно мало.

– Сколько "Плюсы" зарабатывают на онлайн-направлении?

– Присутствие в онлайне не только "Плюсов", но и других медиагрупп ничтожно мало. Мы только в начале долгого пути. И мы хотим в следующем году уделить этому направлению много внимания.

Об убытках и акционере

– Поговорим о финансовых результатах года: есть ли какой-то намек на выход в ноль? Какой убыток сейчас у "Плюсов"?

– Убыток большой. И нам бы хотелось его видеть меньшим.

– А в цифрах это как-то выразить можно?

– Не можем разглашать.

– А дотации большие?

– Убыток большой. Соответственно, и дотации тоже.

– Как ваш собственник Игорь Коломойский смотрит на то, что убытков много? Или его устраивают "Плюсы" как некоммерческий проект?

– Я не знаю ни одного собственника, которого могут устраивать убытки. И одна из вещей, которую мы планируем делать в следующем году для того, чтобы сократить убытки, это в том числе и развитие сегмента платного телевидения – в онлайне, в кабельных сетях, на спутнике. Сейчас мы зарабатываем только на рекламе. Но наш рынок может удвоиться благодаря платному телевидению. Не завтра. Но спустя некоторое время.

– А как часто вы с ним видитесь? И по каким вопросам?

– Я виделся вчера и позавчера (16 и 17 ноября. – Ред.) по бюджетным вопросам следующего года.

– А по каким-то форс-мажорным штукам?

– Редко, но периодически общаемся на темы кино или политики. Но это никак не связано с операционной деятельностью канала.

Об источниках заработка и доходах

– В этом году Всеукраинская рекламная коалиция прогнозировала рост рынка медийной рекламы примерно на 20%. Какие результаты ожидают "Плюсы"?

– Рост где-то около 20% – да, есть. А на следующий год планируем около 30%, за счет того что в экономике наблюдаются определенные положительные тенденции. Это заявления МВФ, правительства, данные статистики. В принципе мы считаем, что наш рекламный рынок крайне недооценен. Мы недавно высчитывали разницу между украинским и российским рынком рекламы. И если я правильно помню, сейчас наш рынок где-то в 20 раз меньше. А раньше разница была в 10–11 раз.

Об инновациях

– А когда ждать HD-версии плюсов?

– Я не думаю, что этот вопрос сейчас имеет супербольшую актуальность. Мы переходим в формат 16х9. Наконец, закрываем этот пробел. А многие программы и так снимаются в HD-качестве, это очень большие инвестиции. Поскольку технологии двигаются вперед, я думаю, что эту стадию балета мы можем перескочить.

– На 4К?

– Может быть.

- Как вообще крупнейшие каналы относятся к HD? Я так понимаю, не особо жалуют ее деньгами?

– Не особо.

– Почему?

– Был какой-то всплеск до революции по этому вопросу. В том числе он был связан и с футбольными трансляциями, которые обязаны были проходить в HD. Но на любую технологию пагубно влияет экономический кризис. И этот вопрос отошел на задний план.

– Виртуальная реальность – это еще миф или уже явь?

– Виртуальная реальность вряд ли будет в телевизоре. Но тот факт, что на сегодняшний день это самый ожидаемый формат в плане роста доходов, – это правда. Прогнозы роста доходов от VR до 2020 года меня поражают.

– А что вы будете делать в этом направлении?

– Вы-первых, мы производители контента. Как производить для VR контент, никто не знает. Но все уже начинают пробовать. А это тоже деньги. И деньги присутствуют не только в виде аппаратов, которые постоянно меняются, но и в виде того, что, когда и где, собственно говоря, люди будут смотреть.

– То есть вы видите себя в будущем производителем контента для VR?

– Мне лично это очень интересно. Вполне возможно, что да.

О производстве и продаже контента 

– Если говорить о продакшене, сколько вы в этом году произвели сериального контента и какова его стоимость?

– Около 150 часов. Средняя цена одного часа варьируется в зависимости от телеканала и времени показа от $20 до 50000.

