f y
Національна спілка кінематографістів України

Статті

Загарпунити «Оскара»: чому «Левіафан» — єдино правильний вибір російського оскарівського комітету

30.09.2014

Россия решила выдвигать на «Оскар» «Левиафана» Андрея Звягинцева — фильм, который с трудом получил прокатное удостоверение в России и очень не понравился министру культуры. Антон Долин приветствует решение российского оскаровского комитета — самое мудрое за долгие годы.

«Левиафан» Андрея Звягинцева выдвинут на соискание «Оскара». Такого разумного вердикта не ждал никто — возможно, включая самих членов оскаровского комитета (говорят, решение было далеко не единогласным). Отбросив эмоции и включив разум, даже ненавистник фильма должен признать: из всего, что сняли в России за последний год, у него самые большие шансы привлечь внимание и завоевать симпатию Американской академии.

Во-первых, у «Левиафана» есть американский дистрибьютор, очень серьезный и влиятельный, — Sony Pictures Classics. Именно он на протяжении многих лет прокатывал в Штатах те иностранные фильмы, которые потом получали «Оскары» или номинации на них. Следовательно, у картины есть лоббисты, что немаловажно. Но, даже если отвлечься от подпольных игр, сам факт покупки фильма — еще до каннского приза — свидетельствует о вере в прокатные перспективы «Левиафана». Раз он (по мнению коммерсантов и прагматиков из Sony) может заинтересовать публику, у него тем более есть шансы понравиться академикам. 

Во-вторых, каннская награда за сценарий сама по себе никак не доказывает именно оскаровскую валентность «Левиафана»; мало ли кого и за что награждали в Европе, но не желали смотреть в Америке. Однако все-таки важно, что наградившая Звягинцева и его соавтора Олега Негина Джейн Кэмпион — человек хоть и не голливудский, но со своим «Оскаром». Присужденным, заметим, за сценарий. В драматургии она понимает, и в «Левиафане» именно та драматургия, которая будет оценена высоко: детектив и саспенс, любовь и кровь, неожиданная развязка, социальное и политическое в обрамлении личной трагедии. Нельзя забывать, что для Голливуда кино — прежде всего искусство рассказать историю. 

В-третьих, у «Оскара», конечно, есть свой формат, и «Левиафан» в него идеально вписывается. Академики любят камерные драмы, универсальные по содержанию и внятные по форме, несущие местный колорит, но не спекулирующие на нем. Фильм Звягинцева с его умопомрачительными пейзажами и ужасами русской бюрократии, куда вписана вообще-то позаимствованная из американских газет судьба взбунтовавшегося сварщика, — то что надо. Нельзя забывать, что Россия в этом сезоне в моде, а Россия нонконформистская вдвойне. Сведения о неодобрении фильма министром культуры Мединским и цензурных сложностях, связанных со звучащей там матерной речью, могут стать дополнительным фактором в пользу «Левиафана». В конце концов, первый китайский номинант «Оскара» Чжан Имоу имел сходные сложности с прокатом на родине, а первого оскараносного иранца Асгара Фархади чудом допустили до киноэкранов после его публичного выступления в поддержку коллеги-политзаключенного Джафара Панахи. 

И все это даже без учета того непреложного факта, что «Левиафан» — превосходный фильм, лучшая работа известного на весь мир российского режиссера. Всем известно, что одними художественными достоинствами «Оскар» не убедишь, но полностью сбрасывать их со счетов тоже не стоит. 

Я намеренно не писал о надуманном конфликте между «Левиафаном» и фильмом «Горько!», продюсеры которого, Илья Бурец и Дмитрий Нелидов, выступили с открытым письмом, требуя дисквалификации соперника. Формальная претензия в том, что «Горько!» в кинотеатрах посмотрели четыре с половиной миллиона человек, а «Левиафана» — лишь считанные счастливцы, попавшие на сеансы полузакрытого микропроката в Петербурге (необходимого по формальным условиям «Оскара»). Однако никто и нигде не утверждал, что высокие сборы или большое количество зрителей — необходимый атрибут оскаровского фильма. Напротив, довольно часто блокбастеры уступают в премиальной гонке более скромным и камерным картинам, как «Аватар» в свое время проиграл «Повелителю бури». Хотя вряд ли «Левиафан» провалится: его купили для проката 50 стран, и в конечном счете число его зрителей по совокупности может оказаться выше, чем у «Горько!», прекрасной и талантливой — кто спорит? — комедии. 

