f y
Національна спілка кінематографістів України

Інтерв’ю

В'ячеслав Кириленко: Парламент прийняв не більше 40% того, що вносив уряд. У мене прийме 100%

04.12.2015

Віце-прем'єр-міністр, міністр культури В'ячеслав Кириленко дав розлоге інтерв'ю редактору видання LB.ua Соні Кошкіній. Подаємо фрагменти бесіди, присвячені реформі державної системи підтримки вітчизняного кінематографу, Національному центру Олександра Довженка і механізмам культурної дипломатії.

24 листопада 2015 року розмова вийшла в ефірі телеканалу «24». В'ячеслав Кириленко відповідав на запитання українською мовою. Натомість у текстовій версії інтерв'ю, підготовленій виданням згодом, його відповіді наведено в російському перекладі.

Соня Кошкіна, LB.ua 

Вы позиционируете себя как министра-реформатора, верно?

Верно. Как и все наше правительство.

Есть слова, есть дела, а есть цифры. Поговорим предметно. В этом году на финансирование культурной отрасли в бюджет Украины было заложено чуть больше 2,5 миллиардов гривен. Минфиновский проект бюджета на 2016-й предусматривает для вас всего около 1,8 миллиарда гривен. Почему такое резкое проседание?

Изначально в декабре прошлого года Министерству культуры выделили где-то 600 миллионов гривен. Это было связано с намерением передать финансирование учреждений культуры в местные бюджеты. Я, конечно же, выступил против этого. В результате мы получили бюджет, позволяющий более ли менее сводить концы с концами, но, к сожалению, не развивать культуру.

Вы говорите о нынешних 2,5 миллиардах?

Да, 2,5. Цифра, которую вы назвали (1,8 млрд. – С.К.), – пристрелочная. Уменьшение финансирования связано с дискуссией относительно того, передавать ли высшие учебные заведения в сфере культуры Министерству образования. На данном этапе все стороны пришли к выводу, что это уникальные учебные заведения и они остаются у Минкульта.

Наш бюджет на следующий год не будет меньше нынешнего. Это мое задание. Нужно, чтобы люди (работники сферы культуры. – С.К.) чувствовали поддержку государства. И второе: чтобы не было судорожных оптимизаций там, где давно уже нельзя ничего оптимизировать.

То есть, вы со своей лоббистской задачей справляетесь, и цифры в 1,8 млрд опасаться не стоит?

Все, что нужно было сберечь, я сохранил. Даже тех, между нами говоря, кого можно было бы и не сохранять. [...].

Есть еще один риск для вас – налоговая реформа, предусматривающая практически полное сокращение всех существующих льгот. Льготы для киношников и книгоиздателей тоже будут упразднены?

Будем ложиться костьми, как говорят. Те льготы, которые есть, отменять точно нельзя. Это вопрос не кино, а нашей информационной и национальной безопасности. На сегодняшний день осталась одна единственная льгота, которую я отстоял в прошлом году, – освобождение от уплаты НДС для национальных кинопроизводителей. Ее нужно оставить, однозначно! Хотя сейчас общий подход таков, что не может быть налоговых льгот ни для кого.

Подход правительства.

Этот подход предлагает финансово-экономический блок. Идеология понятна: должна быть прозрачная налоговая система без каких-либо преференций. Но когда речь заходит о культуре, я всегда говорю, что нужно или увеличить бюджетные назначения из общего фонда, но денег никогда нет, они идут на оборону, на безопасность и т.д. Или оставить налоговые льготы. Или же внедрять дополнительные источники финансирования: ввести спецсборы, например.

Ранее вы говорили, что финансирование киноиндустрии частично можно обеспечить за счет налоговых поступлений от лицензий и акцизов. Но акцизы – в результате децентрализации – уходят на места. Вы лишаетесь этой возможности.

Изначально в дискуссиях о поддержке кино речь шла о спецсборах с провайдеров, билетов и рекламы на телевидение. Все – весьма предсказуемо – выступили против. Поэтому мы наработали совместный с киношниками и телевизионщиками подход, который предусматривает наличие преференций для продюсерского кино – наших кинопроизводителей и иностранных. Этот законопроект зарегистрирован в Верховной Раде, правда, от коалиции, а не от правительства – мы хотели ускорить процесс. В нем есть упоминание о том, что часть поступлений от акцизов может идти в фонд поддержки кино.

Как это согласовать с децентрализацией?

Во-первых, пока что нет окончательной версии налоговой реформы, которая включает в себя, в том числе, и акцизы. В правительстве ведутся активные дебаты, и Кабмин согласился поддержать проект Натальи Яресько. Он наиболее сбалансирован с точки зрения наших возможностей и желаний. И поддерживается международными организациями, что немаловажно на данном этапе.

Времени остается совсем немного. Бюджет должен быть принят до 15 декабря, а налоговая реформа – еще раньше. Понятно, все будет приниматься в последнюю минуту, на коленях, так сказать. И вопросы культуры в таких обстоятельствах явно не приоритетны.

