f y
Національна спілка кінематографістів України

Статті

Вони напишуть вбивство

23.03.2016

Українські сценаристи і продюсери готуються створювати серіали за всіма правилами детективного жанру.

Лілія Молодецька, «Детектор медіа»

18 марта на студии Film.ua состоялось заметное для украинской телеиндустрии событие – мастер-класс «Кто это сделал?» известных сценаристов детективного жанра, авторов многих адаптаций детективных сериалов в различных странах Джеймса Крамера и Михаила Шульмана. Один из павильонов киностудии был полностью заполнен – в зале были не только сценаристы и авторы, но и продюсеры продакшнов и телеканалов. И это понятно, ведь разговор шел не только о секретах разработки успешного сценария «детектива с убийством» (murder mystery), но и о правилах жанра, которых необходимо строго придерживаться. Похоже, что именно эти «законы жанра» стали главным открытием для украинской аудитории, которая должна не завтра, а уже сегодня работать в соответствии с ними, создавая собственный востребованный украинский телепродукт. Организаторами мастер-класса стали компания Media Resources Management и «Film.ua. Факультет».

Джеймс Крамер и Михаил Шульман – мастера детективного жанра, авторы известных американских сериалов «Детективное агентство “Лунный свет”», «Диагноз: убийство», «Строго на Юг», «Отступник» и адаптаций международных форматов «Родина», «Кости», «Менталист», «Преступление» и многих других успешных проектов.

Как сказал Джеймс Крамер, «детектив с убийством» (murder mystery) – поджанр криминального сериала, в котором фокус направлен на обещание раскрытия загадки убийства. Задача автора – создать привлекательную и развлекающую зрителя загадку, и она мало изменилась со времен Артура Конан Дойля с его «Шерлоком Холмсом». В этом отличие поджанра от других детективов – экшн-триллеров со стрельбой и погонями (многие сериалы российского канала НТВ) или судебных драм («Правильная жена»).

По словам Крамера, структура рассказов о Шерлоке Холмсе стала основной для создания всех сериалов поджанра «детектив с убийством». Михаил Шульман добавил, что жанры нельзя смешивать, потому что это подрывает лояльность зрителя. С первых кадров авторы заключают негласный договор со зрителями, что им будет показано в сериале murder mystery раскрытие загадки убийства. И такую договоренность нельзя нарушать, потому что это грозит потерей рейтингов.

Все сериалы «детективов с убийством» можно классифицировать по типам следователей, типам историй и типам расследований.

Типы следователей

1. Единственный герой

Прежде всего, это Шерлок Холмс, а также другие сыщики-гении, которые расследуют убийства по такому же принципу – Коломбо, Пуаро, Монк, доктор Хаус. Имя такого детектива часто становится названием сериала. В команде такого следователя всегда есть Ватсон, который нужен, чтобы сыщик выглядел лучше – и чем умнее Ватсон, тем умнее кажется главный герой. К такому типу следователя относятся многие сериалы, которые были популярны у массовой аудитории в 1980-е и 1990-е: «Она написала убийство», «Коломбо».

«Доктор Хаус» – остроумная интерпретация «детектива с убийством», где в качестве убийцы выступает смертельная болезнь, которая должна быть раскрыта, пока пациент не умер. Из той же серии – более новый сериал «Декстер», «детектив с убийством» наоборот, который смотрела уже не широкая телеаудитория, а нишевая. Как заметил Джеймс Крамер, если раньше в США сценарист был очень ограничен вкусами массовой аудитории эфирных каналов, то сейчас он может создавать сериалы для любой платформы (платные кабельные каналы, видео по запросу), понимая, что для его продукта может найтись своя ниша. «Сейчас интересное время для тех, кто работает в креативной профессии», – заметил он.

Стоит заметить, что в Украине ситуация не такая интересная, и украинские сценаристы сериалов обязаны искать успех исключительно у массовой аудитории основных телеканалов.

