f y
Національна спілка кінематографістів України

Статті

Українське кіно: реформувати не можна залишити. Думки експертів

21.05.2014

Олеся Анастасьєва для «Телекритики»

8-го мая в Киеве состоялась встреча вице-премьер министра Александра Сыча, министра культуры Евгения Нищука с представителями украинского киносообщества. По мнению некоторых из них, это было самое большое совещание на тему кино за всю историю независимости Украины, на встречу пригласили более 40 киношников.

Одним из основных на заседании стал вопрос, как заменить на украинских каналах российский телепродукт, в частности, сериалы, телефильмы и полнометражные игровые фильмы на украинские. Однако поняв, что без представителей телеканалов этот вопрос обсуждать непродуктивно, решили в будущем провести встречу с участием телеменеджеров; возможно, на нее также пригласят представителей двух крупных компаний, производящих телепродукт: Film.ua и Star Media. Также на встрече обсудили реформирование кинотеатральной сети, новые источники финансирования кино и дальнейшую судьбу государственных киностудий.

А вот о введении единого электронного билета, 6-м питчинге, уже дважды перенесенном, а также о назначении главы Госкино организаторы встречи не говорили. Впрочем, последний вопрос подняли сами киношники, обеспокоенные тем, что уже более двух месяцев эта структура «обезглавлена». На что министр Евгений Нищук ответил: если сейчас объявить конкурс на должность, то еще два месяца Госкино будет без руководства, а назначить кого-то из трех кандидатов, представивших свои программы реформирования отрасли в Минкульте, пока не представляется возможным, так как «не всё учли». В то же время общественный совет при Госкино, возглавляемый Филиппом Ильенко, провел заседание, на котором решил предложить министру Нищуку назначить на должность главы Госкино Филиппа Ильенко Стоит отметить, что заседание общественного совета при Госкино проходят без присутствия широкого круга общественности, прессу на него не приглашают.

Чтобы прояснить, какие же вопросы действительно актуальны для киношников, какой они видят роль государства в кино (если вообще считают ее необходимой), и, пожалуй, самое главное: кто, по их мнению, может возглавить Госкино, ‒ «Телекритика» предложила представителям украинского киносообщества ответить на три вопроса:

1. Какие три шага, на ваш взгляд, нужно сделать для развития украинского кино?

2. Нужно ли что-то менять в работе Госкино? И если да, то что именно?

3. Кого вы видите на должности главы Госкино (можно назвать фамилию любого представителя киносообщества без привязки к трем кандидатурам, которые обсуждались в Минкульте).

Среди людей, которым мы предложили ответить, были и те, кто присутствовал на презентации кандидатов на пост главы Госкино и на совещании у вице-премьера; и те, кого на эти встречи не приглашали (в частности, ни на первой, ни на второй мы не увидели украинских мультипликаторов).

 

Сергей Буковский, режиссер-документалист:

‒ Первый ‒ незамедлительно изменить кинематографическое образование в стране. Не хочу обсуждать уровень уже существующих профилированных вузов. Скажу лишь, что он безнадежно отстал от времени. Открыть новую, современную, соответствующую мировым стандартам киношколу. Второй ‒ очень трезво и беспристрастно взглянуть на то, что было снято за минувшее двадцатилетие. А особенно за последние годы. Третий шаг ‒ не делать никаких шагов и перестать пребывать в иллюзиях и надеждах. Спасение утопающих ‒ дело рук самих утопающих. Отдельно взятые кинематографисты выживут и без государственной помощи. Это утопия ‒ реформировать государственный кинематограф в рамках самого же государства. Впрочем, утопия ‒ и первые два шага. Назначение нового начальника Госкино существенно ситуацию не изменит. Госкино, особенно в нынешней ситуации, ‒ это хроническое заболевание. Приставка гос- не лечится. Хорошо, допустим, это будет Андрей Дончик. Как человек порядочный и честный, он не будет участвовать в коррупционных играх. Убежден в этом. А что потом? Денег же нет, как всегда. А те, которые есть ‒ будут завтра или послезавтра. Каковы критерии финансирования? Кому? Сколько? Зачем? Абсолютная роскошь ‒ брать и не возвращать. «Дорогу молодым!» Лозунг хороший, подкупает своей новизной, но предыдущий начальник тоже давал дорогу исключительно молодым.

