f y
Національна спілка кінематографістів України

Інтерв’ю

Сергій Созановський про правила копродукції з Росією

09.10.2016

7 жовтня 2016 року, на святкуванні 10-ліття кінокомпанії Star Media, співзасновник Film.ua Сергей Созановский розповів «Детектору медіа» про нові правила гри на ринку виробників контенту, патріотизм і смаки українських глядачів.

Галина Петренко, «Детектор медіа»

– Проект «Патрульные», который снимали Film.ua и продакшн Ivory Films для  ICTV, был показан в эфире меньше двух месяцев. В чем причина его исчезновения с канала?

– К сожалению, проект действительно не имел продолжения, и однозначного ответа на этот вопрос у меня нет. Может быть, мы не угадали с героями. Я не склонен обвинять, ни в коем случае, вещателя – куда он поставил проект, во сколько показывал его – это была бы самая обычная отмазка. Так что вины канала нет, они делали максимум того, что могли делать. Видимо, мы где-то что-то не угадали. Возможно, это непривычный жанр для больших каналов. Может быть, с драматургией реалити было что-то не так. Кроме того, в проекте был ряд ограничений со стороны МВД. Сейчас мы думаем о двух аналогичных проектах – один из которых будет посвящен скорой помощи, другой – пожарным.

– Как в МВД отреагировали на готовый проект?

– МВД очень довольно, их все устроило. Но, возможно, именно в связи с рядом ограничений от МВД мы и не могли показать все, и это сделало проект чуть-чуть пресным. Может быть, имело смысл говорить о каких-то ошибках полицейских, на которые нам рекомендовали не обращать внимание. Повторюсь, у меня нет однозначного ответа на этот вопрос.

– Медиасообщество довольно активно обсуждает контент, произведенный в копродукции с Россией. Насколько, с вашей точки зрения, нынешние законы задают четкие правила игры для украинских производителей совместного контента?

– Буквально сегодня, после шести месяцев согласования, медиагруппы и продакшены, практически все игроки рынка, за исключением одной медиагруппы, вышли на общий проект меморандума, который будет регулировать эти вопросы. Потому что, с одной стороны, запрет на показ российской продукции есть, с другой – его действие не распространяется на копродукцию. И мы, совместно с Госкино и Нацсоветом, договорились об определенных правилах игры.

– Если на рынке будет хоть один штрейкбрехер, то меморандум потеряет смысл.

– Мы договорились и о том, что все подписанты меморандума предпримут максимум усилий, если увидят, что копродакшн по сути им не является, и эта копродукция – фейк, связанный с изменением титров и других незначительных мелочей.

В меморандуме речь идет о наборе необходимого количества баллов, обязательных для четкого определения копродукции. На первых этапах это не менее 20% съемок на территории Украины, обязательное участие украинской съемочной группы, обязательное количество баллов, связанных с привлечением украинского режиссера, украинских актеров – главных героев, сценарной группы и финансирование на всех этапах производства. Также будут необходимы документы, подтверждающие съемки здесь, с указанием адресов, локаций, геолокаций фотографий и так далее.

Согласно меморандуму, через год речь будет идти уже о 40% съемок на территории Украины, еще через год – о не менее 50% съемок здесь и монтажно-тонировочном периоде у нас в стране.

– Зачем такой меморандум украинским медиагруппам, если в принципе закон позволяет с легкостью его обойти, и им это выгодно?

– Именно поэтому. Это договоренность о четких правилах игры. Лично нам, то есть Film.ua, наличие или отсутствие меморандума не принципиально: мы и так, проведя анализ наших проектов, уверены, что легко набираем необходимое количество баллов, даже если мы работаем с русскими партнерами. Мы, все-таки, хотели удержать индустрию и законодателей от абсурдных решений, когда будет запрещено любое сотрудничество. Также мы сейчас работаем над тем, чтобы сократить количество людей, входящих в черный список.

– Как Госкино отреагирует на принятие такого меморандума – это ведь не закон?

