f y
Національна спілка кінематографістів України

Інтерв’ю

Жан Даніель Захаріас: «В роботі – українсько-польський серіал “Межа крові”»

28.10.2015

Американский продюсер из Украины Жан Даніель Захаріас – про кінопроекти для копродукції, необхідність співпраці України і Канади та особливості роботи продюсера у Голлівуді.

Олена Коркодим, «Телекритика»

История голливудского кинопродюсера Жана Даниэля Захариаса – воплощение американской мечты. Уроженец города Стаханова Луганской области, трудоголик по жизни, музыкант с юридическим образованием, сегодня он уверенно ощущает себя участником кинобизнеса в производстве фильмов, в том числе класса В, и готовит к экранизации собственный режиссерский дебют – фильм о киевском архитекторе Владиславе Городецком.

К американскому гражданству его привело желание снимать кино. Условий для серьезной работы в Украине в середине 2000-х Даниэль не видел, и отправился в Европу, а далее – в США заниматься самообразованием. Начинал как продюсер визуальных эффектов, а сейчас позиционирует себя как исполнительный продюсер и начинающий кинорежиссер, который мечтает снимать кино художественного уровня скандинавских кинокартин. Кроме того, Даниэль – ярый сторонник совместной копродукции Украины и Канады.

Движущими силами своей карьеры наш собеседник считает упорство, желание вникать в нюансы кинобизнеса и «фартовость». Добавим, что Даниэлю присуще умение строить коммуникации и долгосрочные отношения с людьми. К примеру, он сразу согласился взять на себя сложные визуальные технологии фильма «Последнее племя» по предложению американского кинорежиссера Ирвина Кершнера. Большого бюджета у фильма не было, но работой его автор остался доволен. После этого Жан Даниэль Захариас еще не раз сотрудничал с Ирвином Кершнером – оказалось, что американцев тоже легко растрогать бескорыстием и широтой украинской души.

Ради достижения своей цели Жан Даниэль Захариас готов на многое – к примеру, изменил свое настоящее имя и работает без выходных. Ему присущ несколько необычный взгляд на украинские кинореалии и рыночные процессы. Насколько перспективен этот специалист, можно судить из интервью-очерков сайта Main People и программы «Эспрессо. Кино». Мы же поговорили о насущном, принимая во внимание и то, что продюсер не близко знаком с происходящим в украинской киноиндустрии. В Киев он прибыл, чтобы встретиться с сотрудниками украинской компании Terminal FX, которая создает компьютерную графику.

«В международном кинопрокате востребованы прежде всего качественные фильмы»

̶  Даниэль, как прошлогодний Оскаровский скандал и отсутствие номинанта на «Оскар» от Украины в этом году отобьется на имидже Украины?

– Никак. Никому до этого нет дела. Это внутренняя украинская проблема – создать конфликт и потом обижаться друг на друга пару лет.

– Как вы оцениваете ситуацию, в которой украинские кинематографисты ждут ответа Американской киноакадемии, а состав нового Украинского Оскаровского комитета не утвержден?

– Просто люди на том конце провода заняты. Тут поди дождись ответ от какого-то маленького артхаусного фестиваля, что уж говорить о таком гиганте как Academy Awards. Я не знаю, сколько именно людей входит в основной состав комиссии. Но если говорить о том, какое количество экспертов отсматривают ежегодные заявки на «Оскар» и голосуют, то счет идет на тысячи.

– Вы состоите в Гильдии продюсеров США. Какие возможности это открывает?

– Никаких абсолютно. Все, что Гильдия продюсеров делает для нас – высылает бесплатно фильмы для просмотра, предоставляет нам возможность посещать премьерные показы в неограниченном количестве. А на них могут присутствовать именитые режиссеры и актеры. Ты можешь подойти в конце, пообщаться, познакомиться лично, дать свою визитку Клинту Иствуду, например.

Все это, конечно, интересно, но бессмысленно в контексте настоящего бизнеса. В Гильдии режиссеров монтажа, Гильдии операторов, Гильдии актеров уже все по-другому. Там у тебя уже есть определенная защита гонорара, ниже которого ты не можешь работать, а если можешь, то очень ограниченное количество часов в месяц или год, есть юристы, которые тебя сопровождают – все по-взрослому. А Гильдия продюсеров – это больше игрушки. По крайней мере, на данном этапе.

