f y
Національна спілка кінематографістів України

Інтерв’ю

Денис Іванов та Денис Масліков: Погляди на переформатування Українського Оскарівського комітету

09.03.2015

20 лютого 2015 року відбулося засідання Секретаріату НСКУ, на якому було розглянуто питання перформатування діяльності Українського Оскарівського комітету.  Виданню МЕДІАНЯНЯ ситуацію прокоментували член Ініціативної групи, що розробила нові принципи формування та діяльності комітету, Денис Іванов і генеральний директор Асоціації Продюсерів України Денис Масліков.

Денис Іванов: Ми запропонували систему, що враховує принципи відкритості та компетентності

- Денис, почему вы решили заняться вопросом создания инициативной группы по реформированию Оскаровского комитета именно сейчас, а не раньше, сразу после прошлогоднего скандала?

- Этим действительно надо было заняться давно, но реформировать комитет, когда ты являешься продюсером фильма-участника – это одна история. Другое дело, что на ближайший год у меня нет ни фильма, ни проекта, и я выступаю здесь общественным деятелем со стороны. То, как в прошлом году происходил отбор кандидата от Украины на «Оскар», вызвало много вопросов, и профессиональное киносообщество, по крайней мере, большая его часть, убедилось, что впредь так быть не может: должна быть очевидная, ясная и прозрачная система. По каким критериям картина отбирается, кто ее отбирает, какие у этих людей должны быть критерии компетентности – на все эти вопросы в предыдущих каденциях комитета ответов просто не было.

- Денис Масликов утверждает, что АПУ является единственным полномочным представителем Американской Киноакадемии в Украине. Действительно ли это так, и можно ли это как-то изменить?

- По регламенту Киноакадемии номинируется всегда состав комитета, а не организация, которая его предоставляет. Так как заявка от Украины раньше была одна, то и занималась этим только Ассоциация продюсеров. Мы столкнулись с тем, насколько странно – в лучших традициях СССР – функционирует Оскаровский комитет, насколько его работа с одной стороны неудобна, а с другой – совершенно неясна в плане результата. Первый же вопрос, который возникает – кто все эти люди? Если посмотреть на предыдущий состав комитета, то там числились «свадебные генералы», призванные освещать процесс своим высоким статусом. Да, эти люди заслуженные, как, например, Ада Роговцева, но какую она имеет компетенцию в современном кинопроцессе? Да никакой! Идея реформирования у нас зародилась давно, но заниматься ею в период от выдвижения фильма до вручения Киноакадемией наград было невозможно. Сейчас же по инициативе Союза кинематографистов Украины собралась группа, в которую я вошел, и мы придумали систему, которую выложили на сайте. Она очень простая: выбор членов комитета осуществляется из тех людей, которые так или иначе интегрированы в мировой кинопроцесс: члены Европейской киноакадемии, журналисты-члены ФИПРЕССИ (Международная ассоциация кинопрессы) и создатели фильмов, которые участвовали от Украины в фестивалях класса А.

- То есть, у АПУ нет эксклюзивного права на организацию Оскаровского комитета?

- Конечно, нет. Для меня остается загадкой, почему они уверены в обратном. Вообще, АПУ – очень загадочная организация. Я, к примеру, не знаю, чем они занимались еще, кроме назначения комитета.

- Но, получается, и у НСКУ такого права не будет? Не столкнемся ли мы с тем, что у нас в этом году будет сразу два Оскаровских комитета?

- Нет, поскольку последнее слово за Американской Киноакадемией, она и будет изучать непрозрачность назначения членов комитета. В Украине никто не может приватизировать это право – ни госструктуры, ни общественные организации. Безусловно, тот оскаровский скандал, который произошел в прошлом году, сыграет в вердикте Киноакадемии свою роль, ведь о нем написала вся профессиональная пресса. У нас был шанс дисквалификации прошлогоднего решения, как у сопродюсеров «Племени», но мы не стали идти до конца, так как Украина и без того выглядела не в самом лучшем свете из-за этой истории.

