f y
Національна спілка кінематографістів України

Статті

Андрій Загданський про фільми року: «Зиму в огні» та «Тіні забутих предків»

30.12.2015

Кінорежисер Андрій Загданський у програмі Олександра Геніса «Американськй Час» на «Радіо Свобода» підбив підсумки кінороку.

Андрій Загданський, Олександр Геніс, «Радіо Свобода»  

Александр Генис: Сегодняшний предновогодний выпуск «АЧ» откроет специальный выпуск «Кинообозрения» Андрея Загданского, который выбирает фильм года.

Андрей Загданский: Действительно пришло время обсудить фильм года, хотя сделать это сегодня довольно сложно, потому что, вероятно, самые главные фильмы еще не вышли в прокат. Так фильм Тарантино, новая его картина еще не вышла на широкий экраны, более того, посмотреть ее будет довольно сложно, поскольку показывать фильм будут только в проекции с настоящей 70-миллиметровой пленкой.

Александр Генис: Я не очень понимаю, что это значит, но знаю, что в Америке всего сто таких кинотеатров.

Андрей Загданский: Я вам с удовольствием объясню. Дело в том, что традиционно широкая пленка — это 35 миллиметров, а двойной стандарт — это 70 миллиметров, то есть это полный экран.

Александр Генис: Широкоформатный фильм? Теперь я понимаю.

Андрей Загданский: Это полный кайф нашего детства.

Александр Генис: Как же, я помню, как «Спартака» смотрел в широкоформатном рижском кинотеатре «Палладиум», ради чего сбежал со сдвоенного урока труда.

Андрей Загданский: Цифровая проекция вытеснила роскошь 70 миллиметров, их уже нет, кинокопии в Америке никто уже не печатает, поэтому все перешло на цифровую проекцию. Тарантино как человек, который искренне, по-настоящему любит кинематограф, любит кинопроекцию, любит кинопленку, поэтому ему так важно, чтобы фильм был показан так, как он был снят на 70-миллиметровой пленке.

Александр Генис: Так или иначе, фильм почти никто не сможет увидеть до Нового года, потому что это ограниченные показы для того, чтобы застолбить место в оскаровской гонке. Но по-настоящему это кино появится в широком прокате только в следующем году.

Андрей Загданский: В следующем году мы с вами и будем говорить о Тарантино, начнем с этого года. А в этом году мы должны подвести итоги.

Я рискну со своим бескомпромиссным подходом назвать фильмом года документальную картину «Зима в огне». Это название точно резонирует с фильмом Александра Довженко «Украина в огне», что наверняка и было задумано автором. Это картина повествует о событиях Майдана. Почему, мне кажется, что этот фильм так важен? Я видел несколько фильмов о Майдане, видел несколько фильмов, сделанных буквально после событий молодыми украинскими кинематографистами. Первый фильм так и назывался «Майдан. Черновой монтаж». Но эта картина в силу многих обстоятельств оказалась самым популярным фильмом об Украине в Соединенных Штата. Подавляющее большинство американцев узнали о событиях в Украине, узнали о «революции достоинства» благодаря этой картине.

Александр Генис: И не только американцев, потому что фильм подготовлен для зрителей самых разных стран, — Италии, Германии, Японии. То есть, эта картина — визитная карточка революции, по этому фильму будут судить о ней. Характерно, что картина оказалась в списке номинаций на «Оскара».

Андрей Загданский: Да, фильм вошел в первый список. Изначально было представлено в номинацию порядка 120 картин, 15 картин вошли в список, через какое-то время из этих 15 останутся три. Останется этот фильм там или нет — я не знаю, но с моей точки зрения это действительно картина года. Ведь мир действительно будет знать и судить об этом важнейшем событии украинской истории во многом по этому фильму. Даже для меня, человека, который уже много знал и видел, фильм обладает гигантским эмоциональным воздействием. Я сидел перед экраном и не мог пошевелиться, я был абсолютно поглощен картиной. Когда все входит в кульминацию, а кульминация — страшная, кровавая, с убитыми людьми в кадре, мы видим, как в человека попадает пуля — все это вместе произвело на меня гигантское эмоциональное впечатление. Может быть потому, что я киевлянин, может быть потому, что я тысячу раз ходил по этим улицам и знаю здесь каждый дом, каждый камень...

Александр Генис: Кроме этого вы еще были как раз в эти февральские дни прямо на Майдане.

