f y
Національна спілка кінематографістів України

Інтерв’ю

Наріман Алієв: «Найбільший попит на фільми з українськими реаліями»

05.03.2016

Кримськотатарський кінематографіст Наріман Алієв — про «Кримські історії», участь у конкурсній секції «Берлінале» і естетичному впливі турецького автора Нурі Більге Джейлана

Олена Коркодим, «Детектор медіа»

1 марта 2016 года в Киеве состоялась яркая премьера фильмов украинского кинорежиссера Наримана Алиева. Чтобы эта мечта сбылась, ему пришлось сначала поучаствовать в конкурсной секции кинофестиваля «Берлинале» — «Generation 14+».

Фестивальная история ленты остается главным фактором интереса к украинскому кино, отмечает организатор мероприятия, глава общественной организации «Современное украинское кино» Валерия Сочивец. «Надеемся, украинские кинорежиссеры еще заявят о себе на международных кинофестивалях, и это станет поводом для следующих творческих встреч в Украине», — добавляет она.

Представить фильмы зрителям ГО «СУК» помогли фонд Игоря Янковского «Инициативы ради будущего», кинотеатр «Украина», общественная инициатива «Крым SOS».

Премьера привлекла внимание крымских татар, кинокритиков и журналистов, а также молодых режиссеров. Малый зал кинотеатра «Украина» едва вместил всех желающих открыть для себя новое имя.

Сага «Крымские истории» объединила три игровых короткометражных драмы, снятых на Родине Наримана Алиева. Эти работы созданы на историях из реальной жизни. Их отличает простота изложения, эмоциональность и целая волна ассоциаций с Крымом, которая накрывает зрителей с головой. В фильмах Наримана Алиева звучит музыка крымскотатарских композиторов, а признаки времени и традиции схвачены скорее в нравах, чем в бытовых подробностях.

Лента «Вернуться с рассветом» (2013) повествует о расставании сына с отцом. «Тебя люблю» (2014) — крымская история Ромео и Джульетты, которая уезжает в Россию. Представленный в рамках «Берлинале» фильм «Без тебя» посвящен памяти брата Наримана Алиева, который погиб в автомобильной аварии. Вместо трагизма эта работа наполнена невероятным вдохновением.

«На эти фильмы ушло три года моей жизни», — говорит режиссер. Добавим, что бюджет каждой работы составил полтысячи долларов из средств семьи режиссера. Впрочем, родственники Наримана Алиева выступили не только инвесторами. Те, кто прошел кастинг, дебютировали в актерском составе «Крымских историй».

«ДМ» встретился с 23-летним кинематографистом, уже первые работы которого сравнивают с фильмами Аббаса Киаростами и Нури Бильге Джейлана.

«Все три истории универсальны»

Нариман, как прошли показы вашего фильма на «Берлинале»?

– Очень хорошо. Там было аж пять показов на протяжении всего фестиваля, и каждый раз — встреча со зрителями.

Впервые я знакомил фильм с такой большой публикой. Боялся, что мою историю могут просто не понять. Она довольно тонкая по повествованию. Но по вопросам, которые задавали во время обсуждения, по аплодисментам я ощутил, что фильм был принят хорошо. Здорово, что не было в этом никакой политики, и явным был интерес именно к фильму.

Несколько раз спрашивали, почему название — Sensiz — на турецком, а фильм из Украины. Каждый раз я объяснял, что это крымскотатарский язык, что я крымский татарин, что снимал в Крыму…

Как вы определились с выбором секции — «Generation 14+»? Расскажите, пожалуйста, о впечатлениях и результатах участия в фестивале.

– На кинофестивале во Франции познакомился с коллегой из Голландии, который в этой секции участвовал два года подряд.

В «Generation 14+» демонстрируется кино о молодежи и детях, здесь участвуют классические в повествовании работы. А основная секция короткого метра очень экспериментальная и новаторская. Так я и определил, какую «галочку» ставить в заявке, и отправил фильм (сумма взноса на этапе участия в отборе «Generation 14+» — 60 евро. — Авт).

В этой секции очень хорошо работает логистика. Глава Generation Марианн Редпат (Maryanne Redpath) с каждым участником перед премьерой познакомилась лично, пообщалась...