- Какова конечная цель НСКУ – создать комитет заново?

- Я могу говорить от имени инициативной группы, в составе которой я работал. Наша цель – сделать процедуру прозрачной во избежание повторения прошлогодней ситуации. Если честно, у меня даже нет желания участвовать в том Оскаровском комитете, который будет создан в будущем, скорее всего я дам самоотвод. Но очень хотелось бы, чтобы все было построено и работало так, как должно. Это лично моя амбиция, но, думаю, у коллег то же самое. Никто не намерен монополизировать какие-то решения, просто всем нужна прозрачная система выбора компетентных членов, ведь в этом же и состоит главная проблема. По большому счету, и скандала можно было избежать на разных этапах его развития.

- Каким образом?

- Мы обратились к нескольким людям – к министру культуры, главе Госкино – с предложением выступить модераторами в профессиональной дискуссии, когда стало очевидно, что в составе комитета сидят прямые подрядчики проекта. Но никто на себя не взвалил этой ноши. И Ассоциация продюсеров, членом которой я на тот момент являлся, тоже отказалась проводить какие-либо согласительные круглые столы, все просто настаивали на своем.

- Кто входит в вашу инициативную группу?

- Это я, Валентин Васянович, Мирослав Слабошпицкий и Алик Шпилюк. Группа была назначена в НСКУ, и нашей первоочередной задачей было предложить секретариату Союза систему, которая бы учитывала принципы открытости и компетентности.

- Вы говорите, что у АПУ нет оснований монополизировать организацию Оскаровского комитета, но Масликов уверен в обратном. У него есть какие-то юридические основания так считать?

- Давайте проанализируем. После того, как комитет покинуло четыре человека, сколько в нем осталось живых людей? Я, к примеру, не знаю. Произошел скандал, бросивший тень не только на компетентность членов, но и на прозрачность решений: если сидели подрядчики проекта, и организация никак на это не отреагировала, то возникают вопросы к этой организации. Есть регламент «Оскара», и там ничего не сказано о том, что, если кто-то сформировал комитет один раз, то имеет на это пожизненное право. Словом, юридических оснований для такой монополизации нет, но, вместо того, чтобы выстраивать диалог, у нас все сводится к «сам дурак». Лично мне абсолютно все равно, какая организация будет заниматься созданием комитета, главное, чтобы он был построен на определенных принципах.

- Но функционировать комитет будет под эгидой НСКУ?

- Так далеко мы еще не заглядывали. Все, что наработано нашей инициативной группой, выложено в открытом доступе.

- Кто займется финансированием?

- В этом случае речь не идет о каких-то значительных суммах, поэтому вопрос финансирования – второстепенный, и его мы пока тоже не рассматривали.

- Вы уже думали над тем, как будете договариваться с Ассоциацией продюсеров и Денисом Масликовым?

- Об этом тоже можно прочесть в документе, который находится в публичном доступе. Там так и написано: «Надо найти общий язык с Ассоциацией продюсеров». Все, что происходило – формирование инициативной группы, результат ее работы – находится на сайте НСКУ. Это не какие-то подковерные игры, все осуществляется абсолютно открыто. Если диалог будет напоминать тот, который происходил в сентябре 2014 года, то я не знаю, что в таком случае будет. Да я и не понимаю, почему мы должны что-то АПУ. Вот что вы знаете об этой организации и о достижениях ее членов, того же Дениса Масликова? Да, он хороший парень, но этого недостаточно, чтобы приватизировать организацию Оскаровского комитета.

Денис Масліков: Питання доцільності участі Асоціації продюсерів в роботі Комітету – прерогатива Американської кіноакадемії

- Денис, на создание Денисом Ивановым инициативной группы по формированию Оскаровского комитета вы ответили эмоциональным постом в Фейсбуке. Сейчас, когда страсти немного улеглись, что вы думаете по этому поводу?