У единственного героя-сыщика в murder mystery, как правило, нет длительных отношений с кем бы то ни было. Но в детективах, где главная героиня – женщина, нередко появляется сильная горизонтальная линия отношений. В британском сериале «Главный подозреваемый» главным притяжением для зрителей была история полицейского офицера в исполнении Хелен Миррен, конфликтующей с другими полицейскими-мужчинами. В американском сериале «Тайны Лауры», адаптации мексиканского формата, вертикальные линии расследований постоянно пересекаются с горизонтальной линией героини, которая переживает конфликт между службой и личной жизнью.

Иногда в последующих сезонах сериала авторы изменяют правилу «единственного героя»: например, в сериале «Менталист» герой Патрик Джейн был главным героем, а офицер ФСБ Тереза Лисбон – его Ватсоном, но затем авторы увидели потенциал развития их отношений и превратили следователей в «романтическую пару» (другой тип следователей). Сериал завершился свадьбой сыщиков.

2. Напарники

Тип детектива, в котором два героя, которые будут расследователь убийство, сразу вступают в конфликт. Михаил Шульман утверждает, что к такому типу относятся не только датско-шведский сериал «Мост», датский сериал «Убийство», но и советский сериал «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона» режиссера Игоря Масленникова, в первой серии которого между Холмсом и Ватсоном происходит боксерский поединок.

В первом сезоне «Настоящего детектива» отношения напарников-следователей в исполнении Мэттью Макконахи и Вуди Харрельсона стали зрителям даже более интересны, чем расследование убийства. Во втором сезоне авторы сместили фокус на само преступление, и многие поклонники сериала были разочарованы.

3. Романтическая пара

Типичный сериал такого типа – «Детективное агентство “Лунный свет”». Как сказал Джеймс Крамер, который принимал участие в создании этого проекта, герои в таком детективе подбираются так, чтобы сразу было понятно, как будут развиваться их отношения. Главной интригой в таком детективе является вопрос «У них что-то будет или нет?» По словам Крамера, после того, как герои Брюса Уиллиса и Сибил Шепард переспали, рейтинги сериала пошли на спад – больше не осталось загадки.

Современному американскому сериалу «Касл» удается удерживать зрительское внимание даже после того, как главные герои не только объяснились, но и поженились. По словам Крамера, в каждое серии есть сильная загадка с убийством, которая и обеспечивает рейтинги.

Также важно сразу показать в отношениях романтической пары сыщиков и конфликт, и «химию», любовное притяжение. Кроме того, они должны дополнять друг друга: например, в сериале «Детективное агентство “Лунный свет”» преступление не могло было быть раскрыто, пока каждый из двух героев чему-то не учился у другого, не отступал от своих позиций в пользу напарника.

4. Команда героев

По словам Джеймса Крамера, создавать сериалы с командой очень сложно, потому что у каждого участника должен быть мотив в ней работать.

В создании команды следователей сценаристу необходимо закрепить за каждым из них выполнение определенных функций – криминалист, патологоанатом, компьютерщик. Это не столько полноценные герои, сколько функции, маски с определенной эмоцией, которые не развиваются. «Если вы пишете детектив, где работает команда, думайте о команде как об оркестре, в котором каждый музыкант играет только на своем инструменте», – советуют эксперты.

В качестве примера «командного проекта» Михаил Шульман привел жестко вертикальный российский сериал «След», над созданием которого он работал (продукт, кстати, запрещен к показу в Украине). Он признался, что пресекал любые попытки авторов прописать линии личной жизни членов команды спецотдела. «Эти герои жили только на экране и умирали в тот момент, когда заканчивалась серия. Между сериями – ничего», – сказал он. По его словам, личные линии героев команды очень отвлекают зрителя от основной загадки – убийства, теряется эмоция, формат начинает рушиться.

Типы историй

1. «Легкий» детектив

По словам Джеймса Крамера, это лучший рецепт детективных историй для общедоступных каналов: «Она написала убийство», «Касл» и др. В таких проектах обязательно присутствует сильный элемент комедии. По словам Михаил Шульмана, основной мотив таких детективов – «жертву не очень жалко, потому что она и так всем мешала».