– Это огромные инвестиции. Вы будете показывать эти продукты только у себя, или намерены продавать?

– Мы пытаемся продавать свои сериалы за рубеж, причем достаточно успешно. Надеюсь, мы только в начале пути. А с точки зрения сериального контента важно понимать, что это создание для канала собственной библиотеки. Не того контента, который мы получали от мейджеров или российских производителей, – когда ты имеешь право на два показа, а потом эти права от тебя уходят к конкуренту, – а своего. Права на его показ все время с собой.

Наш сериал "Хозяйка" уже продан в Казахстан, Грузию, Беларусь, сериал "Центральная больница" – в Казахстан, Грузию. Большинство наших 4-сериек также проданы в Россию, Казахстан, Беларусь, Грузию. Развлекательные продукты продаются в Россию, Прибалтику, Беларусь, Израиль, Казахстан, Польшу.

– Какие планы по производству на следующий год?

– Мы будем производить собственные сериалы, объем которых не собираемся сокращать. Буквально в течение года мы перестроили работу так, что теперь понимаем, какие сериалы, в каком количестве, когда мы можем производить. Это был очень динамичный и сложный процесс, когда по сути с нуля появился дом под названием "Сериал".

– Какой средний срок окупаемости одной серии фильма?

– Для того чтобы окупить затраты, нужно 5-6 повторов с хорошими показателями.

– А насколько покрывает затраты на производство продажа прав показа ваших сериалов?

– Если нам удастся открыть для себя рынки дальше Казахстана (например, сравнимые по объемам с российским или польским, куда мы продаем пока только реалити-шоу), перспективы есть.

– А какие именно шоу вы продаете в Польшу?

– "Барышня-крестьянка", "СемьЯ", "На ножах", "Богатые тоже плачут" и другие. Кроме того, документальные проекты – "Oперация Крым", "Женщина-банкомат", "Женские лица революции", "Чернобыль – потерянный мир", "Уровень секретности 18", "Зима, которая нас изменила". Также, кроме готового продукта, Польша приобрела у нас права на формат "Барышня-крестьянка".

– Как вы относитесь к заявлению главы StarLightMedia Владимира Бородянского о том, что на украинском рынке должно остаться всего две медиагруппы?

– Положительно. Я думаю, что одной из них будет наша. Рынок перенаселен разнообразными зверями. Это очевидно всем, но, как поет Тина Кароль, "сдаться ты всегда успеешь".

– С чем связано такое количество игроков на рынке – это политическая привязка или что-то другое?

– Безусловно, политические амбиции.

– Сколько всего в идеале национальных каналов может быть?

– Если посмотреть на рынки, соизмеримые с украинским по населению, например, польский, то там до момента старта цифры было четыре основных канала – два государственных и два частных. В принципе, на большинстве европейских рынков более четырех общенациональных каналов не существует. Цифровые каналы там – каналы второго эшелона по определению.

– Каналы с какой политикой, по вашему мнению, должны уйти? Кто не выживет?

– Я думаю, что это вопрос [не] ко мне. Это вопрос к собственникам.

– Сокращать количество каналов группы "1+1 Media" вы пока не намерены?

– Нет. У нас все более-менее нормально, особенно с каналом "ПлюсПлюс". Он не только имеет сильные позиции среди детской аудитории, но и входит в шестерку по аудитории 4–35.

О российском продукте

– Вы очень пристально следите за конкурентами на предмет нарушения запретов на российские фильмы. Вы настолько уверены, что у нас подобных нарушений нет? Или зачем вам это нужно?

– Ты либо работаешь по правилам, либо пытаешься себя обмануть, а заодно и других. У нас все руководители подразделений четко знают, что мы не работаем с "серым" импортом. У нас есть примеры сотрудничества с россиянами. И мы стараемся работать по еще не принятому меморандуму о совместном производстве. Хотя российским партнерам пока сложно признать, что существует полноценное совместное производство. Им это не очень выгодно. Им проще продать готовый продукт, получить дополнительную стоимость, даже поменяв документы.