- Все, что я думаю, я написал в этом посте. Это больше похоже на какую-то самовольническую деятельность за спиной Ассоциации продюсеров, которая имеет юридические основания и права организовывать Оскаровский комитет. То есть, они, я так понял, неправильно поняли, как это все работает. Переутверждается каждый год состав комитета, а не организация, которая имеет право заниматься им. В НСКУ давно намекали, а потом и прямо говорили, что хотели бы его забрать. Вот это все и вылилось в то, что выдал Союз кинематографистов. Ни я, ни кто-то из АПУ не знал о такой деятельности: о том, что Денис Иванов создает инициативную группу или секретариат НСКУ постановил, что якобы они теперь будут заниматься комитетом. Это их самодеятельность, и не более.

- Вы указали, что право на организацию комитета в Украине принадлежит только АПУ и никому больше. Это как-то задокументировано?

- Это было договорено еще в 2011 году. Условно говоря, в файлах Американской киноакадемии напротив страны Украина указано, что Оскаровским комитетом занимается Ассоциация продюсеров Украины. То есть, если кто-то хочет подать фильм от нашей страны, то киноакадемия все равно отправит его к нам. Оскаровский комитет только организовывается АПУ, но мы на него не имеем никакого влияния, это полностью автономная структура. Кстати, всегда большинство в комитете отдавалось НСКУ, даже его главой все эти четыре года был представитель Союза кинематографистов Олег Фиалко.

- Почему это право было отдано АПУ? Вы договаривались с Киноакадемией напрямую?

- Да, конечно. До 2011 года Оскаровского комитета в том понимании, в котором он есть сейчас, просто не было, как и определенной организации, с которой бы сотрудничала Киноакадемия в Украине. Когда подавались наши фильмы, например, «Мамай» Олеся Санина, там спрашивали – кто у нас в стране вообще занимается вопросами культуры. Естественно, назывался Минкульт, потому что и Госкино еще не существовало, как отдельный орган. То есть, конкурса, как такового, не было. Захотел режиссер или продюсер выдвинуть свою картину на «Оскар» – пошел в Минкульт, там его направили в Академию искусств, потому что формальное требование американцев – указать состав голосующих, и все. В 2006-2009 годах Дмитрий Колесников, вице-президент АПУ, прошел через эти этапы – несколько фильмов подавалось по его инициативе – а уже в 2011-м он предложил создать Оскаровский комитет на постоянной основе и в том виде, в котором он существует в большинстве стран кинематографического мира. Мы проанализировали, поддержали и обратились в Американскую Киноакадемию. Там нам ответили: поскольку в Украине, по их данным, этим занимается Минкульт, то и договариваться нужно с ним. Для министерства это была достаточно формальная обязанность, и, раз АПУ проявила инициативу, нам дали добро. Киноакадемии было отправлено два письма – от нас и от Госкино (которое на тот момент уже было создано и занималось подобными вопросами от имени Минкульта), что они не против передать полномочия нам. С этого момента у американцев официально записано, что в Украине организацией комитета занимается АПУ.

- Какие вам еще понадобились документы, кроме письма из Госкино?

- Мы высылали им документы, подтверждающие, кто мы такие: деятельность, состав, сколько продюсеров, чем мы занимаемся. Словом, полная описательная часть за два года, как это обычно требуется.

- То есть, никакого органа, контролирующего процесс отбора картин на «Оскар», в Украине нет?

- Ну как это, есть, и это – Ассоциация продюсеров. Ни Минкульт, ни Госкино и не должны этим заниматься. Американская Киноакадемия – это общественная организация, которая старается во всех странах мира работать с такими же независимыми общественными организациями. Если в каких-то авторитарных или тоталитарных странах с этим проблема, то тогда уже американцы сотрудничают с государственными органами.

- А существует ли механизм, по которому НСКУ может обратиться в Киноакадемию напрямую, как еще один представитель от Украины?

