f y
Національна спілка кінематографістів України

Інтерв’ю

Віктор Приходько: Замість підтримки енергійних кіноромантиків держава виховує похмурих жебраків

13.02.2015

Український продюсер і кінорежисер Віктор Приходько у розлогому інтерв'ю розповів про сучасний стан вітчизняного кінопроцесу і перспективи розвитку української кіногалузі, а також оцінив діяльність Міністерства культури і Державного агентства з питань кіно та рішення щодо заборони російських стрічок і телесеріалів.

Анна Лаба, РИА Новости Украина

– Как вы оцениваете современные кинопроцессы в Украине? Прокатное кино, телесериалы…

– У прокатного кино и сериалов судьба кардинально разная. Кинопроцесса как такового нет. Есть имитация и воровство. Есть какие-то жалкие подачки государственные, в очередь за которыми выстраиваются в основном бездарные люди, которые не могут найти себе другую работу по специальности. В основном, потому что есть еще откровенные аферисты и неизвестно откуда взявшиеся компании, которые неожиданно легко получают дармовые деньги, зная, что ни за что отвечать не придется. А в телевидении все иначе – это вполне рыночный, самодостаточный бизнес. Сейчас у телевизионного кино не самые лучшие времена из-за кризиса, но в отличие от прокатного кино, никто не требует от государства денег. ТВ и производители сериалов требуют от государства только одного – не вмешивайтесь, и не вредите!

– Давно ли вы были в кинотеатре и что смотрели?

– Я в кино регулярно хожу, но в кинотеатрах показывают только откровенно коммерческое кино. Кинотеатры теперь стали бастионами поп-культуры и попкорна. Намного больше смотрю в интернете и на дисках.

– Отечественное смотрите? Вы видели фильм Санина «Поводырь» и Слабошпицкого «Племя»?

– Честно говоря, не смотрел и не планирую. Видел трейлеры и отрывки – неинтересно. Два циничных персонажа сделали два разных, но одинаково циничных фильма. Оба рассчитаны исключительно на призы и фестивали, а не для того, чтобы их смотрели люди. Есть такой афоризм, что брак по расчету может быть счастливым, если расчет правильный. У Слабошпицкого получилось рассчитать правильно, и это был абсолютно циничный расчет на фестивальные призы. Никто его смотреть не будет, и вы не будете. Режиссеру не нужны были зрители, ему надо было ездить по фестивалям, получать призы, и получать деньги на следующий фильм.  Я еще подумал – на какую тему будет его следующий фильм – Голодомор, Чернобыль или Бабий Яр? И конечно – про Чернобыль! Уже вижу очереди в кинотеатрах...

Я вообще не люблю «фестивальное кино».  Это такая узкая тусовка из пятнадцати закомплексованных человек, которые ездят по фестивалям, друг другу показывают свое никому не нужное кино, и друг другу вручают призы. Они живут своей жизнью, и она не пересекается с жизнью остальных, «нормальных» людей. А когда говорят, что победы на фестивалях «прославляют страну», доказывают что мы «великая кинодержава» – это вранье. Какую страну прославил Кустурица? Сербию, Хорватию или Черногорию? Кто сразу вспомнит? А знаете, что он боится ехать на родину, потому что «благодарные» соотечественники обещали ему вставить вилы в разные места, за то, как он их показал?  Но Кустурица хоть забавный, как минимум не противный! Или у кого-то есть ощущение, что Дания великая кинодержава? А ведь фон Триер получил кучу призов! И что? Все печеньки получает лично Триер, а не Дания! А вот Питер Джексон … Кто знал, что есть Новая Зеландия на глобусе до того, как там появился Питер Джексон и начал снимать своих «Хоббитов»? Никто же не знал, думал, что это какой-то заповедник для кенгуру неизвестно где. Это оказалась прекрасная страна, прекрасные пейзажи, прекрасные люди, чертова туча профессионалов – вдруг, откуда не возьмись. Один человек сделал из страны кинематографическую державу.