Андрей Загданский: Я не был прямо-прямо на Майдане, я был в двух шагах от этого, проходил мимо, мы снимали, готовились к съемке в двух шагах от Майдана в театре имени Франко, 70-80 метров от того места, где снайперы стреляли.

Александр Генис: Андрей, атмосфера, которую вы застали в Киеве, она попала в фильм? Все похоже?

Андрей Загданский: Это хороший вопрос, потому что атмосфера обладает множеством оттенков. Когда мы говорим «атмосфера», мы уже изначально предполагаем, что не одна какая-то доминирующая краска, а много красок, много оценок. Люди относились к самому Майдану очень по-разному. Но в тот момент, когда все это случилось, когда произошел кровавый красный выброс, то отношение изменилось и стало более гомогенным, одинаковым.

Дело в том, что среди моих знакомых нет ни одного человека, который бы не поддерживал отставку Януковича. При этом мои знакомые и друзья по-разному смотрели на события — и на необходимость Майдана, и на радикальное крыло в нем, и на менее радикальное крыло, но к результату пришли все с совершенно одинаковым восприятием: Янукович должен был исчезнуть с политической карты Украины. Что, собственно говоря, и произошло.

Александр Генис: Я посмотрел этот фильм только что, и он на меня произвел грандиозное впечатление. Конечно, я многое знаю об этом, как все, кто следил за украинской революцией. Но этот фильм сделан правильно: он прост, он лишен всяких нюансов. Это простая история о несомненных вещах: о насилии, о подлости, о достоинстве, о героизме. И это редкость в нашем мире, где редко происходят такие бесспорно духоподъемные события, как украинская революция.

Пока я смотрел на экран, у меня была одна мечта — чтобы этот фильм посмотрел каждый человек в России, не в Украине, а в России, не в Америке, а в России. И в первую очередь я хотел бы, чтобы этот фильм посмотрел ваш коллега кинорежиссер Шахназаров.

Андрей Загданский: А почему именно он вам так интересен?

Александр Генис: Я сейчас объясню. Потому что я имел честь беседовать с господином Шахназаровым в прямом эфире. У нас на Радио Свобода была такая дискуссия, и я сказал ему:

— Меня больше всего удивляет, когда в России интеллигентные люди говорят, что американцы подкупили людей в Украине, чтобы они участвовали в этой революции. Как можно миллион людей подкупить? Вот вы в это верите, господин Шахназаров?

И он, глядя в камеру, сказал: «Да, я верю, что американцы подкупили майдан и украинский народ». Вот я бы хотел, чтобы он посмотрел на эту толпу, которая пришла в Киеве защищать своих побитых студентов, и повторил бы эту фразу.

Мне кажется, что такой фильм — из тех, которые меняют сознание людей. Я думаю, что для Украины это чрезвычайно важно, потому что эта картина рассказывает о рождении нации. И это не этническая нация, а политическая нация. Это рождение украинской политической нации, которая стоит над языками, над этносом. Она основана, я бы сказал, как Америка, на идее, на конституции, на праве, она основана на мечте. Есть американская мечта, а есть европейская мечта, и за эту европейскую мечту сражались люди в Украине.

Я, конечно, переживаю за Украину каждый день, каждый день я читаю с ужасом о том, как падает экономика, как происходят политические скандалы, но посмотрев этот фильм, я понял, что Украина обязательно попадет в Европу, потому что она заплатила высокую цену за входной билет. Я подумал, что Европа ведь тоже сражалась, чтобы стать Европой. В Европе были революции, в Европе были гражданские войны, в Европе был Кромвель, в Европе была Голландия, которая сражалась за свою свою свободу и независимость с Испанией, в Европе была Великая Французская революция, которая кровью заплатила за права, которые сейчас исповедуют французы. То есть Европа заплатила за то, чтобы стать ею. Украина — тоже, и в этом — надежда.

Андрей Загданский: Наш общий с вами знакомый Павел Литвинов, человек, которого я бесконечно уважаю, тот самый, который вышел в 1968 году с плакатом «За нашу и вашу свободу» на Красную площадь, посмотрев эту картину, сказал: «Я теперь абсолютно убежден, что Украина заслужила свою свободу».