 

Александр Бубнов, сценарист, режиссер-аниматор:

1. Поскольку мне ближе анимация, я говорить буду об анимации. Впрочем, я думаю, и у анимации, и у игрового, и у документального кино ‒ проблемы похожие, значит, и шаги должны быть общие. Просто специфику игрового и документального кино я не знаю, а анимационного ‒ знаю. Итак:

Шаг 1: обучение. В настоящее время обучение аниматоров (в том числе режиссёров-аниматоров) крайне неудовлетворительное. Я был в Универститете имени Карпенко-Карого, на факультете «режиссура анимации», смотреть больно. Учебной базы практически нет. Обшарпанные стены, не хватает мебели (!), на весь курс один компьютер, да и то зараженный вирусами. Усилий преподавателей-энтузиастов, Евгения Яковлевича Сивоконя и Елены Борисовны Касавиной, просто недостаточно. Я общался с выпускниками факультета. Они не знают основ: 12 принципов анимации Диснея, схему фазовки и пр. Их не учат основам монтажа, они сами «изобретают велосипеды». Даже дипломные работы студенты вынуждены снимать на собственные средства. И это при том, что студенты платят немалые средства на своё обучение! Вывод: надо создать мощную производственную базу, закупить компьютеры, создать монтажные, увеличить штат опытных педагогов-аниматоров, пригласить специалистов по новейшим технологиям, проводить мастер-классы с выдающимися аниматорами, вообще, создать условия, при которых студенты могли бы снимать полноценные учебные работы. Чтобы у них была не только теория, но и практика. Пример: школа «Гобелен» в Париже, «Британская высшая школа дизайна» в Москве.

Шаг 2: работа. Предположим, студент закончил обучение, получил диплом режиссёра. Куда ему пойти работать? Студий почти нет. «Укранимафильм», выпускающая 2-3 фильма в год, студия «Новатор-фильм» Степана Коваля, делающая пластилиновую анимацию, студия Андрея Сахалтуева, специализирующаяся на коммерческих и рекламных заказах... Это «самые крупные». Была крупнейшая студия «Борисфен», но она приказала долго жить, опытные специалисты остались без работы, ушли в смежные отрасли: рекламу, компьютерные игры и т. д. И есть ещё мелкие студии, как правило, делающие заказную работу для российских сериалов. Время от времени возникают крупные проекты полнометражных мультфильмов на деньги частных инвесторов, но пока что на моей памяти ни один не был доведён до конца ‒ все они с треском лопнули, потому что начинали «с нуля»: с аренды помещения, закупки оборудования, обучения специалистов, и им просто не хватало денег на производство. Вывод: надо возрождать крупные студии. Обучать специалистов среднего уровня: фазовщиков, прорисовщиков, лэйаутистов, специалистов компьютерных технологий. Примеры: студии «Мельница» и «Петербург» в Петербурге, студии «Базелевс» и «Анимаккорд» в Москве.

Шаг 3: прокат. Насколько я знаю, даже то малое количество мультфильмов, которое производится в Украине, до зрителя практически не доходит. Что-то показывается на фестивалях, что-то на телеканалах, но никогда не в прайм-тайм. Анимация ‒ штука нерентабельная, штучная, авторская анимация ‒ тем более. Анимация окупается в двух случаях: полнометражный мультфильм (и то не всегда) и сериалы, заказываемые ТВ. Авторские работы ‒ только для фестивалей. Но для того чтобы показывать хоть что-то: на телеканалах, на экранах кинотеатров, ‒ надо, чтобы это «что-то» появилось. А это возможно только как следствие шагов 1 и 2. Кроме того, стимулировать инвесторов, создавая им льготные условия для вкладывания средств в кино, освобождая от налогов.

Вывод: надо, чтобы государство обратило внимание на бедственное положение анимации, чтобы она попала в фокус его внимания. Сейчас, когда не хватает денег для пенсионеров, когда бедственное положение в экономике, государству не до «мультиков», я понимаю. Но иначе анимация обречена на прозябание, а нишу отечественной анимации занимают американские, японские и российские мультфильмы. Пример: национальная политика Франции в отношении собственного кинематографа.