2. Реалистическая современная история

Такие проекты используют современные реалии – вплоть до актуальных историй, взятых из газет. Например, в одном из американских сериалов жертвой была активистка, поддерживающая право на аборты, что сейчас является весьма дискуссионным вопросом в США. Гражданская активистка и священник, который венчал геев, были убиты в третьем сезоне сериала «Мост». Михаил Шульман рассказал, как в сериал «След» после выигрыша российской сборной был срочно вставлен эпизод, где члены команды следователей радуются этой спортивной победе. Такой ход повысил рейтинги, потому что у зрителей появилось ощущение, что герои сериала ведут расследование здесь и сейчас, где-то рядом с ними.

3. Нуар

Михаил Шульман сказал, что сериалы в стиле нуар – о неизлечимых пороках общества, когда следователь сталкивается с худшими проявлениями человеческой натуры, переживает предательство близких.

Джейс Крамер с улыбкой заметил, что в США плохо получаются детективы-нуар, это скорее европейский жанр. «Потому что мы, американцы, слишком большие оптимисты», – объяснил он. Отходом от стиля нуар он объяснил также неуспех американской адаптации датского сериала «Мост». По его словам, детективы-нуар – для нишевой аудитории, и за них обычно авторы сериалов получают награды.

Типы расследования

Со времен Шерлока Холмса методы расследования не очень изменились – дедукция («Шерлок», «Монк», «Пуаро»), улики («След», в котором запрещалось использовать показания свидетелей, только улики), свидетельские показания, знание психологии преступников.

Михаил Шульман заметил, что современные авторы сериалов недостаточно внимания уделяют знанию психологии как одному из методов расследования, хотя это одно из условий профессионализма сыщиков.

Как создать хороший образ следователя?

В качестве хорошего примера тизера пилотного сериала, в котором сразу же можно понять, что за сыщик будет расследовать убийства, Джеймс Крамер привел тизер «Менталиста». Главный герой Патрик Джейн за считанные минуты раскрывает преступление, вынуждая участников драмы не только сделать признания, но и действовать. Зрителям сразу понятно, что метод бывшего менталиста основан на блестящем знании человеческой психологии. По поведению мужа и жены, потерявших дочь, и по нескольким фотографиям в доме Патрик Джейн узнал о семейном конфликте и догадался, что он мог закончиться трагически. При этом зрители видят все подробности глазами сыщика, испытывают его эмоции и волнение.

Михаил Шульман замечает, что американских сценаристов больше побуждают думать по-режиссерски – до мелочей представлять, как это будет показано на экране. В сценарии важно прописать все детали поведения героя и объяснить их значение – например, кто на кого смотрит, или если герой взял руку персонажа, то зачем он это делает. По его словам, плохо, если режиссер сериала пытается во время съемок выяснить у сценариста, что значит тот или иное действие героя. Такой подход, однако, не предполагает описательности, литературщины, и в ремарках к сцене должно быть только то, что помогает максимально точно показать сыщика, его действия и эмоции.

Он заметил, что в России и Украине до сих пор ориентируются на сценарии, в которых количество ремарок должно быть минимальным. Вероятно, такое требование родилось из-за борьбы с литературщиной, а также пришло из практики полнометражного кино, в котором режиссер оставляет за собой право трактовать поведение героев по своему усмотрению. В сериалах, которые нередко снимают несколько режиссеров, сценаристу важно максимально точно объяснить своего героя.

Джеймс Крамер показал участникам мастер-класса страничку сценария «Менталиста», в которой было много ремарок, описывающих поведение Патрика Джейна в тизере пилота. По его словам, это позволило зрителю сразу очень точно понять главного героя сериала.

Еще одна составляющая успеха этого сериала – в сильной горизонтальной линии, которую можно назвать «погоней за призраком». Патрик Джейн начинает работать с ФБР в обмен на то, что ему помогут поймать убийцу его жены и дочери – «Красного Джона». В этом вертикальном сериале каждые 4-5 серий эта линия актуализируется. В современных сериалах 75% времени отдается вертикальным делам, а 25% – горизонтальной линии персонажа.