Мне очень понравилось, что этот фильм всем будет понятен. Достоинство картины и принципиальное ее преимущество перед многими другими фильмами (не хочу никого обидеть из моих коллег, потому что было сделано много хороших работ о революции, о Майдане) заключается в том, что авторы смогли правильно срезать лишние углы, обойти подробности, детали и обстоятельства, которые бы усложняли фильм. История опирается на несколько принципиальных точек: избиение студентов, эскалация насилия, кто стоит за насилием, как взрывается народный гнев. Там есть совершенно замечательная фрагмент: женщина говорит, что она пришла на площадь после избиения студентов. Студентов избили 30 ноября 2013 года. На следующий день вышли их отцы — это очень важно, это принципиально. Она говорит: «Я никогда не чувствовала такое количество тестостерона на площади».

Александр Генис: Да, это очень хорошая фраза.

Андрей Загданский: Это замечательная фраза. Я очень хорошо знаю ощущение массового мужского гнева. Женское сознание, женский взгляд это очень точно почувствовал.

Александр Генис: Еще одна хорошая фраза из этого фильма, один из персонажей говорит: «Вы представляете себе, как нужно было довести людей, чтобы киевский банкир и львовский адвокат бросали камни в полицию?».

Андрей Загданский: Один из этих камней у меня дома.

Александр Генис: Вы его храните. Как я храню две реликвии: одна — это камень из Берлинской стены, кусок цемента, а вторая — тоже кусок цемента из памятника Дзержинскому. Камень с Майдана — это третья реликвия.

Андрей Загданский: Держите их в разных местах.

Александр Генис: Андрей, один вопрос, вопрос, который не перестает мучить каждого сочувствующего событиям: почему в Украине это стало возможным, а в России — нет?

Андрей Загданский: Объяснений, будет множество, об этом будут писать книги. Но я могу сослаться на свой кинематографический, личный, абсолютно киевский опыт. Представьте себе следующую историю: в двух шагах от майдана находится кинотеатр «Украина», в этом кинотеатре «Украина» в 1965 году состоялась премьера фильма Сергея Параджанова, фильм назывался «Тени забытых предков».

Александр Генис: То есть ровно 50 лет назад.

Андрей Загданский: В этом кинотеатре встает украинский писатель Иван Дзюба и предлагает подняться всем в зале в знак протеста против арестов украинской интеллигенции. Несколько людей встает. Появляется милиция, всех арестовывают. С этого момента, мне кажется, начинается широко известное сопротивление советской власти в Украине. Это очень важно: фильм послужил толчком.

Александр Генис: Но почему именно этот фильм?

Андрей Загданский: Я убежден, что это первый несоветский фильм, не антисоветский, в нем нет ничего антисоветского, а именно что несоветский. Фильм Параджанова стирает советский канон, в нем никакого советского позитивизма, никаких советских историй, никакого советского положительного героя. Параджанов припадает к этническому источнику мудрости и жизни. Есть любовь, есть проклятья и нигде во всем воссозданном на экране мире нет ничего, связанного с классовой борьбой, с победой добра над злом, с философским позитивизмом, с коммунистами, ничего этого нет. Эта картина свободна по многим причинам.

Снимали фильм где-то полтора года. Параджанов писал, что когда они оказались в районе Ивано-Франковской области, они ушли за пределы советской жизни. Поскольку Ивано-Франковская область, Гуцульщина, меньше была затронута советской властью, она пришла туда гораздо позже, страшное истребление было, но меньшее, чем всюду.

Знаете, это как больному после операции переливают кровь, которую у него взяли до операции, для того, чтобы восстановить его силы. Вот эта кровь — это подлинный смысл жизни, который сохранился на западной Украине, вернулся через культуру, через кинематограф в нацию. Поэтому, мне кажется, совпадение этих двух фильмов столь важным. Давайте сделаем так: у нас будет в этом году два фильма — один об Украине, о революции, о Майдане, другой первый подлинно несоветский украинский фильм армянского режиссера Сергея Параджанова, чьему фильму «Тени забытых предков» в этом году исполнилось ровно 50 лет.

Андрій Загданський, Олександр Геніс, «Радіо Свобода», 28 грудня 2015 року

20 березня, середа, Червоний зал Прем’єрний показ художнього фільму «ЧОРНИЙ КОЗАК»

21 березня, четвер, Синій зал ІЗ СЕКРЕТІВ КІНООПЕРАТОРСЬКОЇ ТВОРЧОСТІ Фільм «ЗАГУБЛЕНІ В ПІСКАХ»,

22 березня, п’ятниця, Синій зал Цикл вечорів НЕІГРОВЕ/ХУДОЖНЄ Документальний фільм «Марія до Каллас»