f y
Національна спілка кінематографістів України

Інтерв’ю

Олександр Ткаченко: Крім високої трагічної ноти наш глядач хоче дивитися комедії

02.02.2017

Генеральний директор "1+1 медіа" Олександр Ткаченко про закон про державну підтримку кінематографії та боротьбу із піратством, взаємодію із власником Ігорем Коломойським, доходи від реклами, інновації, виробництво і продаж серіалів і російський продукт. Подаємо фрагменти інтерв'ю виданню ЛІГА.net.

Стас Юрасов, Марія Бровинська, ЛІГА.net

Когда в Украине начались военные действия, "1+1" был одним из первых вещателей, поддержавших отказ от российского кинопродукта. Но война сыграла злую шутку как с "Плюсами", так и с другими украинскими вещателями. Рынок рекламы рухнул, а инвестиции в собственные сериалы выросли в разы. Убытки "Плюсов", увеличившиеся в последние годы, дотирует акционер.

Почему Игорь Коломойский не собирается продавать свой медиаактив, как менеджмент Плюсов попытается вернуть вложения акционеров и причем тут интернет-сайты Fs.to и Ex.ua? На эти и многие другие вопросы в интервью ЛІГА.net отвечает генеральный директор группы "1+1 Медиа" Александр Ткаченко. 

О поддержке кино, Ex.ua и Fs.to

– Президент ветировал законопроект о поддержке украинского кино (законопроект #КіноКраїни). Может быть, вы знаете, почему он так поступил?

– Из того, что отмечено: это было связано с предполагаемыми отчислениями из бюджета на поддержку кино. Когда получим все комментарии, начнем обсуждение. Насколько я знаю, есть настрой и с президентской администрацией обсудить, и в профильном комитете Верховной Рады. Я надеюсь, что не зря были потрачены два года на то, чтобы этот закон вступил в силу. Нужно посмотреть замечания, разобраться в них и вернуть его в парламент. Пока никаких инсайдов нет. Даже посвященные люди не знают деталей.

– Как вы смотрите на весь процесс с закрытием крупнейших интернет-ресурсов с видеоконтентом Fs.to и Ex.ua? Не кажется ли вам, что это как-то связано с блокировкой законопроекта #КіноКраїни, в котором прописаны довольно жесткие нормы по борьбе с пиратством?

– Я очень жду оглашения списка этих героев – что же это за золотая команда, которая подписывается от имени Fs и Еx. Телевизионщиков-то все знают. А кто такие Fs и Еx, которые, назовем это на их сленге, тырят у граждан деньги? Я хочу объяснить, почему воруют у граждан: когда люди заходят на их сайты и видят рекламу, это деньги, украденные у них. Потому что они не увидят легальный продукт на других легальных сайтах. Я хотел бы увидеть владельцев этих замечательных ресурсов. Мы в принципе догадываемся, кто они. Это в том числе публичные личности. Они бегают по парламенту, лоббируют смягчение персональной ответственности людей, которые занимаются воровством. И я думаю, мы их скоро объявим. По крайней мере, мы сейчас можем говорить, и это известный факт, что хостинг Fs осуществляет "Датагруп".

А то, что проделала киберполиция, считаю величайшим достижением за последние годы. Потому что провести такую операцию красиво и неожиданно для участников процесса – первый признак цивилизованного подхода к воровству.

– Сколько воруют пираты, по вашим оценкам?

– Я думаю, что 90% (без YouTube) того, что мог бы зарабатывать диджитал-рынок Украины, уходит пиратам. Fs входит в двадцатку пиратских сайтов в мире. По нашим оценкам, если бы пиратов не было, рынок был бы гораздо более цивилизованным. Вопрос еще в том, что для многих рекламодателей Украины сейчас главное – это охват. И их не беспокоит, на каких ресурсах их реклама появляется. Некоторые, конечно, соблюдают чистоту. Но таковых ничтожно мало.

– Сколько "Плюсы" зарабатывают на онлайн-направлении?