Концепция «призрака» очень важна в создании образа сыщика, уверен Крамер. Сейчас этот прием в создании горизонтальной линии используют очень многие сериалы. В сериале «Мост» – это гибель сестры героини сериала Саги Норен, ее сложные отношения с родителями. Еще один прием – использования недостатка героя, его «ахиллесовой пяты», которая нередко превращается в достоинство или мотивирует персонажа. У той же Саги Норен – это синдром Аспергера, она не понимает обычных человеческих реакций и в то же время замечает то, чего не видят другие.

«В создании детектива по типу “реалистической современной истории” важно прописать сложное прошлое главного героя», – замечает Джеймс Крамер.

Михаил Шульман рекомендует сценаристам обратить внимание на открытия современной психиатрии, которые чуть ли не каждый день обнаруживают новые синдромы и комплексы в поведении людей.

По словам Крамера, лучшие криминальные истории не о том, как сыщики раскрывают преступления, а о том, как расследование раскрывает сыщика. «Эмоция сыщика – та эмоция, которую будут чувствовать зрители. Она должна их как-то затронуть», – говорит он.

Михаил Шульман также обращает внимание на различия создания героя в сериале и полнометражном кино. Если в фильме герой переживает обязательное необратимое изменение, то в сериале он все время находится на грани изменения, но никогда не меняется.

Откуда берутся истории убийств?

Джеймс Кремер уверен, что истории преступлений должны подходить типу сыщика. Он рассказал о том, как его команда работала над созданием сценария сериала «Монк». Был составлен список необычных убийств, и сценаристы выбирали, что лучше подойдет. Главными в «сценарной комнате» были доски на стенах, на которых прорабатывались структуры историй.

Прежде всего, прописывались появление «очевидного подозреваемого», «настоящего подозреваемого» и поворотные точки (как минимум, три классических поворотных момента). За неделю создавался план эпизода.

В то же время Михаил Шульман рассказал, что в «сценарной комнате» сериала «След» каждый день создавался сценарий одного эпизода, и в неделю нужно быть сдать пять сценариев, потому что в неделю снимались пять серий. В команде также было коллективное рассмотрение заявок эпизодов, 90% которых отвергались.

Джеймс Крамер говорит, что при выборе истории стоит задать вопросы: подходит ли она детективу? Можно ли рассказать ее с точки зрения улик и криминалистических доказательств? Есть ли опасность или психологический поединок с преступником? Можно ли создать концовку истории? Когда прописывается концовка, начинается разработка детективной истории в обратном порядке.

Детали дела/структура истории

В эпизоде сериала обычно пять частей – включая тизер, с которого начинается серия.

Есть несколько видов тизеров:

  • обнаружение трупа;
  • момент совершения убийства (при этом зритель видит убийцу или нет).

В тизере может также появиться «очевидный подозреваемый», с которого в ходе расследования будет снято подозрение.

Михаил Шульман замечает, что «очевидный подозреваемый» должен быть хорошо обоснован: например, если у него нашли снайперскую винтовку, то он должен быть снайпером. По его словам, в детективе вообще не должно быть глупых персонажей.

В большинстве серий детективов присутствует эпизод обследования места преступления и обнаружения материальных улик (среди них может быть так называемая «золотая улика», которая поможет раскрыть убийство и которой первоначально следователи не придают значения).

По мнению Шульмана, эпизод с обследованием места убийства или обнаружения трупа стоит вводить, только если в нем сообщается важная для дальнейшего действия информация или «высаживаются семена» будущих событий.

Дальше благодаря первым уликам в серии появляется первый подозреваемый – «очевидный подозреваемый». «Ватсон» верит в его виновность, «Холмс» – нет, он сразу понимает, что дело в чем-то другом.

Свидетели или новая улика позволяют прийти к подозреваемому №2. При этом подозрение с «очевидного подозреваемого» не должно быть снято просто так – он должен оказаться полезным для следствия.

