f y
Національна спілка кінематографістів України

Інтерв’ю

Алла Липовецька: «Усі наші нинішні проекти – детективи»

03.08.2015

Про зйомки серіалу «Ніконов і Ко» і скриптових форматах «Слідчі» та «Патруль Самооборона», що у новому сезоні вийдуть на канале ICTV, «Телекритиці» розповіли керівники Mamas Production Алла Липовецька і Марина Квасова.

Наталія Данькова, для «Телекритики»

К осени телеканал ICTV готовит семь новых проектов украинского производства – детективные сериалы, вертикальные истории, бюджетные экспериментальные форматы на стыке реалити и сериала. Три новинки для канала снимает компания Mamas Production Аллы Липовецкой и Марины Квасовой. Поскольку сериальный продукт отечественного производства сейчас наиболее актуален, то этот продакшен решил сконцентрировать свои усилия на производстве сценарных форматов – скриптов. 

О том, как Mamas Production удалось получить заказы от ICTV, придумать детективную историю с главным героем в инвалидном кресле, а также снять проект об украинской милиции с реальными следователями в главных ролях – читайте в интервью руководителей Mamas Production. 

– Алла, Марина, как Mamas Production пережил этот сложный год? И удается ли вам построить прибыльный бизнес в условиях, когда каналы активно развивают собственные продакшены? 

Алла: Продакшнам сейчас тяжело, потому что каналы пытаются развивать внутреннее собственное производство. Потому пару лет назад мы ушли... 

Марина: ...Ушли из шоу-бизнеса... 

Алла: ...Ушли из формата телевизионных шоу и стали заниматься скриптами. 

Нон-скрипт – это реалити, талант-шоу, телевизионные проекты. А сприпты – это, в первую очередь, сериальный продукт, а также все, что связано со сценарием. Сейчас это единственное направление, которое конкурентоспособно, ведь каналам нужен сериальный продукт. Каналы сейчас готовы рассматривать от продакшенов предложения в этом жанре, потому что реалити и другие шоу они создают самостоятельно. У них есть мегапрофессиональные команды, перед которыми мы снимаем шляпу и пытаемся не лезть на их поле деятельности. Наша конкурентная ниша – это сценарное производство. И в ней побеждают креативные идеи и качественное производство. 

Мы ищем идею, в которую сами верим, и ищем канал, который поверит в наше предложение. Этой осенью на ICTV выйдут проекты в этом жанре. Один из них создан по формату, другой – оригинальная идея. 

– Как вам удалось заинтересовать вашими идеями Александра Богуцкого?

Алла: Мы принесли каналу полноценную разработку сценарной линии на 16 серий. Плюс полный сценарий двух эпизодов. И им понравилось, это читалось легко, к тому же, у нас интересный образ главного героя.

Марина: В наше сложное время нужно придумать конкурентную идею и соединить ее с бюджетной реализацией. Пока у нас получается.

– Насколько рентабельным в нынешних условиях является сериальное производство?

Марина: Сейчас это малорентабельно.

Алла: Потому что бюджеты маленькие. А наши желания делать качественный продукт не сократились. Но мы ищем компромисс. Сейчас у нас есть прекрасный партнер Film.ua. И сериал «Никонов и Ко» для ICTV мы снимаем совместно с ним. 

– Сериалы «Следователи» и «Патруль Самооборона», которые вы производите самостоятельно, – это бюджетные проекты?

Алла: «Патруль Самооборона» – это история про четырех людей, которые после всех событий, которые пережила страна, остались неравнодушными и хотят быть полезными, когда милиция помочь не в силах. Бывает, что нет состава преступления, но есть оскорбленные, униженные. Тогда на помощь приходят волонтеры. Они занимаются этим в свободное время, хотя и сотрудничают с милицией.

– «Патруль Самооборона» – это такая локальная украинская история. Как, по вашему мнению, после событий последнего года изменилось отношение зрителей к телевизионным историям? Будет ли производиться больше проектов, рассчитанных исключительно на внутренний рынок?

Алла: Мы стараемся не спекулировать на теме Майдана. Какого-то локального ноу-хау в проекте «Патруль Самооборона» нет. На самом деле существует много форматов, в которых такие добровольцы-робингуды помогают там, где не может помочь милиция. Это те, кто перестал быть равнодушным. Мы делали это не с целью интегрировать Майдан. Самообороняться – это идеология проекта, это необходимость помочь слабым, униженным, оскорбленным.

Все наши нынешние проекты – детективы. Сейчас мы почти не работаем с жанром мелодрамы. Хотя год назад мы делали 20-серийный проект для российского канала «Лаборатория любви» в жанре мелодрамы. Но все-таки лучше работать с тем, что тебе ближе.

– А что вы сами смотрите?

Марина: Мы любим детективы.

Алла: Те, которые вы знаете, мы уже давно посмотрели. Я люблю Homeland, все четыре сезона. Также я люблю адвокатские сериалы. Первый сериал, с которого началась моя жизнь без телевизора, – это были «Адвокаты Бостона».

– То есть в ближайшее время от вашего продакшена мы сможем получить и такой продукт?

Алла: Адвокатские сериалы, скорее всего, в нашей стране не сработают.

Марина: Конечно же, производить аналоги американским детективным сериалам - очень дорого. Но мы стремимся к этому уровню.

– Вернемся к текущим проектам. Вы делаете для ICTV интересный скрипт «Следователи», в котором снимаются реальние милиционеры...

Алла: Да, это немецкий формат. Мы его сильно адаптировали и пытались использовать реальные уголовные дела, доступ к которым нам открыли. Таким образом, половина историй - наша, а половина – из немецкого формата.