2. Поскольку я сам лично не сталкивался с работой Госкино, ничего не могу сказать по этому поводу ‒ незнаком с вопросом.

3. Я плохо знаю киносообщество. Мне кажется, это не должен быть режиссёр игрового или документального кино ‒ в этом случае он неизбежно будет отдавать предпочтение и защищать, в первую очередь, свою отрасль. Хорошо бы это был киновед ‒ знающий и разбирающийся в киноискусстве, знающий мировые тенденции, стоящий как бы над цеховой корпоративностью. Мне приходит в голову, например, Александр Шпилюк. Но опять же ‒ это потому что я лично знаю Алика как умного и компетентного человека. Мне просто не из кого выбирать.

 

Денис Иванов, продюсер, генеральный директор «Артхаус Трафик»:

1. Три невероятно сложных шага: переформатировать систему кинообразования для профессионалов, сформировать экспертные группы, которые бы могли реально участвовать в разработки ключевых стратегий и механизмов кинополитики государства, победить интернет-пиратство.

2. Сделать общественный совет при Госкино реально действующим органом.

3. Пока я не вижу ни одного человека, который бы соответствовал хотя бы трем критериям, необходимым для этой должности. Не было пока у нас в киносообществе эффективного менеджера (продюсера украинского блокбастера, фестивального хита или главы успешного кинофонда), который имел бы реальные международные связи и был при всем этом честным человеком, не склонным к воровству и жажде власти.

 

Олег Щербина, продюсер, председатель правления кинокомпании Fresh Production:

1. Боюсь, трех шагов для эффективного развития киноиндустрии недостаточно. Нужна комплексная программа развития, над которой, насколько я знаю, работают сейчас несколько групп экспертов. На мой взгляд, нужно дождаться опубликования этих документов и обсуждения их общественностью.

2. Мой опыт работы с кинофондами четырех стран: Германии, Италии, Болгарии и Грузии, ‒ показывает, что система открытого отбора проекта в Украине ‒ одна из наиболее прогрессивных в Европе. В целом, на мой взгляд, качество работы Госкино высокое ‒ состав и уровень квалификации экспертов и чиновников позволяет им качественно выполнять свои функции и вряд ли может быть значительно улучшен в короткой перспективе. Главная задача сегодня ‒ не разрушить уже существующую и эффективную структуру. Все «улучшения» необходимо проводить осторожно, чтобы не допустить противоположного эффекта.

3. На мой взгляд, наиболее подготовленным для этой роли является Игорь Савиченко.

 

Антон Пугач, продюсер, глава наблюдательного совета компании «Мультиплекс-холдинг»:

1. Образование: финансировать образование, в том числе улучшить материальную базу кинофакультетов, а также создать условия для выезда на учебу или стажировку в киношколы Европы и США (специальное финансирование).

Кинопроизводство: продать все киностудии и кинопредприятия страны, кроме киностудии имени Довженко, а на вырученные средства создать одно большое современное кинопредприятие на базе студии Довженко.

Кинопоказ: все клубы и кинотеатры в небольших городах, райцентрах и сёлах продать с аукциона, но с обязательством организации в них кинопоказа (принять такой закон, обязывающий облсоветы продать свои коммунальные предприятия этого профиля); предприняв такой шаг, государство создаст условия, в которых местный бизнес быстро восстановит кинопоказ в небольших городах, что повлияет на социальную атмосферу и на жизнь в этих местах как таковую, ведь на базе восстановленных клубов и помещений могут появиться фитнес-центры, интернет-клубы, библиотеки, медиацентры, различные секции и обучающие центры новых типов.

2. Во-первых, в экспертной комиссии Госкино в принципе не должно быть людей, которые получают от Госкино на свои проекты деньги, будь то фильмы, фестивали или ещё что-либо.

Во-вторых, условия прохождения конкурса должны быть детально сформулированы и быть прозрачными во всех нюансах, ибо позорная практика прошлых лет, когда эти условия подгонялись под результат, который казался необходимым руководству или заинтересованным членам экспертной комиссии, не имеет никакого оправдания.