Опять же, отбросив в сторону пристрастия и вкусы, надо учитывать важный фактор: лишь фильм, уже хоть как-то заинтересовавший зрителей за пределами России, способен попасть на лидирующее место в оскаровской гонке. Победы на «Кинотавре» или в российском прокате решительно недостаточно. Выходит, оставалось всего два весомых варианта: «Левиафан» или «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына», фильм Андрея Кончаловского, только что получивший в Венеции заслуженное серебро. Вспоминается аналогичная интрига двенадцатилетней давности. Тогда наш оскаровский комитет рассматривал, с одной стороны, «Дом дураков» Кончаловского, незадолго до того взявший в той же Венеции «Серебряного льва», а с другой — «Кукушку» Александра Рогожкина, у которой на тот момент был американский дистрибьютор, писавший в Россию пламенные письма с просьбами выдвинуть именно его картину и обещавший гарантированную номинацию. Решение было принято в пользу «Дома дураков» — разумеется, не попавшего даже в шорт-лист. Сегодня все решилось иначе, но не из-за того, что в комитете лучше разбираются в запросах «Оскара»: просто Кончаловский снялся с конкурса. 

В своем открытом письме он называет довольно удивительные причины отказа участвовать в состязании. Якобы он против голливудизации (это пишет человек, чей предыдущий фильм «Щелкунчик» снят с американскими актерами на английском языке в 3D!), а еще не считает, что «Оскар» должен быть мерилом всех ценностей. Кто бы спорил насчет мерила, да вот только кому, как не Кончаловскому, знать, какое количество зрителей — не в США, а по всему миру, включая Россию, — любому фильму добавляет «Оскар». Рискну предположить, что дело в другом: памятуя о «Доме дураков», Кончаловский понимал, что победить с таким фильмом, как его экспериментальные, полудокументальные и малобюджетные «Белые ночи…», просто невозможно, а проигрывать всегда неприятно. Особенно после эффектного венецианского триумфа. 

Вольно или невольно отказ Кончаловского в последний момент привел к тому, что оскаровский комитет совершил верный выбор, да еще и в отношении фильма, который многие его члены открыто называли антирусским. Сама собой оказалась поверженной та ложная логика, которой комитетчики руководствовались на протяжении долгих лет: «Приз нам все равно не дадут, так что давайте уж сделаем приятное правильному человеку — пусть хоть до декабря почувствует себя потенциальным обладателем золоченой статуэтки». Шанс попытать счастья чуть ли не впервые дали не свояку, а чужому, каковым Звягинцев до сих пор остается для отечественного кинематографического истеблишмента. Справедливости ради, надо вспомнить, что его «Возвращение» в 2003-м без малейшего успеха двигали на «Оскар» (тогда серьезных конкурентов у фильма не нашлось), однако тогда режиссер был просто удачливым новичком, а никак не политическим фрондером. У того фильма, метафорически-метафизического и задаренного в Европе, в отличие от «Левиафана», особых шансов не было. 

Все вышесказанное может не привести ни к каким реальным результатам: среди десятков выдвинутых фильмов академики запросто отыщут более интересные для себя. Тем не менее гора сваливается с плеч, когда видишь, что Россия в этом по ряду причин сложнейшем году не совершила привычной ошибки. Вместо России ее допустила Украина, выдвинув на «Оскара» не талантливое и темпераментное «Племя» Мирослава Слабошпицкого, уже собравшее кучу фестивальных трофеев (пожалуй, никогда до сих пор в молодой истории нового украинского кино не было таких успешных фильмов), а предсказуемого и академичного «Поводыря» Олеся Санина, посвященного уничтожению советской властью кобзарей на Украине.

Оренда кінозалів Будинку кіна

До уваги членів НСКУ та відвідувачів Будинку кіно!

До уваги членів НСКУ та відвідувачів Будинку кіно! У зв’язку з розпорядженням Київської міської державної адміністрації щодо протидії поширенню коронавірусу, всі творчі заходи Будинку кіно з 12 березня 2020 р. переносяться на інші терміни. Стежте за інформацією.