Марина: У нас был очень сложный кастинг. Оказалось, что в Украине работает много хороших следователей.

АллаПо закону оперативники не могут совмещать две работы. Но это было для них увлечение, как любительский театр. В любой профессии, особенно в юридическом направлении, есть талантливые актеры. Один из наших героев иногда даже не успевал выучить текст, потому что всю ночь ловил преступников, а на утро приходил на съемку.

МаринаНаши режиссеры не могли нарадоваться героям, к концу проекта они уже работали на уровне с профессиональными актерами.

Алла: 56 историй – это очень напряженный график. Мы верим в этот проект, потому что, несмотря на шероховатости в актерской игре, главные герои - настоящие и искрение. Есть куча смешных историй, которые мы не сможем рассказать. Но было очень интересно за ними наблюдать. Они никак не могли привыкнуть к тому, что если на них петлички, то их слышат все.

Но когда у вас патологоанатом не актриса, а майор милиции по особо важным делам, – это сильно. К тому же, они нас консультировали.

Марина: Я уже не говорю о том, что они профессионально обращаются с оружием. Обычно для этого специально нанимается консультант. А в этом проекте у нас была настоящая экономия.

– Как вы считаете, смогут ли такие проекты создать свой образ милиции, отличный от российских ментов?

Алла: Мы думаем, что этот проект как раз один из таких, чтобы зритель поверил в правоохранительные органы. Когда страшно, мы все равно звоним «102». Но там точно есть честные люди. Им платят мало, а они работают честно. 

– Как проходил кастинг? 

Алла: Все друзья, знакомые кастинг-директоры были заняты. Мы бросали клич по принципу шести рукопожатий. Если вас тормознули на дороге – присмотритесь к гаишнику, если вас повязали - присмотритесь к тому, кто повязал. 

– Какие бюджеты у скриптов по сравнению с классическими сериалами? 

Марина: В два-три раза дешевле. 

Алла: Этот жанр очень хорошо работает и помогает во время дефицита продукта. Мы делаем все возможное, чтобы реализовать эти проекты. Иногда даже отказываемся от прибыли, чтобы получить лучшее качество. 

– Как вы нашли идею и образ главного героя сериала «Никонов и Ко»? Пытались ли вы в этом проекте апеллировать к социальной теме и проблеме людей с ограниченными возможностями? 

Алла: Как нашли образ главного героя? Насмотрелись американских детективов, начитались – и он возник подсознательно. Наш герой, к сожалению, со второй серии в инвалидном кресле... 

Марина: Но, возможно, мы даже поставим его на ноги... 

Алла: ...Во втором сезоне. А по сюжету в первой серии его ранят, и дальше он передвигается в инвалидном кресте. Он опер, он не Шерлок Холмс. Просто он умен, хорошо образован. И ограниченность в действиях вынуждает его принять новые обстоятельства и использовать свои способности. У него есть помощники – мальчик и доктор-реабилитолог. Характер главного героя очень сложный, потому у него с помощниками постоянные конфликты.

– Как долго писали сценарий?

Алла: Полгода писали, полгода правили. Главный автор нашего проекта – сценарист Гриша Ховрах, в команде с ним работали шесть авторов.

Хочется, чтобы это понравилось не только тебе и группе, которая делает этот проект. Но судьба-злодейка, эфир и зритель иногда бывают непредсказуемы. И это самое страшное в нашей профессии. Бывает, что после выхода первого эпизода открываешь рейтинги – и не знаешь, где продают огнестрельное оружие.

Марина: (Смеется) Но теперь мы уже знаем, где оно продается.

– История «Никонов и Ко» – достаточно универсальная, я бы даже сказала – форматная. Вы планируете далее продавать сериал на другие рынки? 

Алла: Мы делаем этот проект совместно с Film.ua, и они будут принимать это решение. 

– Но этот проект не является локальным, рассчитанным только на украинский рынок?

Алла: Конечно. Это вертикальный детектив, и преступления универсальны и могут произойти где угодно.

– Но все же, какие это могут быть рынки? Открыт ли для украинского продукта российский рынок?

Алла: Можно сделать попытку и предложить. Также можно предложить сериал в Казахстан, в Белоруссию, в Прибалтику. Российский рынок для нас вовсе не закрыт – всем нужен качественный продукт.

Марина: К тому же, это нейтральная история.

– У вашего продакшена столько заказов от телеканала ICTV. В чем интерес именно к мужскому каналу? Планируете ли вы производить что-то и для других каналов?

Марина: Жанр, который мы выбрали, больше соответствует этому каналу.

Алла: Но мы уже написали еще парочку проектов, и в 2016 году мы предложим большой спектр, и у нас будет больше партнеров. У нас есть еще один детектив, есть комедия. А для России делаем мелодраму на 20 эпизодов для канала «Домашний». Пилотную серию этого проекта мы написали два года назад. У нас возникла идея в Каннах, дальше вложили все нажитое в пилот.

Марина: Мы не боимся рисковать и вкладывать деньги в пилот.

Алла: Знаете, сколько пилотов мы сняли? У нас был мистический детектив. Мы сняли очень красивый пилот вне формата с российским актером Спиваковским. Это красивая романтическая мистика – 35 минут. Думаю, что придет время – и каждый из этих проектов выйдет в эфир.

 

Наталія Данькова, «Телекритика», 8 липня 2015 року

 

24 лютого, понеділок, Синій зал. НАШ ІЛЮЗІОН

19 грудня, четвер, Червоний зал Найкращі фільми світового кінопрокату Документальний фільм «САНСАРА»

21 грудня, субота, Синій зал Прем’єра документального фільму «ЛАРИСА КАДОЧНІКОВА. АВТОПОРТРЕТ»