В-третьих, работа Госкино, как и любого другого госоргана, должна осуществляться под надзором гражданского общества, т. е. полномочия Общественного совета должны быть шире, а принципы его формирования должны быть закреплены в Законе о кино. Наиболее важно, чтобы не председатель Госкино формировал эту структуру, как было ранее, а профессиональное сообщество делегировало в этот орган своих кандидатов. Вопрос процедуры формирования института гражданского контроля ‒ из важнейших. Нельзя допустить повторения фарса, имевшего место в прошлые годы.

3. На совещании в Минкульте я, как и большинство коллег, поддержал кандидатуру Андрея Дончика, однако если бы пригласили Людмилу Новикову, как рекомендовал НСКУ, то был бы и за неё тоже.

 

Степан Коваль, ведущий режиссер анимационной студии «Новаторфильм»:

1. Во-первых, законодательными актами обязать крупные медиахолдинги (телекомпании) участвовать в финансировании государственных программ по кино. Во-вторых, законодательными актами обязать крупные бизнес-структуры (предприятия) участвовать в финансировании государственных программ по кино (меценаты по принуждению). В-третьих, полностью обновить производственные базы на государственных киностудиях, заменив их современными.

2. На мой взгляд, что менять или не менять в работе Госкино, можно рассматривать, когда реализуется пункт 1.

3. Не могу никого предложить, так как считаю, что руководить такой структурой должен человек в высшей степени интеллигентный и образованный, который будет одновременно дипломатом, владеющим иностранными языками, и стратегом, способным на нестандартные решения.

 

Игорь Савиченко, продюсер кинокомпании «Директория кино»:

1. О каких бы мы шагах ни говорили ‒ над ними нужно вешать один главный лозунг: «Кинематографисты должны получить любовь зрителя». Большой вопрос в том, что это за зритель, где он и как этой любви добиться. Лично я думаю, что рынок зрелищного кино нам недоступен, мы не можем тягаться с голливудскими блокбастерами. Один фильм ‒ как бюджет господдержки на кино за все годы независимости. Поэтому нужно развивать нишу авторского кино. Как это произошло в развитых европейских странах. И совсем недавно в Польше, которая опережает нас не с таким отрывом, как Швеция.

Первый шаг: нужно перестать протестовать против непонятно чего и назначить на должность главы Госкино сильную личность, которая в состоянии бороться за кинематографистов. Человека, который не будет выходить из Кабмина или Казначейства со словами: «Извините, нам ничего не дали», а выбьет то, что принято в государственном бюджете, и привлечет дополнительно внебюджетные финансы.

Второй шаг: деньги! Нужно стабильное финансирование кино из бюджета и нужно разнообразить источники финансирования кино ‒ в рамках нового Закона о кино принять пакет стимулирующих мероприятий. От сбора на поддержку кино, который не принуждает сдавать деньги в казну, а дает альтернативные варианты исполнения сбора. До таких экзотических по нашим понятиям способов, как лотерея. После проведения административной реформы и образования региональных бюджетов ‒ предоставить возможность местным властям возвращать часть местных налогов при производстве фильмов в регионах. И создать региональные кинофонды ‒ не только с точки зрения финансирования, но и стимулировать таким образом развитие кино за пределами Киева. Стабильность и больший охват регионов даст развитие для творчества (что в случае кино можно назвать качеством). Еще нужно ввести отдельно налог на культуру, как в Польше, к примеру. И часть этого налога направить на кино. Но не только на производство ‒ а на всё, начиная от введения кино как предмета в школах и заканчивая научными грантами на исследование кино.

Третий шаг: целый комплекс реформ ‒ начиная от образования, заканчивая экспериментами с новыми медиа. Сейчас очень быстро меняется структура зрителей и телевидение, и сети кинотеатров постепенно теряют свои позиции. Особенно в Украине, где отсутствие культуры похода в кино или оплаты за лицензионный контент, будь то Pay-TV, либо VOD, привело к массовому пиратству, никак не порицаемому обществом. Как только домашние кинотеатры по качеству сравнятся с кинотеатром и возможность купить оборудование для дома будет реальностью для среднего класса ‒ изменится всё. В США и Европе уже изменилось, бесплатное телевидение, которое живет за счет рекламы, фактически исчезает ‒ но там зрители платят за контент. А у нас бесплатное вымрет, в кинотеатры ходить можно будет только за запахом попкорна. Но для создания местного кино нужно местное финансирование, а где его брать, если все будут сидеть дома и смотреть кино с торрентов или ex.ua на домашних кинотеатрах?