– Присутствие в онлайне не только "Плюсов", но и других медиагрупп ничтожно мало. Мы только в начале долгого пути. И мы хотим в следующем году уделить этому направлению много внимания.

Об убытках и акционере

– Поговорим о финансовых результатах года: есть ли какой-то намек на выход в ноль? Какой убыток сейчас у "Плюсов"?

– Убыток большой. И нам бы хотелось его видеть меньшим.

– А в цифрах это как-то выразить можно?

– Не можем разглашать.

– А дотации большие?

– Убыток большой. Соответственно, и дотации тоже.

– Как ваш собственник Игорь Коломойский смотрит на то, что убытков много? Или его устраивают "Плюсы" как некоммерческий проект?

– Я не знаю ни одного собственника, которого могут устраивать убытки. И одна из вещей, которую мы планируем делать в следующем году для того, чтобы сократить убытки, это в том числе и развитие сегмента платного телевидения – в онлайне, в кабельных сетях, на спутнике. Сейчас мы зарабатываем только на рекламе. Но наш рынок может удвоиться благодаря платному телевидению. Не завтра. Но спустя некоторое время.

– А как часто вы с ним видитесь? И по каким вопросам?

– Я виделся вчера и позавчера (16 и 17 ноября. – Ред.) по бюджетным вопросам следующего года.

– А по каким-то форс-мажорным штукам?

– Редко, но периодически общаемся на темы кино или политики. Но это никак не связано с операционной деятельностью канала.

Об источниках заработка и доходах

– В этом году Всеукраинская рекламная коалиция прогнозировала рост рынка медийной рекламы примерно на 20%. Какие результаты ожидают "Плюсы"?

– Рост где-то около 20% – да, есть. А на следующий год планируем около 30%, за счет того что в экономике наблюдаются определенные положительные тенденции. Это заявления МВФ, правительства, данные статистики. В принципе мы считаем, что наш рекламный рынок крайне недооценен. Мы недавно высчитывали разницу между украинским и российским рынком рекламы. И если я правильно помню, сейчас наш рынок где-то в 20 раз меньше. А раньше разница была в 10–11 раз.

Об инновациях

– А когда ждать HD-версии плюсов?

– Я не думаю, что этот вопрос сейчас имеет супербольшую актуальность. Мы переходим в формат 16х9. Наконец, закрываем этот пробел. А многие программы и так снимаются в HD-качестве, это очень большие инвестиции. Поскольку технологии двигаются вперед, я думаю, что эту стадию балета мы можем перескочить.

– На 4К?

– Может быть.

- Как вообще крупнейшие каналы относятся к HD? Я так понимаю, не особо жалуют ее деньгами?

– Не особо.

– Почему?

– Был какой-то всплеск до революции по этому вопросу. В том числе он был связан и с футбольными трансляциями, которые обязаны были проходить в HD. Но на любую технологию пагубно влияет экономический кризис. И этот вопрос отошел на задний план.

– Виртуальная реальность – это еще миф или уже явь?

– Виртуальная реальность вряд ли будет в телевизоре. Но тот факт, что на сегодняшний день это самый ожидаемый формат в плане роста доходов, – это правда. Прогнозы роста доходов от VR до 2020 года меня поражают.

– А что вы будете делать в этом направлении?

– Вы-первых, мы производители контента. Как производить для VR контент, никто не знает. Но все уже начинают пробовать. А это тоже деньги. И деньги присутствуют не только в виде аппаратов, которые постоянно меняются, но и в виде того, что, когда и где, собственно говоря, люди будут смотреть.

– То есть вы видите себя в будущем производителем контента для VR?

– Мне лично это очень интересно. Вполне возможно, что да.

О производстве и продаже контента 

– Если говорить о продакшене, сколько вы в этом году произвели сериального контента и какова его стоимость?

– Около 150 часов. Средняя цена одного часа варьируется в зависимости от телеканала и времени показа от $20 до 50000.

– Это огромные инвестиции. Вы будете показывать эти продукты только у себя, или намерены продавать?