– Не знаю, но судя по тому, что Госкино настаивало на том, чтобы договорилась между собой в первую очередь индустрия, оно эту инициативу поддержит. Тем более, что сейчас популярно призывать к саморегуляции рынка.

– Какой контент, с вашей точки зрения, сейчас наиболее востребован украинским зрителем?

– Национальный.

– Как минимум одним национальным проектом, ставка в котором была сделана на интерес к новой полиции и патриотические настроения, у вас не получилось завоевать зрителя.

– Речь ведь идет не только о реалити. Например, у нас очень получилось с «Черговим лікарем» – первым украиноязычным медицинским сериалом. Мы сняли сорок эпизодов, канал заказал еще восемьдесят. Первый эпизод украиноязычного сериала мы продали буквально позавчера в Казахстан. Скорее всего, на следующей территории, которая сейчас обсуждается, он вообще будет идти на украинском языке – но с субтитрами.

– О какой стране идет речь?

– Пока не могу сказать. Но, возвращаясь к вопросу: локальное кино, локальные сериалы с понятной историей, которое вызывает эмоции, сейчас зрителем востребованы.

– Зачем местной индустрии настаивать на сокращении черных списков российских кинематографистов и телевизионщиков, при условии, что востребовано локальное кино – и что все игроки рынка позиционируют себя патриотами?

– Важно уточнить, что понимается под патриотизмом. Иногда люди действительно любят Украину, делают для нее что-то, и при этом не кричат об этом везде, а есть другие, которые только кричат – и ничего не делают. Я хочу жить в демократической стране, где не запрещают кино, не запрещают книги, не запрещают актеров. Я не хочу, чтобы из-за запретов, например, страдал Роман Балаян, два фильма которого запрещены. Это абсурд! Если у нас есть конкретные претензии к конкретному человеку, пожалуйста: пусть заводят уголовное дело, объявляют его персоной нон-грата и т. д. В связи с премьерой фильма «Волынь» в Польше от наших так называемых патриотов посыпались предложения прекратить сотрудничество с Польшей. На что Филипп Ильенко, которого трудно заподозрить в непатриотризме, заявил, что не видит ничего неэтичного в сотрудничестве с поляками. Давайте зачеркнем Россию, потому что они с нами в конфликте. Давайте зачеркнем Польшу, потому что они сняли фильм о событиях на Волыни, давайте еще кого-то зачеркнем…

– Один фильм – это ведь несколько другое, чем военное вторжение?

– Давайте будем до конца честными. У нас признали войну России с Украиной? У нас все только говорят об этом. Я юрист, и люблю руководствоваться буковой закона.

– То есть вы считаете, что если военное положение не введено, то и военной агрессии нет?

– С юридической точки зрения это так.

– И этого достаточно, чтобы продолжать работать со страной, которая оккупировала Крым и Донбасс?

– А мы не со страной сотрудничаем, а с людьми, нормальными, вменяемыми, которых в России очень много. Я почитываю Фейсбук, вижу, что они пишут – и как рискуют, когда они это пишут, и знаю, что с ними может произойти из-за того, что они пишут. Там огромное количество вменяемых людей. И если мы говорим о массе, то есть о так называемой аудитории 18-54, то беда не только у России, но такая же беда и у Украины. Вы вспомните, какое количество людей проголосовало за сбежавшего «царя».

Фото Олексія Темченка

Галина Петренко, «Детектор медіа», 8 жовтня 2016 року

17 грудня, понеділок, Синій зал Цикл «Наші співвітчизники у світовому кіно» Художній фільм «ТАЄМНИЦЯ НАТАЛІ ВУД»(ІІ серія)

18 грудня, вівторок, Малий зал Вечір до Дня вшанування учасників ліквідації наслідків аварії на Чорнобильській АЕС

18 грудня, вівторок, Синій зал ЦИКЛ ВЕЧОРІВ «КІНО ПРО КІНО» Документальний фільм «ЗАГАЛЬНИЙ ЗШИТОК»