– Каковы главные достижения проката фильма «Племя» в США?

– Это был суперлимитированный прокат, насколько я знаю. С другой стороны, если у тебя есть 3-5 копий в Америке, это уже имеет большой смысл, особенно для международных продаж. Мне известны случаи, когда создатели фильмов вкладывали в прокат собственные деньги – только ради засветки в американской профильной прессе, для лучших показателей в плане лицензирования их фильма. (Прокат «Племені» проходив на 13 копіях. Нині фільм знаходиться на 275-му місці за касовими зборами у США у 2015 році (з-поміж 567 стрічок). – НСКУ).

– Какие фильмы из Украины могут быть наиболее востребованы в международном прокате?

– Для начала качественные картины в самом полном смысле этого слова.

Безусловно, жизненные кинокартины, которые повествуют о быте этой страны, о том, как люди живут, о том, с какими проблемами они сталкиваются здесь. Такие фильмы нужны, чтобы зрители Запада, Азии, ощущали, что мы такие же, как и они, что у нас такие же проблемы, что мы не какая-то страна двадцать пятого мира ходящая на руках головой вниз. Потому что до последних событий на Майдане не совсем понятно было, что такое Украина и чем она живет. Такие фильмы, как независимые драмы, очень сильно помогают людям принять другую нацию как родную, через искусство кино и схожесть бытовых проблем.

Кроме того, фильмы помогают увидеть проблему со стороны. Мне кажется Госагентство Украины по вопросам кино должно на данном этапе быть нацелено не только на патриотизм, но и на хорошие человеческие драмы, которые бы воспитывали и аудиторию внутри Украины. А также на картины, которые в совместном производстве смогли бы рассказывать об Украине, но не только на украинском языке. Ведь сейчас даже французы, которые всегда защищали свой язык и очень редко входили деньгами в проекты не на французском языке, начали более или менее вкладывать деньги в иностранные фильмы в условиях совместного производства.

Мне кажется, большее внимание стоит уделять литературным произведениями, написанным в Украине, и их экранизациям. Кино – тот инструмент, который поможет репрезентовать и писателя, и произведения, и страну. Наша история, наша мифология совершенно не рассказаны, хотя, если говорить, к примеру, о мифологии, наш пантеон похлеще, он многогранней и красочней, чем у тех же скандинавов. Просто наша страна не популяризирует свою культуру – у нас другие сейчас проблемы, как я понимаю.

«В развитии кинематографии на уровне региона заинтересован Садовой»

– Есть такая проблема для украинского рынка, как отсутствие на законодательном уровне профессии продюсер. Официально продюсеры есть, но на практике они выполняют функции исполнительных продюсеров. Сейчас законодательство реформируется. Но на практике в случае с государственным финансированием, например, Госкино забирает права на ту часть фильма, которую финансирует. Как определена роль продюсера и какие у него возможности есть в международной практике?

– Во-первых, слово «забирает» совсем неверное. Если государство финансирует часть кинокартины, почему они должны отдавать эти деньги просто так, это же деньги налогоплательщиков, и они так или иначе должны принадлежать государству. В данном контексте в виде части прав. Это абсолютно нормальная практика. Это уже проблема продюсеров – как сделать так, чтобы фильм не потерял деньги и, допустим, частный инвестор, разделивший риски с государством, не потерял деньги.

Во-вторых, у нас, скорее всего, до сих пор существует старая советская шкала киношных определений и должностей. Думаю, скоро все измениться в соответствии с международной практикой.

В Украине до сих пор нет правильного политика, политической силы или группы, которые бы действительно занялись пакетом социальных и финансовых реформ киноиндустрии для страны. Примером может быть мэр города Львов Садовой. У него в администрации предусмотрена должность специалиста, который непосредственно занимается вопросами визуального искусства, кино, телевидения и так далее.

Скорее всего, Садовой заинтересован в развитии региона. И мы тоже заинтересованы во Львове – это самый кинематографичный регион, помимо Одессы и Одесской области, который нужно развивать также. Львов ближайший к Европе, там очень просто в плане логистики работать – также Польша может приезжать снимать, Словакия и так далее.