2. Госкино, в рамках нашей административной машины, один из самых прогрессивных органов власти. Менять, конечно, нужно много, но результат изменений будет зависеть от инертности всей государственной системы. А она, к сожалению, не изменилась никак. Я бы, в первую очередь, перестал прессовать чиновников снижением зарплат и штата. Это путь в никуда. Низкая зарплата не привлекает умных, опытных людей. Всем нужно кормить семьи. Энтузиастов надолго не хватает. А маленькие зарплаты ‒ это прямой путь к коррупции. В Госкино много, намного-намного-намного больше, чем в других министерствах, энтузиастов, молодежи с хорошим потенциалом. Из Госкино вообще можно сделать образцовый центральный орган исполнительной власти. Принудительное обучение английскому языку, курсы, обмен опытом с коллегами из Европы и стран Восточного партнерства... Автоматизация процесса по проведению конкурсов и отчетности по ним. Это то, что может изменить Госкино к лучшему. Отдельно я бы выделил взаимодействие с кинообщественностью. Последние годы показали, что открытость Госкино (вряд ли кто-то будет спорить, что при Копыловой Госкино было более открыто и для прессы, и для киношников) имеет побочные эффекты. Мы, киношники, сами по себе люди склочные, а если эти склочники взывают к госчиновникам как к рефери, то у чиновника времени на работу не останется. Если чиновник отказывает быть рефери ‒ склочникам есть вокруг чего объединиться. При Госкино есть общественный совет и, как мне кажется, задачей этого совета есть консолидация всех мнений в некое, поддерживаемое большинством, и донесение этого мнения до главы Госкино. Как сделать так, чтобы этот совет не узурпировал какой-то демагог ‒ не знаю. Может, таких советов должно быть много? Или заседания этого совета в обязательной форме транслировать в интернет, чтобы было меньше глупости и попытки манипуляции сразу же становились очевидны широкой общественности? Или каждого члена совета садить на детектор лжи? На последнем заседании совета несколько человек заявило о своих навыках по владению боевыми искусствами ‒ может, им раздать оружие, пусть решают свои претензии друг к другу таким образом? Варианты могут самыми бредовыми, но суть их сводится к тому, что главу Госкино нужно избавить от очереди просителей, у каждого из которых особое мнение. И не забываем, что пробиваются на прием чаще всего самые настырные, как Ильинский, Муратов, Засеев. Кстати, веб-камеры в приемной ‒ это тоже способ если не решить проблему просителей, то развлечь киношников. Заодно в Минкульте поставить ‒ ведь если не принимает глава Госкино ‒ бегут жаловаться туда, а потом в ГПУ, СБУ, к Костицкому (кстати, как он пережил нашу  «люстрацию»?).

3. Глава Госкино как конкретная личность, ‒ я скажу ‒ главное. До тех пор, пока не появилась реальная кандидатура на должность главы, на этом месте должна была быть Катерина Копылова. И пусть в меня бросают камни. В условиях предыдущей власти она сумела построить прозрачную систему, настолько прозрачную, насколько это было возможно. Возможно, она излишне эмоциональна для чиновника и часто говорила не то, что нужно. Но кино ‒ это не металлургия, человек не может быть уж совсем роботом. Степень вовлечения и сопереживания высокая. Но за время, пока она была главой, и бюджет был (хоть и не весь исполнялся, но был), и фильмы снимались, и вообще, киношники поверили, что можно снять кино, а многие и сняли. Призы, показы, пресса потянулась ‒ всё было. Только за три года поднять кино с нуля нереально, ну никак. Кто следующий? Из тех, кто реально может стать, Ильенко выглядит наиболее искренним. Но если за 2,5 месяца не назначили ‒ значит, что-то под куполом не порешали. Не знаю. Все, кто что-то соображает в кино, отказались. Человек, который станет на эту должность, максимум через полгода станет изгоем и будет ненавидим всеми. Кинематограф сейчас уже в другом, чем три года тому, положении, появилась возможность ездить, и к нам стали ездить настоящие продюсеры, а не только звезды класса В, в рамках промотуров. Многие выросли, поняли, как работают в Европе, насмотрелись на глав киноинститутов соседних государств и уже есть с кем сравнивать. Профессионалы довольны не будут, демагоги недовольны всегда. Может, нам вообще нужен человек, далекий от кино? Или иностранный наемник? Кто знает... Но дай Боже новому главе Госкино мужа богатого и непьющего (ну или супругу).