Все, что нужно защитить в сфере культуры, я смогу защитить: и назначения, и налоговые преференции. Может быть, даже мы примем, хотя бы в первом чтении, законопроект о бюджетной поддержке кинематографии. Сейчас внесено два законопроекта – оба от представителей коалиции, и мы сводим все в один документ. (Доопрацьований проект закону подано на розгляд Верховної Ради. – НСКУ).

Там сложилась какая-то странная ситуация. Базовый законопроект о поддержке кино разработала общественность, и вы его поддержали. Но глава комитета по вопросам культуры и духовности Николай Княжицкий – ваш соратник по коалиции – внес почему-то свой.

Ну, внес и внес. Он же депутат и имеет право законодательной инициативы.

Есть конфликт?

Нет, конфликта нет. Есть разное видение наполнения дополнительных бюджетов для кино. В одном случае, поступления предполагаются от игорного бизнеса. В другом – говорится о системе налоговых преференций для продюсерского кино и доходах от акцизов. Теперь это все нужно свести воедино.

Если закон будет принят, какого результата и, главное, в какие сроки вы ожидаете?

Во-первых, предусматривается бюджетная поддержка телесериального и телекино.

Для быстрого заполнения эфиров.

Да. Сейчас это, кстати, запрещено. Мы можем поддерживать только большое кино. Соответственно (из-за финансирования телесериалов. – С.К.) бюджет увеличивается. Только в сентябре этого года в бюджет заложили дополнительно 100 млн гривен. Это позиция правительства. Значит, культура не на задворках.

Культура или пропаганда?

Я думаю, информационная безопасность. Пропаганда – вряд ли, пропаганда в традиционном понимании этого слова, она не пройдет. А вот уважение к своей стране должно присутствовать.

То есть вы предполагаете – в случае, если удастся отстоять все позиции – первые результаты будут в очень короткой перспективе?

В следующем году, да! И это будет заметно по телекино и телесериалам, потому что это быстрый процесс. Намного быстрее большого кино. Хотя и его мы тоже будем финансировать. [...].

Ни один из тех законов, которые вы инициировали, хотя бы на словах, не принят. У вас явно какие-то, мягко говоря, непонятки с парламентским комитетом во главе с Княжицким.

Нет.

Вы за год не приняли ни одного закона! Только первое чтение, и то – не везде.

У нас с комитетом все нормально.

Почему тогда так нерезультативно работаете?

Почему нерезультативно? [...].

Я внимательно анализировала структуру вашего взаимодействия с комитетом. Только у Министерства культуры такие плохие показатели. Что происходит?

Я не вижу плохих показателей.

Вячеслав Анатольевич, вы прекрасно знаете, что без законодательной поддержки ни одна реформа состояться не может. Законопроекты – это самое главное.

Соня, у меня нет никаких проблем взаимодействия с парламентским комитетом. Вы слышали какие-то плохие отзывы со стороны парламентского комитета? Или, наоборот, – со стороны Минкультуры? В адрес Княжицкого или членов комитета? У нас нормальное рабочее взаимодействие.

Просто законопроект, который касается культуры, – очень резонансный. [...].

За это время в парламенте было принято миллион куда более дискуссионных вопросов.

Да, но парламент принял не более 40% того, что вносило правительство. Не более 40%! У меня примет 100%. Закон о конкурсе и Закон о господдержке кинематографии. [...].

Еще одна скандальная тема – ваша кадровая политика. Свежий пример – Центр Довженко. Ситуация вызвала негодование среди прогрессивной общественности.

А что, есть прогрессивная и непрогрессивная? [...].

Центр Довженко. Почему не был продлен контракт нынешнему руководителю, точнее, уже бывшему руководителю?

Нельзя продлевать контракты. Все должны идти на конкурс!

А почему он до сих пор не объявлен?

Ну, вот сегодня и будет объявлен (офіційне оголошення про конкурс було опубліковано 3 грудня 2015 року. – НСКУ).

Сегодня?

Мы с вами все обсудим и будет объявлен.

А почему этого не произошло сразу?

Есть сроки согласования с одним управлением, вторым, третьим. Утвержден состав конкурсной комиссии и подписан приказ.

Вы, собственно, только что сказали еще одну новость.

Вы думали, я не буду объявлять конкурс по центру Довженко?

Вопрос был только в сроках.

Я вторую новость вам говорю уже, кстати. Я вас призываю к объективности, Соня! Видите, сколько новостей вам сказал.

Ага, сейчас я вас еще раз похвалю.

Давайте.

Если серьезно, [...] с репутацией в международном формате все в порядке, да?

В каком плане?

Минкульта и вашей лично.

В международном плане знак репутации – это когда приезжает, впервые в истории Украины, еврокомиссар по вопросам образования, культуры, молодежи и спорта.