Во время фестиваля ко мне обратилось пять представителей международных кинофестивалей с просьбой предоставить фильм для отбора на участие в конкурсной программе форумов в Оберхаузене, Эдингбурге, Мельбурге, Сеуле и Португалии.

– «Без тебя», пожалуй, самая универсальная из «Крымских историй». Насколько вам интересны именно такие темы фильмов — близкие и понятные многим без перевода?

– Все три истории универсальны. Проблема отцов и детей — вечная, Ромео и Джульетты — вечная... Для меня очень важно, чтобы фильм в первую очередь был понятен зрителю, он должен эмоционально вовлекать.

– Чем драма фильма «Вернуться с рассветом» может быть близкой американцам или европейцам? И почему она интересна вам?

– Это фильм-притча, он скорее метафоричен, чем о реальном случае. Мне было интересно с наименьшим количеством слов показать взаимоотношения с отцом и сыном, который осознает, что ему нужно идти дальше…

В традициях крымскотатарского народа очень важное место отведено семейным ценностям. Украинцы, как мне довелось видеть, если сын или дочь уезжает в Киев учиться, ощущают огромную радость, надеясь на лучшую судьбу для детей. Мы же переживаем расставания тяжело.

Хотя когда я уезжал из Крыма, такого расставания, как фильме, не было. Случилось так, что профессию, которою я выбрал, я могу освоить в Киеве, —и уехал. Ностальгия и жажда по дому ощущается до сих пор — там дом, и родина там, а не здесь все равно. Сейчас возвращаться в Крым становится все труднее…

«Наибольший спрос на фильмы с украинскими реалиями»

– Один из главных героев ваших фильмов сам Крым — степь, море, Белая скала, станция Джанкой… Как вы относитесь к поэтичному кино и таким приемам?

– Хорошо отношусь: самые потрясающие фильмы были созданы во времена, когда людям приходилось искать иные формы высказывания.

Украинское поэтическое кино — огромный пласт кинематографа. Слава Богу, что оно случилось. «Тени забытых предков» Параджанова — это просто искусство чистой воды. Я пересматривал этот фильм с шестнадцати, каждый год. И только к двадцати начал замечать детали, дающие новые эмоциональных ощущений после того. Это кино не на один раз, а фильм, который можно смотреть до конца своей жизни.

Я не знаю, какие приемы у Параджанова. Я об этом не задумываюсь: просто ощущаю кино или не ощущаю. Кино для меня существует в таких параметрах, мне сложно рассуждать о его составляющих. Если кино имеет много преимуществ, но при этом не тронуло, я не буду его восхвалять. Украинское кино вовлекает эмоционально, особенно на большом экране. Когда я увидел фильм Довженко с аранжировкой группы «Дахабраха», это стало потрясением. Ранее я пытался посмотреть его на компьютере дома и засыпал. Этот фильм определенно создавался для большого экрана. Без картины «Земля» не понять, каким было то время.

– Какие авторы из мирового кинематографа значительны для вас и близки по духу?

– Как личности для меня всегда существовали два режиссера — Жан-Люк Годар и Вуди Аллен. Это авторы, которые всю жизнь делают то, к чему лежит душа. Для меня самая большая награда — когда ты можешь заниматься тем, чем хочешь.

Многие ассоциируют мои фильмы с такими восточными колоритными работами, как ленты Аббаса Киаростами, Нури Бильге Джейлана… Я тоже ощущаю такое чисто эстетическое влияние. Эти широты турецкие, иранские очень схожи с крымскими, в них общий дух.

– Я тоже провела параллели с восточным кинематографом. Какому кино в принципе отдают предпочтение крымские татары?

Сейчас, наверное, наибольший спрос на фильмы с украинскими реалиями. Особых эстетических коммуникаций по поводу кинематографа нет. Это общеукраинская проблема — о многом кинематографе мы не знаем, у нас нет возможности посмотреть такие фильмы. Благодаря организации «Современное украинское кино» знают о молодом украинском кинематографе, на такие фильмы есть спрос. Наша цель — сделать его модным как минимум.