– Но все же в части кинопроизводства созданная во Львове Комиссия по кинематографии столкнулась с законодательными проблемами. Каким видится вам решение?

– Децентрализация власти. Как житель Северной Америки я уже привык, что есть федеральное законодательство и есть законодательство каждого штата. Правда, Америка в плане государственной поддержки кино далеко не самый правильный пример. Там есть только финансовая модель поддержки – законодательства, способствующего развитию кино, нет, предусмотрены только налоговые возвраты.

У мэрии должна быть возможность принять дополнительные нормативные акты к существующему государственному законодательству на уровне области. Но сначала надо, конечно, все привести в порядок на общегосударственном уровне.

В мире существует большое заблуждение о привлекательности съемок в Румынии, Болгарии... Ничего подобного. Это жутко скучные страны. К примеру, Киев в тысячу раз круче Бухареста и Софии, здесь гораздо веселее проводить время. И этот фактор тоже может быть ключевым для продюсера. Я бы, выбирая между столицами нужных стран, на 100% предпочел бы Киев.

– Возвращаясь к вопросу о работе продюсера, хочу спросить: как меняются его функции с развитием киноиндустрии? Какой из продюсеров проекта самый главный?

– Главными в любом проекте являются исполнительный продюсер, который упорядочивает все составляющие проекта, и агент по продажам, который составляет реальную оценочную стоимость фильма. Если нет хотя бы одного их этих элементов, дальше двигаться не имеет смысла.

Когда продюсер делает фильм, он должен сразу же, на этапе создания сценария поинтересоваться мнением агента. Тот может дать определенные рекомендации по тому, какого актера воспримут лучше зрители в Германии, Великобритании и на каком рынке фильм лучше сработает в кинопрокате исходя из особенностей сценария и других ключевых элементов. Продюсер о таких нюансах может не знать, ведь потребности рынка меняется стремительно.

– Поэтому Мирослав Слабошпицкий и заключил контракт с САА?

– Мы тоже сотрудничаем с САА, у нас хорошие взаимоотношения с этим агентством. Это крупное агентство, что и хорошо, и плохо. Ведь лучше быть большой рыбой в маленьком озере, чем маленькой – в океане.

Я слабо себе представляю, что люди, которые думают о деньгах в первую очередь, будут что-то делать для артхаусного режиссера. Время покажет. С другой стороны, если бы у них не было интереса к Мирославу, они бы пальцем не пошевелили. Все западные агенты интересуются потенциалом зарубежных режиссеров, усердно ищут новые имена.

«Фильмы Левицкого – это не вопрос сюжета или сценария, это вопрос Любомира»

– Вы сотрудничаете с украинским кинорежиссером Любомиром Левицким. В частности, выступали продюсером фильма «Тени незабытых предков», который стал одним из самых успешных кинопрокатных отечественных фильмов в Украине. Что именно входило в ваши функции?

– По большей части я выполнял функции исполнительного продюсера. Продюсером фильма выступал наш добрый друг Андрекс Селиванов. Он и Любомир вложили очень много души и усилий в «Тени».

С Любомиром Левицким мы, в первую очередь, друзья. Я ему помогаю по возможности во всем. Вот нужен был западный оператор, я позвонил своему другу Марку и привез его. Сказал, что у нас бюджета нет, но надо сделать, чтобы круто было, – он прилетел и сделал. Договора, реклама фильма за границей, помощь Любомиру с агентами... На площадке во время съемки «Теней» я присутствовал практически весь период.

Я не особо вникаю в креативную составляющую того, что делает Любомир. Я совсем не интересуюсь американским контентом, на котором Любомир вырос, у меня совершенно другие вкусы, но это не мешает нам идти к одной цели. Его фильмы смотрят, потому что они качественные, что не присуще многим другим украинским фильмам новой волны, возможно, более сильным с художественной точки зрения.

– Любомир сейчас снимает молодежную комедию «Селфипати». Как по вашему, будет работать эта история про карлика-полтергейста?

– Да, конечно. Почему нет? Это же не вопрос сюжета или сценария, это вопрос Любомира. Потому что Любомир шоумен, и плюс ко всему этому может сделать фильм который не стыдно посмотреть. Следующий наш совместный проект («Грегор», ранее «Эгрегор». – ТК) будет полностью на английском языке для международного рынка. На данный момент мы находимся на стадии позднего девелопмента, уже сейчас есть очень приближенная к финальной версия сценария, production schedule, также сейчас мы начинаем активную работу с бюджетом и кастингом. Несколько кастинг-директоров в Великобритании рассматривают участие в проекте.