– В свое время у вас с ТРК "Украина" был своеобразный диалог через прессу… Как это происходит? Вы лично следите за контентом конкурентов и сообщаете о нарушениях в Нацсовет?

– Иногда конкретно мы выявляем нарушения, как это было с сериалом "ФЭС". Мы посчитали, что это опасный прецедент, когда можно "перекрасить" уже известный сериал, назвав его иначе и заменив рубли в кадре на гривни. Потом оказалось, что фантазия идет дальше – можно и документы переделать. Я думаю, что подписание меморандума и новые законодательные инициативы относительно регулирования правил показа позволят этот "серый" импорт свести к минимуму.

– Какая доля российского продукта на ваших телеканалах?

– Я думаю, что 3–5%, притом что ранее было около 35%. В целом по рынку около 90% сериалов были российского производства, сейчас процент значительно уменьшился, но остается "серый" импорт. Большинство каналов этим не грешат, но в нескольких процент доходит до 50.

– Спрошу как потребитель контента: с чем связан тот факт, что большинство сюжетных линий в сериалах как российских, так и украинских лежат в драматической плоскости – там всегда присутствует несчастная героиня, трагические события либо картинки из преступного мира?

– В постсоветском пространстве был даже отдельный жанр преодоления – "я все смогла, я все сумела". И этот этап преодоления, очевидно, созвучен с настроением зрительницы. Сюжеты формируются на основании изучения того, чего хочет зритель.

– А сейчас этот тренд не меняется? Есть ли новые зрительские запросы?

– Да, для себя мы в какой-то момент открыли, что кроме высокой трагической ноты наш зритель хочет видеть комедии, над которыми мы активно пытаемся работать, чтобы как-то привнести в этот мир чуть больше радости и света. Хотя и не без драматических коллизий их развития.

– Ваши конкуренты, а именно компания StarLight, большой упор делает на талант-шоу. Не смотрите ли вы в сторону создания концертных программ и тематических постановок?

– В этом году наше талант-шоу "Голос" однозначно по доле превосходит другие проекты такого рода. По развлекательным реалити-шоу – у нас их целая линейка: "Життя без обману", "Світ навиворіт", "Інспектор Фреймут в містах", "Чотири весілля", "Поверніть мені красу" и другие. В следующем году покажем новые сезоны, например, "Міняю жінку".

– Если говорить о производстве полнометражных или анимационных фильмов, видите ли вы себя в этом сегменте?

– Это достаточно большие инвестиции и отдельная в принципе работа. Мы будем стараться участвовать в совместных проектах, как, например, с фильмом "95 Квартала" "Слуга Народа". Но я к этому вопросу достаточно аккуратно отношусь. У нас есть в планах производство "Черного ворона" по роману Василия Шкляра. Но это отдельный бизнес, другая совершенно плоскость. И телевизионным компаниям к этому нужно относиться крайне аккуратно. Скорее, как к разовым кейсам, чем к системному подходу.

– Есть ли планы по запуску новых форматов телепередач?

– У нас сейчас в разработке два новых проекта – один сериал и одно шоу. Сейчас мы в активной переписке с потенциальными сопроизводителями.

– Сами новых форматов не прикупили на следующий год?

– Пока нет.

– А собираетесь?

– Мы присматриваемся к нескольким проектам, но сейчас существенно сократили бюджеты на закупку чужих форматов, занимаемся импортозамещением.

Стас Юрасов, Марія Бровинська, ЛІГА.net, 22 листопада 2016 року

18 лютого, понеділок, Синій зал Цикл «Наші співвітчизники у світовому кіно» ДЖОРДЖ МОНТГОМЕРІ / ЛЕЦ (1916-2000) Художній фільм «ДРУЖИНИ ОРКЕСТРАНТІВ»

19 лютого, вівторок, Синій зал Посольство Аргентинської республіки в Україні представляє художній фільм "НЕ ДОЧЕКАЄТЕСЬ!"

20 лютого, середа, Червоний зал КРАЩІ ФІЛЬМИ СВІТОВОГО КІНОПРОКАТУ Художній фільм «Кілер з гарантією»