– Мы пытаемся продавать свои сериалы за рубеж, причем достаточно успешно. Надеюсь, мы только в начале пути. А с точки зрения сериального контента важно понимать, что это создание для канала собственной библиотеки. Не того контента, который мы получали от мейджеров или российских производителей, – когда ты имеешь право на два показа, а потом эти права от тебя уходят к конкуренту, – а своего. Права на его показ все время с собой.

Наш сериал "Хозяйка" уже продан в Казахстан, Грузию, Беларусь, сериал "Центральная больница" – в Казахстан, Грузию. Большинство наших 4-сериек также проданы в Россию, Казахстан, Беларусь, Грузию. Развлекательные продукты продаются в Россию, Прибалтику, Беларусь, Израиль, Казахстан, Польшу.

– Какие планы по производству на следующий год?

– Мы будем производить собственные сериалы, объем которых не собираемся сокращать. Буквально в течение года мы перестроили работу так, что теперь понимаем, какие сериалы, в каком количестве, когда мы можем производить. Это был очень динамичный и сложный процесс, когда по сути с нуля появился дом под названием "Сериал".

– Какой средний срок окупаемости одной серии фильма?

– Для того чтобы окупить затраты, нужно 5-6 повторов с хорошими показателями.

– А насколько покрывает затраты на производство продажа прав показа ваших сериалов?

– Если нам удастся открыть для себя рынки дальше Казахстана (например, сравнимые по объемам с российским или польским, куда мы продаем пока только реалити-шоу), перспективы есть.

– А какие именно шоу вы продаете в Польшу?

– "Барышня-крестьянка", "СемьЯ", "На ножах", "Богатые тоже плачут" и другие. Кроме того, документальные проекты – "Oперация Крым", "Женщина-банкомат", "Женские лица революции", "Чернобыль – потерянный мир", "Уровень секретности 18", "Зима, которая нас изменила". Также, кроме готового продукта, Польша приобрела у нас права на формат "Барышня-крестьянка".

– Как вы относитесь к заявлению главы StarLightMedia Владимира Бородянского о том, что на украинском рынке должно остаться всего две медиагруппы?

– Положительно. Я думаю, что одной из них будет наша. Рынок перенаселен разнообразными зверями. Это очевидно всем, но, как поет Тина Кароль, "сдаться ты всегда успеешь".

– С чем связано такое количество игроков на рынке – это политическая привязка или что-то другое?

– Безусловно, политические амбиции.

– Сколько всего в идеале национальных каналов может быть?

– Если посмотреть на рынки, соизмеримые с украинским по населению, например, польский, то там до момента старта цифры было четыре основных канала – два государственных и два частных. В принципе, на большинстве европейских рынков более четырех общенациональных каналов не существует. Цифровые каналы там – каналы второго эшелона по определению.

– Каналы с какой политикой, по вашему мнению, должны уйти? Кто не выживет?

– Я думаю, что это вопрос [не] ко мне. Это вопрос к собственникам.

– Сокращать количество каналов группы "1+1 Media" вы пока не намерены?

– Нет. У нас все более-менее нормально, особенно с каналом "ПлюсПлюс". Он не только имеет сильные позиции среди детской аудитории, но и входит в шестерку по аудитории 4–35.

О российском продукте

– Вы очень пристально следите за конкурентами на предмет нарушения запретов на российские фильмы. Вы настолько уверены, что у нас подобных нарушений нет? Или зачем вам это нужно?

– Ты либо работаешь по правилам, либо пытаешься себя обмануть, а заодно и других. У нас все руководители подразделений четко знают, что мы не работаем с "серым" импортом. У нас есть примеры сотрудничества с россиянами. И мы стараемся работать по еще не принятому меморандуму о совместном производстве. Хотя российским партнерам пока сложно признать, что существует полноценное совместное производство. Им это не очень выгодно. Им проще продать готовый продукт, получить дополнительную стоимость, даже поменяв документы.

