f y
Національна спілка кінематографістів України

Інтерв’ю

Євген Лященко: «Правила гри мають регламентуватися виключно ринковими законами»

06.02.2016

Проект "Знято в Україні", ініційований порталом Delo.ua і медіа-холдингом "Медіа Група Україна", попросив учасників ініціативної групи "#Кінокраїна" оцінити стан виробництва і прокату вітчизняних кінострічок і серіалів. А також висловити власну думку із приводу законопроектів, які очікують на голосування найближчим часом. На питання Delo.ua відповів Євген Лященко, директор медіа-холдингу "Медіа Група Україна".

Ситуация с реформами в киноиндустрии и телепоказе сейчас самая горячая. Уже принят ряд изменений в законы, регулирующие деятельность в сфере показа кинопродукта в телеэфире и кинопрокате. На очереди рассмотрение законопроекта "О государственной поддержке кинематографии в Украине" (№3081-д). ВР должна была еще в конце декабря прошлого года рассмотреть этот законопроект, который разрабатывали нардепы, чиновники Госкино и крупнейшие игроки рынка — кинопродакшны и медиагруппы, объединившиеся в инициативную группу, названную "#Кінокраїна".

Кроме того бизнес ждет в ближайшее время голосования за законопроект "О внесении изменений в Закон Украины "О телевидении и радиовещании" (относительно определения передач европейского производства)" (№2766). Но этот законопроект никакого отношения к "#Кінокраїне" не имеет. Его называют законопроектом Виктории Сюмар — народного депутата, одного из авторов документа.

На вопросы Delo.ua отвечает Евгений Лященко, директор медиа-холдинга "Медиа Группа Украина".

Ваша оценка сегодняшней ситуации на кинорынке? Три основных фактора, повлиявших на бизнес кинопродакшенов и медиагрупп, и результаты этого влияния? Кому стало лучше, а кому хуже?

Если посмотреть в первую очередь на рынок телевидения, то в такой тяжелой ситуации он еще не находился:

1) Падение доходов телеканалов напрямую повлияло на снижение объемов финансирования собственного производства, на покупку форматов, на масштаб запускаемых проектов. С одной стороны, каналы вынуждены были искать новые идеи для заполнения своей сетки и увеличивать объемы собственного производства; с другой стороны, нехватка ресурсов отразилась на качестве, привела к однотипным запускам, экспериментам "дешево и сердито", в минимальные сроки.

2) Введение значительных запретов и ограничений на трансляцию российских фильмов и сериалов, запрет советской киноклассики лишили многие каналы бОльшей части рейтинговой библиотеки. В этой ситуации каналы вынуждены были прибегнуть к необходимости списывать запрещенный контент как неликвидный, и это в свою очередь привело к увеличению убытков телеканалов в 2015 году.

3) Теперь о кинорынке. Кинорынка в Украине не существует. Давайте не будем себя обманывать. Я даже не буду приводить в пример США, европейские страны, Китай. Давайте возьмем Нигерию. В Нигерии ежегодно снимается более 2 тысяч лент в год, а годовая прибыль киноиндустрии составляет, по разным оценкам, от 250 до 500 млн. долларов.

О бизнесе можно говорить тогда, когда есть прибыль хотя бы в прогнозируемой перспективе. Поэтому ситуацию с киноиндустрией в Украине, с оглядкой на то, какие решения были приняты и не приняты в 2015 году, нельзя определить как оптимистичную с точки зрения бизнеса.

К сожалению, я вижу риски принятия новых законов и законодательных актов, которые не просто ограничат возможности телеканалов и украинских частных продакшн-компаний, но и поставят вопрос об их существовании в дальнейшем.

Да, возможно, в 2015-м году какие-то игроки рынка потеряли больше, какие-то меньше, но в условиях общего кризиса говорить, что стало кому-то лучше, на мой взгляд, — это обманывать самих себя.

Какие факторы дают возможность для развития кинобизнеса? И готова ли украинская индустрия производства кино- и телефильмов и сериалов к значительному — качественному и количественному — скачку в развитии?