Я не поклонник «Хоббитов», но Питер Джексон романтик, и любит кино. А вся эта циничная группа самодеятельности им. министерства культуры любит себя, деньги и фестивали.

– Сейчас в прокат не попадают многие российские киноленты. Нам говорят, что там пропаганда. Правда ли это?

– А как вы можете об этом судить, если вы его не видели? Наверное, пропаганда. Им выделяют деньги целенаправленно под это. Пропаганда мне отвратительна по своей сути, но я не могу не признать, что она сделана профессионально. Точно также как в тридцатые годы, когда были репрессии, миллионы человек в лагерях, – с экрана пели: «Я такой другой страны не знаю, где так вольно дышит человек». И все верили, всем нравилось. И, к сожалению, мы ничего не можем противопоставить. Вместо того чтобы снимать острые и современные картины, мы продолжаем ныть –пожалейте нас, у нас был Чернобыль и голодомор! Дайте медальку на фестивале… Спекулировать на трагедиях – такое же преступление, как воровать деньги, собранные волонтерами на АТО. У нас по-прежнему раздают деньги просто так. Лишь бы подтвердить «необходимость» существования министерства культуры. Потом министерство бравурно отчитывается – в этом году «прорыв»! В прокате было 20 «министерских» фильмов! А вы пойдите, посмотрите эти «фильмы»… а потом пойдите и сожгите министерство! К чему я давно призываю. Заодно надо бы распустить все союзы –кинематографистов, писателей и пр. И министерство и союзы – остатки сталинской системы, созданные чтобы контролировать «творческую интеллигенцию». Они – одни из главных тормозов развития кино. Пока они есть – кина не будет!

Единственное, что вызывает надежду – люди, которые снимали на Майдане непрофессиональные документальные фильмы, часто искренние и эмоциональные. И без министерства, союза, и без денег! Есть очень симпатичные люди, которые сами снимают короткометражки, выкладывают в интернет. Мы их ищем, знакомимся, предлагаем работу.

– А стоит ли вообще запрещать фильмы к просмотру, да еще при нынешнем развитии коммуникационных технологий, когда любое запрещенное кино можно скачать в интернете?

– Я категорически против любых запретов вообще. Давайте тогда запрещать и карикатуры, неважно, на пророка Мухаммеда или на Порошенко, или Путина. Я уверен, что надо все делать наоборот – не запрещать, а поощрять. Например, нельзя запрещать, условно говоря, использование русского языка, надо поощрять развитие украинского. От того, что вы просто запретите русский, украинский не выиграет.

– Сейчас в Раде в первом чтении принят законопроект Николая Княжицкого о запрете…

– Всего, что шевелится.

– …о запрете публичного использования любой аудиовизуальной продукции, которая вредит национальной безопасности Украины, в частности прославляет вооруженные формирования государства-оккупанта. Лично вам о чем говорят эти запреты? О засилье политики в киноведомстве или некомпетентности чиновников?

– Дело даже не в некомпетентности и коррумпированности. Дело в попытках руководить и направлять кино совершенно советскими методами. Кто эти люди, которые считают, что вправе руководить кино, телевидением, всей культурой?  Они откуда взялись?

Вот появился пан Кириленко: я не знаю, чем он занимался в прошлой жизни, и сразу взялся за кино! И как этот славный парень, который, скорее всего, никогда не был на съемочной площадке, как он может сейчас взять и начать все «спасать», «реформировать» и «регулировать»?  А он же считает это своим долгом! В минкульте появился какой-то «Пилип з конопель». Какими такими сакральными знаниями и заслугами он обладает, чтоб возродить то, чего нет? Всплыл вдруг Княжицкий. Он какое отношение имеет к кино? Интриги, аферы, обливание грязью, продажа ворованных телеканалов – тут он специалист. Причем тут кино? И вот эта сталинского образца тройка взялась «спасать» кино!!! Сама схема построения государства, которое должно все регулировать – тоталитарная, советская. И это в головах. Кириленко не такой старый человек, но пока его поколение не вымрет, вместе с этими мыслями о том, что надо все регулировать, к сожалению, будет плохо. Нам нужен наш Моисей, который это поколение политиков и примкнувших к ним аферистов отведет в пустыню и там бросит.