Менеджмент фильма – это очень осторожный и поступательный процесс, в котором люди приходят на проект и уходят, поэтому я пока не называю никаких имен. Могу только сказать что Американско-канадский sales house XYZ Films изучили сценарий и проявили большую заинтересованность в проекте. У нас уже есть 50%, и в течение очень быстрого времени мы планируем привлечь еще 50% через международные препродажи фильма. Это будет первый подобный опыт в Украине.

«Boroda Cinema из Черновцов – просто хорошие ребята»

– Вы решили поддержать студию Boroda Cinema из Черновцов и документальный фильм «Иммиграниада». Почему?

– Во-первых, они очень хорошие ребята и душевные. Потом, их фильм очень эмоционально глубокий. И картинка, техническое качество фильма, сделанного на коленке дебютантами, очень сильные. Если бы я им не помог, фильм бы, скорее всего, остался на полке. Теперь о ребятах знают очень многие, и это хороший плюс, если они захотят сделать что-то еще – к ним будет доверие у тех же телеканалов. Для меня важно вообще помогать людям, а тем более, тем, кто в этом особо нуждается.

– Это вы вели переговоры о «показе-поддержке» «Иммиграниады» на телеканале «Украина»?

– С каналом «Украина» нам очень помог Ярослав Пидгора-Гвяздовский (экс-пресс-атташе Госагенства по вопросом кино, ведущий прогаммы «Эспрессо. Кино». – ТК). Переговоры вел, конечно, я.

Очень помогло в продвижении фильма интервью на «Громадському телебаченні». Его смотрела вся диаспора, нам посыпались предложения. В итоге премьерный показ «Иммиграниады» состоялся во Франции, в Дубаи, в других странах.

Также у нас в планах подать фильм на Docudays. На «Молодость», правда, «Иммиграниаду» не взяли. Сказали: «У нас такая перегруженная программа». Это, конечно, нестрашно, но весьма странно со стороны украинского кинофестиваля. По сути, они не поддержали своего производителя, а это печально.

– Ну, не так уж и странно: «Иммиграниада» ориентирована на стилистику телевидения. Хотя Boroda Cinema можно поздравить с такой интересной работой. У них все еще впереди!

«Хотим попробовать с кинопрокатом в Канаде фильма "Брати. Остання сповідь"»

– Какие интересные условия совместного кинопроизводства вы отметили для себя в Канаде?

– Это вообще отдельная тема. Канада как никакая другая страна важна для Украины стратегически – как страна с большой украинской диаспорой. Нужно искать пути сотрудничества с Канадой и делать совместные игровые драмы, социально важные проекты, документальные фильмы, художественные – все, что только можно. С другой стороны, Канада – это исключительно сервисная страна. «Дешевый доллар» любят все. Четверть средств можно сэкономить на самом курсе: канадский доллар стоит 75 центов, 25 экономишь сразу – если курс валют не меняется. Далее Канада возвращает до 38 центов с доллара, то есть, экономишь еще 38.

С такой системой поспорить можно, но и у канадцев не тысяча рук, они с удовольствием привлекают к сотрудничеству кинематографистов других стран. Почему Украине не стать выгодной и качественной площадкой кинопроизводства для Канады? Я этого просто не понимаю.

– Неужели этого до сих пор не произошло? :) Глава Общественного совета Госкино Украины Владимир Филиппов в СМИ поднимал вопрос о необходимости заключения договора о сотрудничестве Украины с Канадой.

– Мало поднимать этот вопрос, его нужно агрессивно лоббировать. В Украине, к сожалению, люди, занимающие ключевые должности, обычно не заинтересованы в своей работе либо не понимают, зачем они там находятся. Я говорю сейчас не о Владимире Филиппове, а о ситуации в целом. Могу пожелать им только болеть тем, что ты делаешь, и выносить политикам мозг, пока ты просто не добьешься условий, необходимых для работы киноиндустрии. Это должна быть постоянная работа во имя общего дела.