Хочу уточнить, что мы говорим об индустрии производства киносериального контента, т.к. производство телевизионных программ в Украине находится на очень высоком уровне.

Кинобизнес, как и любой другой бизнес, нуждается в благоприятном инвестиционном климате; наличии ресурсов, в том числе и человеческих, творческих, профессиональных; наличии спроса на производимый контент не только со стороны дистрибьюторов, но и со стороны украинских телеканалов, вещателей. Ключевой фактор для количественного и качественного скачка — наличие долгосрочной государственной стратегии и программа развития собственного украинского кино как бизнеса. И добрая воля всех участников рынка воплотить в жизнь задуманное.

Является ли запрет показа российских фильмов и сериалов на телевидении стимулом для развития украинской киноиндустрии?

Пытаюсь вспомнить, когда запреты стимулировали развитие. Стал ли запрет европейских товаров действительным стимулом для российских производителей, фактором бурного успешного роста отдельных отраслей производства? Нет. В отдельных случаях он даже привел к закрытию предприятий. Сам по себе запрет несет ограничительную функцию. И только.

Какие шансы были предоставлены телеканалам, которые в момент вынуждены были списать контент на сотни миллионов гривень? Или какие шансы были даны украинским продакшнам, которые создали тысячи рабочих мест, финансировали производство украинского продукта, в т.ч. и за счет российских телеканалов, и сегодня потеряли эти заказы?

Да, мы вынуждены срочно перестраивать сетку вещания, инвестировать больше в собственное производство, а не в закупки. Но это всегда дорого, не всегда эффективно и точно невозможно сделать в течение двух-трех месяцев.

Не секрет, что кроме покупки украинскими телеканалами российских сериалов, украинские продакшны большую часть киносериального контента производили как минимум на две страны. Один из тезисов, который регулярно всплывает в информационном пространстве, — запрет на российский контент будет стимулировать совместное производство с европейскими телеканалами. Но мы забываем, что европейское телесмотрение кардинально отличается от телесмотрения в Украине, и найти интересные идеи для совместного производства крайне сложно. А инвестировать в украинское производство в условиях текущей как законодательной, так и бизнесовой неопределенности консервативный европейский игрок вряд ли решится.

Важно оценить фактор введенного запрета с точки зрения конкуренции, а не с точки зрения наличия мнимой угрозы, и тогда можно сделать неожиданный вывод, что сиюминутный выигрыш отдельных игроков за счет проблем у других — это не тот результат, который позволяет развивать индустрию. Скорее наоборот, тормозит ее развитие.

Если сравнить осенний сезон 2015-го года с осенним сезоном относительно стабильного 2013-го года, то количество часов праймового премьерного контента снизилось более чем в 2 раза.

Что необходимо менять в правилах игры на рынке, чтобы украинские компании смогли воспользоваться ситуацией с максимальной эффективностью?

Представителям украинской власти и бизнеса нужно понять, что Украина стоит на пороге важнейших изменений, когда меняется роль власти, а бизнес приходит к пониманию, что развитие возможно только при условии объединения усилий, наличия доверия между участниками рынка, постоянного обмена информацией и использования совместных конкурентных преимуществ, например, в виде единого образовательного центра по подготовке узкопрофильных специалистов. Строить современную украинскую киноиндустрию нужно вместе, выигрывать или проигрывать — в условиях честной конкуренции.

Правила игры на рынке должны быть регламентированы исключительно рыночными законами, понятными и прозрачными, едиными для всех.

С чем согласны в новом законопроекте, поданном в ВР, а с чем — нет? Что будет эффективно работать, а что — дань компромиссу?

В настоящее время в ВР подано несколько заонопроектов, которые призваны регулировать производство кино- и телефильмов. Но прежде всего я бы хотел обратить внимание на законопроект "О внесении изменений в Закон Украины "О телевидении и радиовещании" (относительно определения передач европейского производства)", который зарегистрирован под номером 2766 (авторы — народные депутаты Украины Сюмар В. П., Высоцкий С. В., Опанасенко О. В., Стеценко Д. А.).