– Если в Украине запретят показ российских сериалов, в состоянии ли Украина за короткий срок поставить на поток производство собственных продуктов?

– Она уже производит. В Украине производится огромное количество сериалов. В лучшее время украинские компании производили до 20% российского рынка сериалов. У нас есть, как минимум, три компании – PRO TV, Star Media и FILM.UA, которые производят по несколько сотен часов сериалов в год каждая. И никаких проблем в том, чтобы сделать вместо 300-400 часов в год 600-800. Проблема в том, что общество, которое закрыто от конкуренции, сразу же загнивает, качество мгновенно падает. Как только вы запретите русские книги, тут же сразу «великими писателями» объявят местных графоманов. И это уже происходит!  Попробуйте почитать победителей «Коронации слова» или как там она называется… Очень замечательный в этом смысле пример – самые успешные в кинематографическом и телевизионном смысле США. У них никогда не было ни одной государственной киностудии, у них никогда не было ни одной государственной газеты, радио или телекомпании, у них это запрещено законом. И все хорошо, никто не вмешивается, никто никуда не лезет и все просто замечательно. Это, вспоминая министерство культуры и «сталинскую тройку» Кириленко-Ильенко и примкнувшего к ним Княжицкого.

Теперь о запретах. В США организация, которая присваивает рейтинги (с какого возраста можно ходить в кино детям) –общественная организация, и у нее государственных методов влияния не существует. Просто там собрались бабушки, дедушки, которым нечего делать, и они, чтобы защитить своих детей и внуков, говорят: если вы будете пускать наших детей на плохие фильмы, мы будем блокировать, бойкотировать, ходить с плакатами вокруг кинотеатров и громко кричать. Они не могут ни запретить прокат фильма, ни снять его с эфира, ничего они не могут сделать. Это общественная организация, просто кинотеатры, учитывая «возможности и пожелания трудящихся», идут им навстречу. Но запрещать в Америке кино – это невозможно. Фильм «Интервью» авторы сняли добровольно, их не заставляли. И уже то, что они даже добровольно занялись самоцензурой, вызвало огромный скандал. И это нормально. Запрет сериалов в Украине –как и любой другой запрет и политическое давление – тоже не правильно. Государство, в лице Нацсовета или кого там, принимает решение, которое наносит финансовый вред телеканалам. Телевизионные каналы эти фильмы купили, а теперь им не разрешают их показывать. Если вы – Нацсовет, государство, депутаты – приняли решение, вы должны за него отвечать, а не каналы. О’кей, вы считаете, что так правильно, значит, правильно было бы компенсировать телеканалам их потери! Надо договариваться! Если вы договоритесь с каналами, если это будет мирная договоренность, тогда – может быть. Запрещать – запрещено! К сожалению, стало очевидно, как много осталось в стране советского. Повсеместно применяются советские методы – запреты, запугивания, предупреждения…

– Газманов, Кобзон, Валерия могут нанести страшный вред украинскому государству?

– Если три полузабытых певца могут нанести вред 46-миллионному государству – это значит, что это очень слабое государство.

– А вы работали с Охлобыстиным, с Пореченковым?

– С этими двумя "прекрасными людьми", слава Богу, не довелось. И никогда не было желания, честно говоря. Даже до того, как они высказывались. Но публично запрещать Кобзона или Охлобыстина – значит делать из них героев. Надо быть умнее – нельзя делать то, чего от вас ждут, на что провоцируют.

– Ваши телесериалы покупают и российские, и отечественные каналы? 

– Все, кто снимает сериалы здесь, в Украине, делают их из расчета на два больших рынка – Россию и Украину, и они всегда идут на двух рынках. Плюс несколько "мелких" – Израиль, Прибалтика, Казахстан, Беларусь и так далее.