 

Дмитрий Колесников, продюсер «Компания Кинотур»:

‒ Три шага. Тут, я думаю, тремя шагами не обойтись. Но принципиально необходимо решить вопрос индустриализации отрасли. И подходить к этому надо с точки зрения правительства.

Если Кабмин видит отрасль киноиндустрии по принципу дотационной политики, то тут всё понятно, нужны отчисления в виде сборов или налогов, что отражено в проекте закона о фонде, и нужно решить вопрос с распределением и контролем над этими средствами. Методы и политику в данном случае мы слышали от выступающих на собрании. Или отдельная статья в бюджете на кинопроизводство. Данная модель понятна, мы снимаем кино и пытаемся его поставить в прокат или ТВ. Как это выглядит, мы видим на примере отснятых за последние два года фильмов, немногие дошли до проката, часть дошла до фестивалей, где, в принципе, достаточно успешно представлена, по крайней мере, лучше, чем в прокате. При национально ориентированной политике отбора проектов они должны отражать соответствующие воспитательные и патриотические задачи. В данном случае говорить об индустриализации не стоит. Ряд проектов, безусловно, могут дойти до кассы, но в основном это не рыночный продукт.

Если Кабмин видит отрасль как бюджетообразующую, пусть немного, но прибыльную или хотя бы не убыточную, то тут дотации мало чем помогут. Для прибыльности отрасли что нужно? Производство и продажи! В кино это продажи билетов в кинотеатры, прав на ТВ и телекомуникационные сети. Тут мы сталкиваемся с принципом рыночных отношений, так как и киносети, и телеканалы ‒ все коммерческие и к своей работе подходят, соответственно, по правилам рынка. И вряд ли они будут в прайм-тайм или в лучшее прокатное время ставить нацкино. Мы ведь понимаем, что воспитательные и идеологические задачи ‒ это, в большинстве своем, не праймовый продукт. Чтобы он стал праймовым с идеологически ориентированным содержанием, он должен быть на уровне мировых прокатных картин, как по качеству, так и по бюджету (и в этих фильмах мы обычно видим реализацию определенных идеологий разных стран). В этом случае надо разрабатывать законы для привлечения инвестиций в отрасль, а под них решать задачи задействования части этих инвестиций для производства и проката нацфильмов. Это достаточно сложная задача, требующая привлечения международных консалтинговых агентств и аналитиков для совместной разработки таких законов. Тут и анализ состояния рынка, его потенциала, сохранившихся инфраструктур, банковских и страховых механизмов, и многое, многое другое. Всё это ‒ под гарантии государства. Вариантов для реализации инвестиций достаточно.

Итак, мы видим два, даже три пути:

1) идти по пути госстудий, создавать механизмы дотаций и попытаться создавать механизмы возвратности от проката ТВ и пр.;

2) разработать «плана маршалла» для киноотрасли с созданием и привлечением инвестиций с отстаиванием государственных интересов;

3) сохранить дотационность для госстудий, по крайней мере, центральной, с возможным и разумным наполнением ее бюджета, где и решать все озвученные на собрании задачи, а это: дебюты, госзаказы, детское, документальное, короткометражное художественное и анимационное кино, поддержка пожилых кинематографистов и пр.

Параллельно разрабатывать для студий «Кинохроники» и «Кинематеки» инвестиционную программу,как и для киноотрасли в целом, включая прокатный сектор. На переходный период разрабатывать механизм кредитования незавершенных проектов под льготный процент и госгарантии, в последующем он может стать основой инвестиционного фонда, где будет и направление конкурсной дотации с ограниченным бюджетированием не более ста тысяч гривен, например. На сегодня в «Фонде Ахметова» это сумма около 160 тысяч гривен. Собственно, создание инвестиционного фонда ‒ это и есть отраслевая задача правительства. 

