f y
Національна спілка кінематографістів України

Статті

Анна Акулевич про кіно, глядачів і неможливість їх зустрічі

26.01.2016

Про те, чому фільми українського виробництва не доходять до свого глядача.

Анна Акулевич, «Бизнес»

С тех пор прошло уже полгода, а я по-прежнему в эпицентре последствий цунами. Это я схожу с ума. Или мир вокруг меня? Или мы оба? Но тут вспоминаю древнюю мудрость: «Принимай реальность такой, какой она есть».

К реальности я всегда относилась трезво, по крайней мере, так мне казалось. Наивно полагала, что искусство облагораживает. Если сузить спектр, то снятый «собственноручно» фильм, казалось мне, дает практическую возможность поиска смысла в том хаосе, который нас окружает.

Как ни странно, фильм я сняла. Чего это стоило, — тема огромной диссертации, и не в киноведении, а скорее, в психопатологии.

Потом настала пора премьер и фестивалей. Были они разные и всякие, и призы возникали, причем международные, и даже главные. Но что-то меня не устраивало, я все ждала своего зрителя. Вот он подходит после сеанса и так проникновенно смотрит мне в глаза, что мне хочется что-то досказывать ему и пересказывать, и опять все с самого начала. Так наивно и доверчиво я ожидала своего зрителя. А как же иначе? Я ж для него все это ваяла! Или я не права?

Наконец в середине 2015 года одна из крупнейших дистрибьюторских компаний Украины взяла в прокат наш фильм (йдеться про стрічку «Це я» і компанію «Ukrainian Film Distribution». — НСКУ) и… благополучно его провалила.

Для прояснения ситуации немного бюрократических подробностей

Как правило, фильммейкеры обязаны отдать кино после завершения производства дистрибьютору, который является главным связующим в цепочке автор-кино-зритель. Дистрибьютор договаривается с кинотеатрами о демонстрации фильма, выбивает подходящее для этого время, количество экранов, рекламы и т.д. Так происходит в мировой практике. А у нас? У нас же есть несколько дистрибьюторских фирм-монополистов. Они поглощают прокатные фирмы, которые поменьше (контент поглощаемых, между прочим, составляет блестящее мировое кино). И после этого зрителя лишают выбора, оставляя ему дорогую американскую пустышку.

Представители кинотеатров откровенно говорили нам: «Ваш фильм замечательный! Но взять его не можем. Договаривайтесь с дистрибьютором. Они все работают с нами пакетами фильмов, и поэтому выкупают все экранное время».

Мы так и поступили. Шесть месяцев пили чай, а порою кофе в кабинете директора дистрибьюторской компании. Иногда приходили, а директора на месте не оказывалось, тогда мы пили чай или кофе без него и приходили уже неожиданно в очередной раз для самого директора и снова пили чай опять вместе с ним. И договаривались об очередной встрече. Он всегда принимал нас заинтересованно, радушно, диалоги вел толерантно, я грешным делом даже подумала: «Но это ж надо!? Как ему фильм понравился!» Все это было ошибочно. Просто директор робел перед продюсером фильма (продюсував стрічку «Це я» Олег Фіалко. — НСКУ), и не по каким-то художественным, а совсем по иным причинам. И не все время, а только вначале. А потом…

Короче говоря, за несколько дней до всеукраинского проката, в начале мая, мы узнаем, что наш фильм будет демонстрироваться одновременно… аж в 37 кинотеатрах Украины! Что тут началось! Критики встречают, даже плечами пожимают: «Ну, вы и раскрутились!» Из Госкино звонят: «Це подія!» Ну, а про себя уже молчу, обзваниваю друзей по городам, обещаю приехать. Потому что дистрибьютор нам четко гарантировал промоакции в 10-12 областных центрах.

Реальность оказалась, мягко говоря, иной

А если честно, то диаметрально противоположной. В вышеназванных кинотеатрах перед другими фильмами не крутился рекламный ролик нашего. На плакатах, напечатанных заблаговременно продюсером для других целей, стояла дата, которая сбивала зрителя с толку. Ну и самое важное — дистрибьютор «расписал» этот фильм на самое непосещаемое время, в том числе утреннее.

Итог

Конечно, печально, что я так со своим зрителем и не встретилась. Почти по Чехову: «В Москву! В Москву!» Но, с другой стороны, искусство ненароком взяло и облагородило, как ни странно, меня — фильм в итоге посмотрело около 70 человек, в том числе, и в первую очередь, мои друзья и родственники (как жалко, что их оказалось меньше нужного). Ну и тут как хотите, так и считайте: пусть не рекорд, а антирекорд состоялся-таки! Конечно же, радость меня просто распирает.

Это одна из причин исчезновения украинских «киноатлантид» в нашей стране после их создания. Не имеет значения художественный вес картины, злободневность, жанр, медийность лиц, и т.д и т.п. Определяющим фактором является стереотип мышления нескольких обаятельных мужчин, незаконно владеющих экранным временем целого государства и знающих, что им за это ничего не будет, потому что другим тоже ничего не было, а третьи еще только думают, как быть, если?.. Но это уже для другого фильма.

Анна Акулевич, «Бизнес», 26 січня 2016 року

20 січня, неділя, Червоний зал Художній фільм «БРАТИ СІСТЕРС»

21 січня, понеділок, Синій зал Актриса НАТАЛІ ВУД/НАТАЛІЯ ЗАХАРЕНКО (1938-1981) Художній фільм «ВІДТЕПЕР І НАВІКИ ВІЧНІ», ІІ серія

22 січня, вівторок, Синій зал ЦИКЛ ВЕЧОРІВ «КІНО ПРО КІНО» Фільми про С. Параджанова: «Ніч в музеї Сергія Параджанова»