–  Производство кино и сериалов включает в себя материальную и творческую составляющие. Как продюсер, на сколько баллов по пятибалльной шкале вы могли бы оценить качество этих составляющих производства в Украине? Наличие режиссеров, актеров, сценаристов?

– Это невозможно… Это все равно, что называть среднюю температуру по больнице. Режиссеры, актеры, сценаристы ездят взад-вперед непрерывно, на самом деле Россия и Украина до сих пор один рынок. Несмотря на то, что есть запреты, есть определенное негативное отношение, но рынок – фактически один. И большинство режиссеров снимают и здесь, и в Москве, и московские режиссеры к нам приезжают, и здесь снимают.

Множество режиссеров, которые начали здесь, в Украине, сейчас снимают в России. Два наших рынка разделять тяжело, в этом и нет смысла: если мне нужен конкретный режиссер из Москвы, то это вопрос только сроков и денег – они приезжают и снимают в Украине. Точно так же, если здесь кто-то засветился и кому-то понравился, ему мгновенно звонят и приглашают в Москву, и он снимается там. Вот украинский режиссер, Володя Балкашинов, который снимал у нас "Колдовскую любовь" и "Вчера закончилась война", сейчас снял сериал в Питере, вернулся и опять снимает в Украине… Николай Каптан снимал у нас "9 жизней Нестора Махно", потом работал в Москве, сейчас – опять здесь! И так непрерывно происходит. Как только закроют границы и скажут: "русских актеров не снимать, русских режиссеров не брать, на русском языке не снимать", мы откатимся на 20 лет назад… Кстати, Довженко большинство фильмов снял в России.

Это так же, как в Великобритании и США. В Америке лучшие режиссеры – Чаплин, Хичкок, Риддли и Тони Скотт и другие — приехали из Англии и сделали карьеру в Америке. И актеры тоже. Напомню, что в войне за независимость Америка воевала именно с Великобританией!..

– Какое кино и какие сериалы сейчас нужны Украине?

– Это знают телеканалы, и эти вопросы нужно адресовать им. Каналы говорят: сейчас мы хотим детективы, дайте нам детективы. И мы снимаем детективы. Каналы говорят: надоели нам детективы, хотим мелодрамы – вот вам мелодрамы. Каналы и в России, и здесь немножко специализировались.

И "Интеру", который любит мелодрамы для старшего поколения, ностальгирующего по СССР, нужен "Дом с лилиями" – это их сериал, он прекрасно прошел. Но я такой сериал смотреть не буду, это не моё кино, хотя он прекрасно сделан и прекрасно прошел для своей аудитории. Если бы его показали по "Новому каналу", наверное, его бы сняли посреди эфира. "Новый канал", например, показывает молодёжные ситкомы, ICTV – чуть более драчливое, чуть более тестостеронистое мужское кино, у СТБ меньше кино, но у них замечательные талант-шоу.

Часто спрос зависит от успеха. Если успешно прошла "Бригада", все говорят: "О, давайте быстро-быстро кино про бандитов снимать!". Если была успешная "Ликвидация" – давайте снимать все бегом про войну. Есть жанры, которые востребованы всегда, такие как комедии или хорошие мелодрамы. Но нет жанров, которые гарантируют успех.

Этот рынок живой, он шевелится, это живая структура, а у каждой живой структуры не бывает ничего линейного или статичного.

– Как вы думаете, сейчас, на волне патриотизма, в Украине будет спрос на патриотическое кино?

– Спрос на патриотическое кино есть всегда. Но "кино-патриотизм" очень легко спутать с "кино-пропагандой". "Храброе сердце" – это патриотический фильм? Это такая псевдоисторическая клюква, хорошо сделанная, но есть вопросы … "Тарас Бульба" – это патриотическое кино? Даже с российской точки зрения (с нашей там не очень получается) можно ли его назвать патриотическим кино?