В первую очередь вызывает тревогу то, как законопроект готовился и обсуждался. Данный законопроект готовился без учета мнения индустрии, широкая индустриальная общественность не была привлечена к его обсуждению, в результате чего мы имеем законодательную инициативу, которой вместо реальной поддержки кинопроизводства, предлагается установить очередные нормативные запреты для теле- и киноконтента.

Из разных источников я слышал, что законопроект связывают с широкой инициативой "#Кінокраїна", которая действительно создавалась с активным участием медиагрупп и продакшнов. Я как активный участник "#Кінокраїни" хочу сказать, что этот закон не имеет к "#Кінокраїне" никакого отношения.

Но, к сожалению, кроме общего фона, к самому законопроекту есть критические замечания, которые в случае поддержки парламентом данного законопроекта во втором чтении, будут представлять серьезную проблему для ведущих субъектов украинского рынка кино. Вместо каких-либо преференций украинские кинопроизводители получат очередной пакет ограничений, которые приведут к дополнительным убыткам и, соответственно, будут ухудшать финансовые показатели, которые и так оставляют желать лучшего.

Например, данный законопроект достаточно свободно может отнести продукт, произведенный украинским продакшеном, к иностранному продукту. Такой сюрреализм существенно ограничивает возможности телеканалов заказывать у украинских продакшнов производство контента, а украинским продакшнам — его производить. Если добавить к этому дополнительные ограничения, которыми планируется регулировать уже не контент, а структуру телевизионной программы канала, то получается, что регулятор дополнительно к контролю самого контента будет указывать каналам, что и когда показывать. Усиление регуляторного давления никак не соответствует принципам независимости и свободы слова, которые отстаивают все европейские демократические институты власти.

Авторы закона делают ключевой акцент на том, что законопроект приводит Украину к европейскому регулированию. Но далеко не все правила взяты из европейских первоисточников, более того основные положения законопроекта противоречат подходам к определению и расчету квоты европейского продукта, которые содержит Европейская конвенция о трансграничном телевидении, а также Директивы Европарламента и Совета Европы. При этом важно, что некоторые европейские страны вводили, по сути, квоту на СОБСТВЕННЫЙ европейский продукт, чтобы, с одной стороны, стимулировать собственное же производство, с другой стороны — защититься от контента производства студий США. Но зачем Украине стимулировать европейское производство — мне непонятно. Кстати, согласно законопроекту №2766, стимулировать мы будем и киноиндустрию США и Канады, а также, например, Турции, которая тоже подписала конвенцию о трансграничном телевидении и чьи сериалы заполняют эфир конкретных телеканалов.

При этом совершенно непонятно, кому и зачем нужны подобные законодательные инициативы, так как на государственном уровне российский контент и так находится под существенными запретами и ограничениями благодаря изменениям, которые были внесены в ЗУ "О кинематографии". Собственно для стимулирования отечественного кинопроизводства зарегистрирован соответствующий законопроект "О государственной поддержке кинематографии в Украине " (№3081-д) под эгидой "#Кінокраїни", а возможная цель — поддержка европейского кинопроизводителя — совершенно не вяжется с вызовами дня сегодняшнего. Поэтому кому и зачем понадобился еще один законопроект, который вводит массу спорных и неоднозначных правил, против которого выступает индустрия — это открытый вопрос.

Delo.ua, 21 січня 2016 року

12 грудня, середа, Синій зал Прем’єрний показ художнього фільму «ТРИМАЙ БІЛЯ СЕРЦЯ»

12 грудня, середа, Червоний зал ДИВІМОСЬ, ХТО ПРИЙШОВ Громадська організація «Сучасне Українське Кіно» (СУК) презентує вечір «Кіносереда – Зимове»

12 грудня, середа, Малий зал «ЦИКЛ ВЕЧОРІВ ІСПАНОМОВНОГО КІНО» Художній фільм «ГАВАНАСТЕЙШН»