«Сейчас возможности для съемок огромны»

– Каких фильмов родом из Крыма, помимо работ Ахтема Сеитаблаева, стоит ожидать в ближайшем будущем?

– Имена этих режиссеров вскоре станут известны. Я знаю молодых ребят, которые учатся, становятся на путь кинематографа. Эти авторы в поиске своего пути и видения, они будут рассказывать об Украине за рубежом.

– Какие трудности, исходя из вашего опыта, предстоит преодолеть эти авторам в съемках малобюджетного кино?

– На финансовых вопросах я никогда не зацикливался. Для меня важно, чтобы было максимально комфортно снимать в творческом плане.

Технику арендовали. Если бы снимали в Киеве, было бы намного проще.

Но в целом возможности для съемок огромные — благодаря техническому прогрессу за 500 долларов можно делать довольно качественный продукт. Возможностей — гуляй душа как может: у тебя есть фотоаппарат, рекордер, бум, штатив дешевенький, и ты можешь снимать. Все зависит от того, насколько искусно ты можешь это сделать в ограниченных возможностях. Сейчас фестивали принимают даже фильмы, снятые на айфоны. Такой период в кинематографе, что можно делать все за очень небольшие деньги. И я советую молодым кинорежиссерам снимать-снимать-снимать. Не ждать, когда кто-то придет и вручит деньги. Нужно в первую очередь набивать руку и понимать процесс.

– У вас уже мультиинстументальный опыт — режиссера, сценариста, оператора, монтажера, продюсера… Какое инженерное решение понадобилось для съемок «путешествия» героев в фильме «Без тебя»? Камера плавно следует за героями.

– Камеру в руки взял и пошел. Обычно я над этим не заморачиваюсь — если нужно снять движение, беру камеру в руки и двигаюсь. Если статичная съемка — выстраиваю штатив так, чтобы мне его больше не трогать. Я стараюсь мизансценировать эпизод так, чтобы сцена комфортно смотрелась в первую очередь. А все остальное это дело практики.

Самой сложной была сцена, когда герой пел песню, и нужно было вложиться буквально в три дубля. Кадр очень длинный... Ребята должны были максимально вовлечься во все это. Но они справились.

Безусловно! Увидят ли этот эпизод и другие яркие момент ваших фильмов в ближайшее время зрители Крыма и Украины?

– В Крыму показать фильмы возможности пока нет. Они будут демонстрироваться на мероприятиях СУК в Киеве и в регионах. О широком прокате речь не идет.

«Заниматься актуальной темой или конъюнктурой не пытаюсь»

– Какова ваша гражданская позиция в свете ситуации с Украиной и Крымом? Планируете ли съемки фильмов на актуальные темы?

– Кино я сейчас снимать не планирую и заниматься актуальной темой или конъюнктурой не пытаюсь. Моя задача — делать то, что я знаю и о чем могу сказать максимально откровенно и доступно. У нас много документалистов, которые создают хорошее кино. Я не считаю, что буду особо полезен и смогу снимать в этом жанре то, что перевернет сознание людей. Моя гражданская позиция — в своих фильмах больше рассказывать о крымскотатарском народе, его культуре и традициях.

– Видите ли для себя возможность снимать кино не в Крыму?

– Сейчас в больших рассуждениях на эту тему. Думаю, что я могу сделать такого, чтоб было максимально интересно и доступно. В этом моя большая дилемма — как снять кино в Украине, на какую тему?

– Рассматриваете ли вариант привлечения госфинасирования для своих будущих проектов?

– Как только задумаю новый фильм, буду участвовать в питчингах. Но в первую очередь хочу найти не финансирование, а людей — студию, продакшн, с которыми мне будет комфортно сотрудничать и на которых я смогу положиться.

Олена Коркодим, «Детектор медіа», 4 березня 2016 року

7-9 листопада, четвер-субота, Червоний зал «Сучасна анімація - досягнення, проблеми, перспективи»

10 листопада, неділя, Синій зал Світова флешмоб-прем’єра документального фільму «Я-Мобер» (Реж. А. Дем’яненко, Д. Томашпольський)

11 листопада, понеділок, Синій зал ЗІРКИ СВІТОВОГО КІНО: «Графиня із Гонконґу» (реж. Ч. Чаплін)