- Нет, они не могут этого сделать. В Киноакадемии их отправят к нам. Да и оспорить нашу роль никто не может – вопрос о целесообразности нашего участия целиком и полностью в компетенции американцев. Условно говоря, НСКУ даже не может подать в суд на нас или на Киноакадемию – это абсурд, нет никаких юридических оснований для этого. Еще в 2011 году, когда мы только начинали заниматься организацией Оскаровского комитета, я задавал представителям Киноакадемии вопрос о том, нужно ли нам регистрировать там какое-то юридическое лицо, как-то оформлять договоренности, на что мне ответили: формальностей не нужно, есть официальное письмо от правопредшественника – и этого достаточно для признания. К тому же, за пять лет нашего сотрудничества у американцев не было к нам никаких претензий, даже в связи с прошлогодним скандалом. Так зачем им менять АПУ на какую-то другую организацию?

- По-вашему, апеллировать к скандалу бесполезно?

- Конечно, они только себя подставят, поскольку уже засветились там, как проигравшая сторона. Я уверен, что второй раз их выслушивать никто не будет.

- Другими словами, НСКУ, чтобы получить полномочия по организации Оскаровского комитета, необходимо пройти тот же путь, что прошли вы, но вы не готовы давать на это добро?

- А на каком основании мы должны на это идти? В чем мы виноваты? Ведь складывается именно такое впечатление, и поэтому мы якобы должны от чего-то отказываться. Ассоциация продюсеров, к слову, в прошлогоднем скандале вообще никак не фигурировала, кроме того, что была организатором комитета. Как я уже говорил, большинство комитета всегда было за членами НСКУ, и та ситуация играет скорее против них, чем против АПУ. А то, что происходит сейчас, я могу назвать только рейдерским захватом, и никак иначе.

- Но ведь основная претензия состояла в отсутствии компетенции членов комитета и в том, что АПУ никак на это не реагирует?

- А мы и не могли ничего предпринять – состав комитета был утвержден Киноассоциацией до 15 августа, и отозвать его было невозможно. Был только один вариант – аннулировать, но тогда на «Оскар» от Украины не выдвигался бы вообще никто. Я это все объяснял еще тогда, но меня не слышали. Как и то, что мы объявляли о публичных слушаниях и намерении привлечь к процессу как можно больше людей из отрасли, представителей общественности. Предполагается разработать новые правила работы комитета, избрать новых его членов, изменить систему голосования. То есть, сейчас важно сделать этот процесс более прозрачным, создать расширенное представительство и повысить компетенцию членов комитета, и я обо всем этом заявлял публично. Повторюсь, но если бы в прошлом году выбрали «Племя», то и скандала-то никакого не было. Это больше похоже на обиженную мотивационность представителей фильма «Племя», чем на какой-то конструктив. Ведь Денис Иванов прекрасно знал, что тот же «Параджанов» выбирался в тех же условиях, что и «Поводырь», но тогда у него никаких претензий не было, потому что он был дистрибьютором картины.

- Если работа в НСКУ продолжится, будете ли вы что-то предпринимать?

- Я понимаю, что и инициативная группа Дениса Иванова, и даже НСКУ могут отказаться от участия в рабочей группе, которую мы создадим, но это никак не отразится на процессе. В Украине достаточное количество кинематографистов и кинокритиков, которые сегодня согласны с нами сотрудничать. Что же до Киноакадемии, то им в таких ситуациях – а они периодически возникают в разных странах – проще приостановить работу с Украиной в целом, чем разбираться в наших внутренних проблемах. Это и есть тот максимум, которого могут добиться в НСКУ.

На фото - Денис Іванов та Денис Масліков

МЕДІАНЯНЯ, 26 лютого 2015 року

17 грудня, понеділок, Синій зал Цикл «Наші співвітчизники у світовому кіно» Художній фільм «ТАЄМНИЦЯ НАТАЛІ ВУД»(ІІ серія)

18 грудня, вівторок, Малий зал Вечір до Дня вшанування учасників ліквідації наслідків аварії на Чорнобильській АЕС

18 грудня, вівторок, Синій зал ЦИКЛ ВЕЧОРІВ «КІНО ПРО КІНО» Документальний фільм «ЗАГАЛЬНИЙ ЗШИТОК»