Я бы сказал чуть шире и по-другому: люди хотят смотреть кино про себя и про свою жизнь. Всегда и во всех странах. В Индии хотят смотреть свое кино, к которому они привыкли, лица, которые они считают своими, свой язык, манера своя. Корейцы в первую очередь смотрят свое кино. Французы хорошо смотрят французское кино, замечательно смотрят, и оно сделано для французов.

И у нас, если действие фильма будет происходить в Украине, и фильм будет про украинцев, это вызовет интерес у зрителей больший, чем такой же иностранный фильм. На "Поводырь" Санина пришло много людей. Если бы он перед съемками не забыл написать сценарий – еще больше пришло бы.

– А что сейчас украинцы будут смотреть с удовольствием?

– Украинцы будут смотреть всё, что сделано хорошо и талантливо. Будет комедия – с удовольствием пойдут на комедию. Будет хорошая мелодрама – на мелодраму… Вова Зеленский снимает же свои и "Любовь в большом городе", и "Восемь свиданий" – это не шедевры, но люди смотрят с удовольствием. А почему нет? Милая безделица, вполне легко усвояемая и удобоваримая. Если бы таких фильмов снималось в год хотя бы 50-60, рано или поздно появились бы люди, которые стали бы делать фильмы на порядок выше.

А сейчас вместо того, чтоб поощрять веселых, оптимистичных и энергичных романтиков, государство воспитывает унылых попрошаек. Стоит толпа под министерством культуры и клянчит: "Дай денег, дай денежек – я сниму про мертвую собачку, я сниму про безногую бабушку. Дайте мне, пожалуйста, денежек! Дайте!". Они в ответ: "Да, возьми. Про безногих бабушек надо снимать, конечно, это важная тема, давай!".

И в результате получаем кино, которое "ИдетСквозьОгоньиМедныеТрубы"… прямиком в мусорное ведро!

В России на российское кино люди очень хотели идти, сначала ходили много! Но там убили кинобизнес своими госдотациями. Зачем снимать хорошее кино, если нам все равно дадут деньги? В России реальных рыночных продюсеров, которые снимают и зарабатывают на этом деньги, не больше одного-двух человек. Все остальные просто получают, а им все равно, что снимать – хоть про Карлсона, хоть про войну, хоть про Антарктиду. Денег дали – очень весело, дальше можно их пилить и снимать что попало, и никто не спросит, почему так плохо и почему так дешево. Это тупиковый путь. И мы смело по нему идем, в ту же яму.

Возвращаясь к государственному руководству. Не нужно ни министерство культуры, ни министр культуры, ни та организация, которая раздает деньги. Не деньги нужны в кино! В нынешнее время никто не пытается соревноваться с "Ноем", с "Исходом" или с "Аватаром" – нет смысла с ними бодаться.

Вопрос не в деньгах, вопрос в талантах. В кино не хватает людей – сценариев и режиссеров, и актеров не хватает. "Карты, деньги, два ствола" – английский хит, и даже у нас он был хитом. Какой у него бюджет? У него вообще почти не было бюджета, но он правильно снят и люди говорят: "Смотри, какое кино! О – у меня есть такой знакомый! Это же я…". Зрителей не надо даже уговаривать, что этот фильм про них. Вот такое в кино необходимо делать. А деньги найти, честное слово, вообще не проблема.

– Про антитеррористическую операцию сейчас будут снимать?

– К сожалению, будут. К сожалению, потому что, боюсь, будет сниматься в первую очередь конъюнктура и политическая проституция. Про любые трагические события надо снимать талантливо. Стыдно спекулировать Чернобылем или голодомором. И про АТО надо снимать талантливо. Помните, какую позорную белиберду снимали сразу после "помаранчевой революции"? "Помаранчеве небо", "Прорвемось", "Оранжлав"… Отвратительно, если такие же фильмы появятся сейчас!

– Сейчас повсюду реформы, новые кадры. Вы получали приглашение поработать в министерстве культуры, например?

– Как ни забавно, да. Мне предлагали в прошлом правительстве быть министром культуры. Забавно, потому что я давно выступаю за то, что надо министерство культуры упразднить, и этот "киноорган" тоже, и тогда кино будет намного здоровее.