Кто должен быть реализатором этих задач, тут вроде всё понятно. В первом случае ‒ директора студий, собственно, часть этих директоров ‒ и во втором, и в третьем случае. Тут выбор был сделан Союзом кинематографистов: на центральную студию делегирован их кандидат.

На реализацию индустриальной части отрасли голосование уважаемой части киноособщества вряд ли уместно. Это экономический инвестиционный блок правительства и тут выбор и назначение ‒ дело именно Кабмина, так как это ответственные возвратные средства, и спрашивать за коммерческий успех будут с него.

Соответственно, характер и структура нынешней госслубы кинематографии и ее отношения с министерством культуры должны быть изменены исходя из выбранного направления развития отрасли.

Таковы мои мысли. Нужно определиться Кабмину, что он хочет увидеть от кинематогрфии в нашей стране, и соответственно ставить задачу и реализовывать ее.

 

Юрий Минзянов, генеральный продюсер группы компаний Star Media (выразил пожелание ответить только на 3-й вопрос):

‒ Главой Госкино, по-моему мнению, должен быть действующий продюсер, ни в коем случае ни от какой-либо политической квоты, человек «от партии» завалит все благие дела. Думаю, что Госкино мог бы возглавить Игорь Савиченко, более профессионального человека не знаю.

 

Олег Фиалко, кинорежиссер, сценарист:

1. а) В киноотрасли финансирование играет роль серьезную, но не единственную и даже не главную. Иначе почему несколько сот кинопроектов за последние три года находились в равных экономических условиях, но порою отличаются друг от друга, как «мерседес» от телеги с деревянными колесами?

б) Идеология питчингов с моей точки зрения, требует модернизации. До последнего времени эксперты оценивали проекты, которые подавались в Госкино своевременно и правильно оформленные. Естественно, что встречались соискатели совершенно случайные, мало профессиональные, а порою с откровенным самотеком киномакулатуры, который пытались протолкнуть с помощью локтей. А, скажем, Марина Врода и ей подобные оставались в тени. Расчет на то, что количество перерастает качество не всегда эффективен. Думаю, что деятельность экспертов необходимо перенаправить на поиск действительно талантливых молодых, присутствовать на экзаменах, защите дипломных проектов, привлекать к конкурсу лучших из лучших. А старших -  мастеров нужно тоже приглашать, но на иных условиях, как в спорте: для любителей и профессионалов.

в) Кинопроизводство. Вопрос бесконечный и многослойный. К примеру, аспект государственных студий. Эрнест Ренан еще в 19 веке утверждал: «Учреждения прошлого века становятся в противоречие с веком следующим и поддерживать их -- то же, что стараться оживить труп». Но если с этим все таки не соглашаться и вспомнить, что киностудия им. А. Довженко - национальная, то государство обязано содержать ее как другие подобные нац.предприятия (театры и т.д.), финансировать ее жизнедеятельность. Традиционный расчет на то, что ее содержание можно осуществлять за счет отчислений и сметы кинопроектов  -  пагубен.  Деньги из госбюджета выделяются на возрождение кинематографа, а не на оплату коммунальных расходов. Как минимум, ко всему вышесказанному, здесь скрывается явное нарушение бюджетного кодекса.

Рано или поздно государство не сможет финансировать киноотрасль в необходимом объеме. Нужно завершить историю с созданием «кинофонда»,  которым занимались Союз кинематографистов, Госкино и отдельно заинтересованные субъекты. Примеров успешного существования таких фондов много, лучший из них - Франция.

2. За последние три года украинское кино явно реанимируется в первую очередь благодаря гигантским усилиям Госкино. Из личного опыта общения с его сотрудниками, убежден: большинство из них грамотные и заинтересованные в возрождении киноотрасли специалисты. Они способны идти дальше, иное дело  - кто, куда и каким образом их поведет. 

3. Руководитель. Мне лично симпатичен был бы преуспевающий продюсер Игорь Савиченко или Олег Щербина. Есть специалисты в самом Госкино. Но ведь в Минкульте избрали Андрея Дончика. И в чем загвоздка? Он профессионален, у него есть программа действий. Пусть поработает год, а потом обязательно отчитается перед кинообщественностью... Кстати, так нужно поступать с каждым новоназначенным. Иначе болото затягивает и опять наступает стагнация.