И вы подписываете «Креативную Европу» (культурная программа ЕС – С.К.)?

И я подписываю соглашение по «Креативной Европе». Это и есть международная репутация.

В двух словах скажите, что такое «Креативная Европа», чтобы читатели понимали.

Это – программа взаимодействия в сфере креативных индустрий, бюджет – 1,5 миллиарда. Украинцы будут принимать участие.

Как именно?

Для начала, его (соглашение – С.К.) еще парламент должен ратифицировать.

Вы должны создать Нацагентство, которое будет заниматься этой программой. Когда это произойдет?

На следующий день после ратификации мы объявим конкурс, и все назначения в национальном бюро будут со стороны общества.

В этом году вы ожидаете ратификацию?

Это вопрос к Верховной Раде.

Когда?

В этом году, конечно же! Там нечего обсуждать. Просто ратифицировать, и все.

Министерство иностранных дел запустило программу по развитию культурной дипломатии. Вы с ними сотрудничаете или нет в этой области?

Что вы имеете ввиду?

В МИДе, насколько я поняла из того, что рассказывали дипломаты, есть четкая программа. И когда ее обсуждали, возникал логичный вопрос: «С Минкультом вы как-то сотрудничаете?» На что оффрекордз ответ был: «Минкульт очень аморфен и совершенно не инициативен в этом плане. Проще сделать самим, чем ждать пока Минкульт сподобится хоть на что-нибудь».

Очередная неправда!

Развенчайте.

Я просто скажу, что давно обсуждается инициатива создания Украинского института.

Это была следующая часть вопроса.

Было прямое указание премьер-министра по поводу создания координационного совета, который наработает концепцию. Прошло много встреч, основная работа сосредоточилась в Министерстве культуры и МИДе, но, оказалось, что без Минфина, Министерства экономики и других, тоже нельзя. Ситуация в сухом остатке следующая: нужно выходить на голосование в парламенте Закона об Украинском институте.

Это будет структура, которая будет представлять Украину за рубежом?

Это будет промоция культуры и имиджа Украины за рубежом. МИД, кстати, выступает за использование в этих целях своих культурно-информационных центров. Где-то они работают хуже, где-то лучше.

У нас восемнадцать послов до сих пор не назначено. Нужно создавать Украинский Институт, или нет?

Нужно. Но как независимую структуру от исполнительной власти, но при этом она должна взаимодействовать с ней. Она может акцептировать деньги государственного бюджета, приватные деньги, спонсорские и меценатские. И избирать своего руководителя только на основании прозрачной, публичной процедуры.

Наблюдательный совет должен состоять на 90% из представителей неправительственного сектора, общественности, а 10% – из членов правительства. Такое предприятие создать рутинным решением правительства невозможно. Ему нужен специальный статус и разрешение вопросов технологического характера: какие мероприятия оно может финансировать, режим налогообложения и так далее.

Я предложил коллегам из МИДа совместное обсуждение подготовленного нами проекта закона об Украинском институте. Далее его рассмотрит комитет по вопросам иностранных дел, который возглавляет Анна Гопко.

Нужна экспертная дискуссия, чтобы было понятно, есть ли у законопроекта законодательная перспектива, или он не пройдет через парламент. Может, кто-то с критикой выступит, хотя я не думаю, ведь это действительно прорывная вещь. Работа для людей калибра Троицкого. Когда люди такого уровня делают что-то заграницей и говорили бы при этом: «За нами правительство, поддержка, принятый парламентом закон. Но мы действуем самостоятельно, сами принимаем решение, какие где акции проводить», было бы неплохо.

Пока они действуют за рубежом на собственные деньги. И так происходит уже много лет.

Частично да, частично это финансируется бюджетом МИДа. Небольшую часть, в основном, связанную с заграничными украинцами, мы финансируем. Идея же в том, что не перед диаспорой выступать, не только перед ней, а перед собственно французами, немцами, британцами.

А есть комплексное понимание того, как с помощью инструментов культурной дипломатии сделать Украину в мире модной?

Думаю, есть у многих.

Коротко можете обрисовать?

У меня есть понимание, но это не должно делать Министерство культуры или даже Министерство иностранных дел. Это задача специально созданной институции, которая аффилирована с правительством, но действует самостоятельно.

Это я поняла. Вы уже это говорили. Я спрашиваю о вашем видении.

Конечно, современные достижения украинского искусства должны пропагандироваться нашими лучшими исполнителями, представлениями, перформансами, проектами, в том числе и специально созданными для ведущих стран, которые для нас важны. Страны G7, к примеру.

Соня Кошкіна, LB.ua, 27 листопада 2015 року

22 квітня, понеділок, Синій зал НАШ ІЛЮЗІОН

20 квітня, субота, Синій зал Цикл вечорів НЕІГРОВЕ/ХУДОЖНЄ

19 квітня, п`ятниця, Синій зал Олег БІЙМА, режисер, сценарист, "...ВІД ПОЧАТКУ..."