– В свое время у вас с ТРК "Украина" был своеобразный диалог через прессу… Как это происходит? Вы лично следите за контентом конкурентов и сообщаете о нарушениях в Нацсовет?

– Иногда конкретно мы выявляем нарушения, как это было с сериалом "ФЭС". Мы посчитали, что это опасный прецедент, когда можно "перекрасить" уже известный сериал, назвав его иначе и заменив рубли в кадре на гривни. Потом оказалось, что фантазия идет дальше – можно и документы переделать. Я думаю, что подписание меморандума и новые законодательные инициативы относительно регулирования правил показа позволят этот "серый" импорт свести к минимуму.

– Какая доля российского продукта на ваших телеканалах?

– Я думаю, что 3–5%, притом что ранее было около 35%. В целом по рынку около 90% сериалов были российского производства, сейчас процент значительно уменьшился, но остается "серый" импорт. Большинство каналов этим не грешат, но в нескольких процент доходит до 50.

– Спрошу как потребитель контента: с чем связан тот факт, что большинство сюжетных линий в сериалах как российских, так и украинских лежат в драматической плоскости – там всегда присутствует несчастная героиня, трагические события либо картинки из преступного мира?

– В постсоветском пространстве был даже отдельный жанр преодоления – "я все смогла, я все сумела". И этот этап преодоления, очевидно, созвучен с настроением зрительницы. Сюжеты формируются на основании изучения того, чего хочет зритель.

– А сейчас этот тренд не меняется? Есть ли новые зрительские запросы?

– Да, для себя мы в какой-то момент открыли, что кроме высокой трагической ноты наш зритель хочет видеть комедии, над которыми мы активно пытаемся работать, чтобы как-то привнести в этот мир чуть больше радости и света. Хотя и не без драматических коллизий их развития.

– Ваши конкуренты, а именно компания StarLight, большой упор делает на талант-шоу. Не смотрите ли вы в сторону создания концертных программ и тематических постановок?

– В этом году наше талант-шоу "Голос" однозначно по доле превосходит другие проекты такого рода. По развлекательным реалити-шоу – у нас их целая линейка: "Життя без обману", "Світ навиворіт", "Інспектор Фреймут в містах", "Чотири весілля", "Поверніть мені красу" и другие. В следующем году покажем новые сезоны, например, "Міняю жінку".

– Если говорить о производстве полнометражных или анимационных фильмов, видите ли вы себя в этом сегменте?

– Это достаточно большие инвестиции и отдельная в принципе работа. Мы будем стараться участвовать в совместных проектах, как, например, с фильмом "95 Квартала" "Слуга Народа". Но я к этому вопросу достаточно аккуратно отношусь. У нас есть в планах производство "Черного ворона" по роману Василия Шкляра. Но это отдельный бизнес, другая совершенно плоскость. И телевизионным компаниям к этому нужно относиться крайне аккуратно. Скорее, как к разовым кейсам, чем к системному подходу.

– Есть ли планы по запуску новых форматов телепередач?

– У нас сейчас в разработке два новых проекта – один сериал и одно шоу. Сейчас мы в активной переписке с потенциальными сопроизводителями.

– Сами новых форматов не прикупили на следующий год?

– Пока нет.

– А собираетесь?

– Мы присматриваемся к нескольким проектам, но сейчас существенно сократили бюджеты на закупку чужих форматов, занимаемся импортозамещением.

Стас Юрасов, Марія Бровинська, ЛІГА.net, 22 листопада 2016 року

17 грудня, понеділок, Синій зал Цикл «Наші співвітчизники у світовому кіно» Художній фільм «ТАЄМНИЦЯ НАТАЛІ ВУД»(ІІ серія)

18 грудня, вівторок, Малий зал Вечір до Дня вшанування учасників ліквідації наслідків аварії на Чорнобильській АЕС

18 грудня, вівторок, Синій зал ЦИКЛ ВЕЧОРІВ «КІНО ПРО КІНО» Документальний фільм «ЗАГАЛЬНИЙ ЗШИТОК»