Нужно стараться выпускать в США и Канаде украинские фильмы. И сейчас мы хотим попробовать с кинопрокатом в Канаде фильма «Брати. Остання сповідь». Нужно популяризировать украинскую культуру в мире любыми возможными методами, как с государственной поддержкой, так и без.

Договор Украины с Францией – это тоже замечательный ход. И отлично, что Украина пошла на это, потому что это дает возможность делать многосторонние копродукционные фильмы и с другими странами. Но с другой стороны, обязательное наличие Франции в схеме копродукции удорожает процесс в связи с необходимостью привлечения юристов для подготовки документов. Средняя стоимость французского юриста за проект составит 30 тысяч евро, тогда как в США юридическое сопровождение коммерческого фильма стоит от 100 до 300 тысяч долларов.

– В работе над какими фильмами и на каких позициях вы задействованы в настоящее время?

– Сейчас идет активная работа над массой проектов: фильм URGE с Пирсом Броснаном в главной роли. В работе украино-польский сериал «Межа крові», написанный мной и несколькими друзьями-сценаристами из Украины, совместный с продюсером Евгением Эфуни и российским писателем Дмитрием Глуховским сериал OutPost в процессе питчингов студиям Amazon, Hulu, Netflix, наш извечный фильм ужасов, который мы делаем уже несколько лет с французских режиссером Pitof Comar и продюсером из Украины Михаилом Роговым.

Из украинских фильмов – работа над сценарием о Городецком и «Максим Оса». Очень еще много чего.

 Правильно ли позиционировать вас как продюсера по визуальным эффектам? Занимаетесь ли вы этим направлением в настоящее время? В каких проектах задействованы?

 Вообще компьютерная графика для меня просто бизнес, я получаю такие film credits потому что участвую в процессе, но на самом деле я не выполняю работу visual effects продюсера. Это больше работа для менеджеров сидящих в офисе. В компании я больше позиционируюсь как человек, развивающий бизнес. Вне компьютерной графики моя работа это – executive producer (исполнительный продюсер), отвечающий за разработку фильмов, их пакетирование, привлечение финансирования, контактов, полезных связей для проекта, а также стандартную и кризисную финализацию проекта. На площадке меня можно встретить очень редко. Пока это не мой режиссерский проект, туда меня не загнать  слишком скучно.

 Как это  быть продюсером в Голливуде? Из чего состоит ваш типичный рабочий день?

 Мой рабочий день очень нетипичный, так как я делаю тысячу дел одновременно. Приходится варьировать между многими проектами и бизнесами. Очень много времени забирает развитие компьютерной графики, лицензирование контента для различных телеканалов и интернет-платформ. Сейчас, в условиях жесткого финансового и политического кризиса, люди не могут платить за контент столько, сколько с них спрашивают, и мы помогаем лицензировать контент напрямую у производителей, что зачастую дает очень хороший результат в виде экономии средств. Также много времени занимает чтение и просмотр европейских телесериалов, в основном сейчас я смотрю только скандинавскую драму. Написание сценариев, постоянные переговоры, жизнь в имейле и многое другое в совокупности забирает в день от 6 до 12 часов времени интенсивной работы, где нет время для перекура. Обычно люди работают в день не больше 3-4 часов, остальное время делают что угодно, но только не работу  у меня такой возможности, к сожалению, нет. Как говорил Стив Джобс, хотя я не уверен, что это его слова, суть не в том, чтобы трудиться по 12 часов, а в том, чтобы работать головой. Мне приходится работать головой 12 часов. Индустрия кино очень сложный бизнес, и если вы не любите кино или ТВ, лучше этим вообще не заниматься.

Фото Максима Лісового

Олена Коркодим, «Телекритика», 28 жовтня 2015 року

17 грудня, понеділок, Синій зал Цикл «Наші співвітчизники у світовому кіно» Художній фільм «ТАЄМНИЦЯ НАТАЛІ ВУД»(ІІ серія)

18 грудня, вівторок, Малий зал Вечір до Дня вшанування учасників ліквідації наслідків аварії на Чорнобильській АЕС

18 грудня, вівторок, Синій зал ЦИКЛ ВЕЧОРІВ «КІНО ПРО КІНО» Документальний фільм «ЗАГАЛЬНИЙ ЗШИТОК»