f y
Національна спілка кінематографістів України

Інтерв’ю

Андрій Звягінцев: «Я прошу за Сенцова»

25.08.2015

25 серпня суд в Ростові-на-Дону виголосить вирок українським кінорежисеру Олегу Сенцову і активісту Олександру Кольченку. Прокурор вимагає 23 роки ув'язнення Олегу Сенцову і 12 років – Олександру Кольченку. Російські кінорежисери Олександр Сокуров, Володимир Котт, Володимир Мірзоєв, Олексій Герман-молодший, Олексій Федорченко і Аскольд Куров виступили зі зверненнями на захист свого колеги Олега Сенцова. 22 серпня своє звернення передав «Новій газеті» й кінорежисер Андрій Звягінцев.

Андрій Звягінцев: Так много людей вступилось за Олега Сенцова – кто только этого не сделал. Чудовищно приговорить к 23 годам тюрьмы молодого еще человека, способного кинематографиста, отца маленьких детей, сделать это на основе показаний двух свидетелей, один из которых уже отказался от своих показаний, а второй отказался сам их оглашать. Более того, Сенцов и его адвокат свидетельствуют о пытках, примененных в ходе следствия, другие свидетели говорят о таком же давлении. И то, что, как бы этого ни хотелось обвинению, Сенцов вину свою не признал, говорит скорее о силе этого человека. И если он открыто высказывает свою позицию, открыто признает себя «не нашим», не считает себя главой террористической группы, то он бы не стал увиливать, если бы действительно довел свою позицию до жестокой крайности. Он бы сам заявил о своем главенстве в стане бомбистов и обосновал бы это.

В итоге люди, вина которых доказана, получают меньший срок, чем человек, чья вина не доказана, и фундаментом обвинения оказываются показания виновных. Какие мрачные мысли порождает все это, и что мы есть вообще как граждане, общество, как суд, как государство?

Или, попав на скамью подсудимых, человек уже ни на что надеяться не смеет? Почему-то нам нравятся западные машины, одежда, архитектура – здесь про качество мы уже все понимаем. А качественность суда над человеком – это как-то в голову не приходит. Но будущее и здравый смысл подскажут, что справедливость важнее дизайна или кройки и шитья.

Мне трудно поверить, что нет другого выхода, что нельзя его найти. Я не юрист. И все же для того, чтобы написать даже эти несколько строк, я посчитал себя обязанным прочесть все, что было доступно о материалах дела, включая самые важные из 516 страниц обвинительного заключения. И даже я вижу, что прямых доказательств – нет. Я не знаю Олега, но даже я понимаю, что для высказывания своей позиции у кинематографиста есть иные и куда более действенные средства, чем доморощенное бомбометательство, которое не найдет сочувствия нигде в цивилизованном мире.

Мне совершенно понятно, что, если бы Сенцов был россиянином и выступал за целостность России, он бы получил статус героя, статус «своего». Да, Сенцов не «свой», он не «наш», и он это открыто заявляет. И это его право. Другой вопрос: что мы делаем с «не нашими»? Можем ли как общество обеспечить «не нашим» справедливый и прозрачный суд? Именно поэтому я прошу за Сенцова. Сильные, будьте милостивы – или освободите его, или судите только за то, что неопровержимо докажете.

Вспоминаю из детства сюжеты прекрасных легенд о воинской доблести, когда, стоя над побежденным, но стойким и верным своему долгу солдатом, победитель отдает ему честь, признавая его отвагу и верность своему Отечеству. Неужели там же, в детских снах, и останется эта мечта о великодушии победителей?

Андрій Звягінцев, «Новая газета», 22 серпня 2015 року

10 грудня, понеділок, Червоний зал

10 грудня, понеділок, Синій зал Актриса НАТАЛІ ВУД/НАТАЛІЯ ЗАХАРЕНКО (1938-1981) Художній фільм «ТАЄМНИЦЯ НАТАЛІ ВУД» (І серія)

12 грудня, середа, Червоний зал ДИВІМОСЬ, ХТО ПРИЙШОВ Громадська організація «Сучасне Українське Кіно» (СУК) презентує вечір «Кіносереда – Зимове»