Мы когда-то отдыхали в Австралии, там на перилах каждого балкона прикручена табличка: "Не кормите попугаев — они разучатся искать еду". Так же и в министерство культуры бегут в очередь за дармовыми деньгами… и разучиваются снимать кино. Если у нас на студии раздавать что-нибудь бесплатно – они сюда прибегут. И не потому, что талантливые, или не потому, что они очень хотят снять именно этот фильм. Просто, они хотят денег. Им наплевать на сценарий. Какой скажут, такой и напишут. Вчера говорили про шахтеров снимать – у них у всех были сценарии про шахтеров. Сегодня скажут про АТО, поверьте, у них там будет на питчинге 555 фильмов про АТО, еще не написанных, но уже срочно-срочно надо-надо денег! И все бюджеты будут в четыре раза выше, чем на самом деле, как и сейчас происходит. Поэтому пока не закроют бесплатную раздачу, хорошее кино не появится.

– То есть, в экспертные госкомиссии вас не зовут?

– Я раза два был когда-то и больше не хочу. Честно говоря, выходишь оттуда больной. Настолько бездарные, неталантливые и бессмысленные люди. Вот они выходят и рассказывают о своих "замыслах". Это капец! Хочется удавиться… Хотя правильнее было бы удавить этих "питчингующися". Там вышла девушка и рассказывала: "У нас великий фильм. Следующее содержание: мы едем в деревню, в какую-то там Тмутаракань, где я выросла. Сюжет такой: мама умирает, приехали два брата, которые никогда друг друга не любили. Думали, есть там какое-то наследство, а нашли только собаку. Они ее застрелили, закопали в сарае и разошлись в разные стороны. У нас такой вот фильм жизненный. Сниматься в нем будут местные жители, как это модно для фестивалей, актеров мы не возьмем, режиссером буду я, которая ничего не снимала, и дайте мне два миллиона долларов, я еще потом еще где-нибудь попрошу, потому что мне мало!". Это отвратительно. Причем отвратительно все: замысел, как они его представляли, и отвратительный будет результат. И отвратительно то, что они тупо хотят получить на такой фильм два миллиона долларов, хотя такой фильм они могут снять за 50 тысяч. И хуже всего, что им дают!

Или выступает какой-то продюсер, который все время получает деньги в министерстве. И говорит, что "мы сняли короткометражку, и там было всего 250 тысяч долларов, этого, естественно, не хватило"! Но "мы такие патриоты, мы такие фанаты кино, мы добавили свои, и сняли короткометражку"! Да сейчас "телемувики" снимают за 100 тысяч – полуторачасовые фильмы со "звездами"! Это не министерство культуры, это министерство разврата, где раздают аферистам огромные деньги.

Они, на самом деле, кинобизнес губят. Потому что студенты, которые еще учатся, говорят: "Зачем я пойду работать ассистентом, или снимать недорогой сериал? Чтобы чему-то научиться? Не надо учиться! Я сразу пойду в министерство культуры, возьму там два миллиона, сниму что-нибудь без сценария и левой ногой, и куплю себе хорошую машину".

После "министерской бесплатной кормушки" эти люди уже никуда не годятся. Они ничего не умеют, не хотят учиться, и не хотят работать.

– Министр культуры сказал, что в этом году за бюджетные деньги в Украине не удастся запустить ни одного фильма…

– Это не потому, что они поняли, что так делать больше нельзя. Просто у них нет денег, и все. Завтра война закончится, дай Бог, и все восстановится, и они опять начнут раздавать убогим, сирым и бесталанным большие деньги. И это убивает кино. Если человеку платят пособие по безработице, зачем ему искать работу?