Важно также появление «ненадежного свидетеля» – который по той или иной причине не говорит всей правды. Его тайна должна быть достаточно серьезной и раскрываться постепенно.

После того, как сыщики понимают, КТО убил, ставится вопрос КАК? То есть, как вывести убийцу на чистую воду. Решить это помогает «золотая улика» или «озарение» главного сыщика, при этом «золотая улика» также может вызвать озарение.

Когда это происходит, зритель понимает, что все эти подсказки он уже видел, но не придал им значения.

Джеймс Крамер уверяет, что «со зрителями нужно играть честно», нельзя, чтобы сыщик как фокусник вынимал из рукава улику, она должна появиться раньше – вовремя посаженное «семя», которое проросло. Михаил Шульман добавляет, что плохие сценаристы сажают «семена» за пять минут до того, как они должны сыграть важную роль в действии. Зритель чувствует себя обманутым.

Непростой вопрос, когда в «детективе с убийством» должен появиться сам убийца. Крамер говорит, что зритель должен видеть преступника с самого начала, это один из элементов игры со зрителем. По его словам, убийца должен появиться в первые пять минут сценария.

По мнению экспертов, ход расследования зависит от типа детективной истории. Например, в «легком» детективе с убийством может быть трое подозреваемых и 8-10 свидетелей. В «реалистичном современном детективе» – обычно два подозреваемых и один «ненадежный свидетель».

Что такое плохой детективный сценарий?

Как сказал Джеймс Крамер, невозможно гарантировать успех детективного сериала, но можно гарантировать его провал.

Главная ошибка – неактивный следователь. Если обстоятельства сваливаются на него сами по себе, он перестает быть героем. Также нужно очень внимательно работать с уликами, детектив не может находить их по счастливой случайности, он должен что-то сделать, чтобы их обнаружить. Единственное исключение, когда улику можно «случайно» обнаружить, – это пересечение вертикальной и горизонтальной линии сценария.

По его словам, больше всего ошибок происходит, когда сценарист не знает всех правил жанра, в котором работает. Слабые сценарии также выходят у тех авторов, которые прописывают план плохого персонажа недостаточно сильно. Зрителей также раздражает глупость персонажей, которых в «детективе с убийством» не должно быть вообще.

Плохо выглядят в сценарии флешбеки. «Мы всегда с детективом, видим события его глазами, поэтому флешбеки выглядят искусственно, разрушают эффект присутствия», – говорит Крамер. Из этого правила есть исключения, четко прописанные в определенных форматах «детективов с убийством». В «легких» детективных историях с одним главным героем-гением (Пуаро) флешбеки показывают, как он раскрыл убийство. В таком эпизоде звучит закадровый голос сыщика – это его «звездный час». Другое исключение – визуализация «озарения» свидетеля или рассказа свидетеля, которые также должны быть частью формата сериала.

По мнению Михаила Шульмана, неправильно сосредотачиваться в сценарии на чисто технических придумках, фишках вместо настоящей эмоции. «Не сложное преступление со всякими хитросплетениями, а эмоция. Зритель ведется не на хитрости сценария, а на эмоцию», – заключает он.

Джеймс Крамер и Михаил Шульман после мастер-класса Film.ua остались в Киеве для проведения двухнедельного тренинга авторской группы детективных сериалов и криминальных драм каналов StarLightMedia. Группа была отобрана на конкурсной основе, в нее вошли десять авторов. Остается надеяться, что после обучения украинские сценаристы напишут сценарий детектива по всем правилам.

Лілія Молодецька, «Детектор медіа», 22 березня 2016 року

20 березня, середа, Червоний зал Прем’єрний показ художнього фільму «ЧОРНИЙ КОЗАК»

21 березня, четвер, Синій зал ІЗ СЕКРЕТІВ КІНООПЕРАТОРСЬКОЇ ТВОРЧОСТІ Фільм «ЗАГУБЛЕНІ В ПІСКАХ»,

22 березня, п’ятниця, Синій зал Цикл вечорів НЕІГРОВЕ/ХУДОЖНЄ Документальний фільм «Марія до Каллас»