Например, в депрессивных районах Англии, где во времена Тэтчер закрыли шахты, чудовищная ситуация – выросло поколение людей, которые никогда не видели своих родителей работающими. У них в голове не сложился стереотип, что деньги надо зарабатывать, и надо ходить на работу. Вот это, к сожалению, происходит сейчас в кино. Им не приходит в голову мысль, что деньги надо заработать, или хотя бы взятые деньги надо вернуть. Или чтобы фильм зрителям понравился. А сейчас – "я съездил на два великих фестиваля – в Бердянск, Хацапетовку и еще куда-то, у меня офигенно успешный фильм, а вы мне будете рассказывать, что я неправильно что-то снял".

Так что, к сожалению, картинка, на самом деле, не сильно радостная. Но, тем не менее, это не значит, что у нас не появится кино, это не значит, что у нас ничего не сдвинется с места. Сейчас снимаются сериалы, снимаются фильмы, короткометражки, появляются люди. И мы для того, чтобы таланты появлялись, что-то делаем. Сейчас мы даем возможность дебютировать людям, которые никогда не снимали. Причем образование абсолютно необязательно. Как вы догадываетесь, наши два вуза образования никакого не дают, ни кинофакультет, ни Институт культуры ничего не дают. Но приходят люди, которые хотят снимать. К нам приехал парень из Черкасс, показал очень симпатичную, милую такую короткометражку про своего брата, сестру. И мы ему дали работу. Приехал из Винницы – показал – работает. И таких много через нас прошло.

Только не надо много болтать… Я их называю "режиссеры устного кино". Надо действовать! Сними хоть что-то! Сейчас это очень просто: можно кино снять на фотоаппарат, на телефон, скоро на кофеварку можно будет снимать.

– Над чем вы сейчас работаете? Что у вас снимается?

– Мы сейчас снимаем несколько проектов. Закончили четырехсерийную комедию. Снимаем для ICTV иронический детектив "Пёс", 28 серий. Еще снимаем совместно с "1+1" 20-серийную мелодраму "Ведьма". С каналом "Россия" должны весной начать комедийный детектив. Но с ним была проблема – комедийных режиссеров нет. Это же самородки, их не воспитаешь и не заставишь. И мы несколько раз начинали, и несколько раз останавливались. В проектах еще много разных сериалов и несколько фильмов. Сейчас, в такое тяжелое время, будем ориентироваться, как ни странно, на комедии.

Проблема с комедийными актерами. А также с режиссерами. И сценаристами. Но главное – актеры. Если у вас есть Луи де Фюнес – вы можете снимать "Фантомаса". Вы не можете снимать в роли инспектора Жюва Федора Бондарчука – хотя тот тоже лысый, ни фига не смешно. Вы не можете снять "Завтрак у Тиффани" потому что вам для этого нужна Хепберн. С Ольгой Сумской у вас получится "Завтрак в Шпитьках".

– Ваши павильоны используют западные кинематографисты?

– Нет. Иностранцы сюда редко приезжают. Мы с норвежцами что-то пытались снимать, с американцами. Стивен Сигал приезжал, хотел какую-то дешевку снимать. Ван Дамм же тут где-то ездил, на какие-то деньги кого-то там пытался раскрутить. Если у вас все хорошо в Голливуде, вы сюда не будете ехать!

Но нам это не надо. Обслуживать чужие проекты – это как работать таксистом. Денег мало, только время тратишь, и машину гробишь…

Нам надо свое снимать. И для своих зрителей. Чем мы и занимаемся. Для чего и построили одну из самых больших киностудий в Европе. На территории Украины, и всего бывшего Союза – самую большую!

Если у вас есть талант или хороший сценарий – ждем!

Анна Лаба, РИА Новости Украина, 4 лютого і 6 лютого 2015 року 

10 грудня, понеділок, Червоний зал

10 грудня, понеділок, Синій зал Актриса НАТАЛІ ВУД/НАТАЛІЯ ЗАХАРЕНКО (1938-1981) Художній фільм «ТАЄМНИЦЯ НАТАЛІ ВУД» (І серія)

12 грудня, середа, Червоний зал ДИВІМОСЬ, ХТО ПРИЙШОВ Громадська організація «Сучасне Українське Кіно» (СУК) презентує вечір «Кіносереда – Зимове»