f y
Національна спілка кінематографістів України

Статті

Як через «Зоряні війни» і українські фільми посварилися Держкіно, дистриб'ютори і кінотеатри

16.12.2015

Подаємо репортаж видання "Медіаняня" про круглий стіл "Українське кіно в кінотеатрах України: місія нездійсненна?", який відбувся 15 грудня 2015 року в рамках Зимового кіноринку Одеського МКФ.

Ждете ли вы премьеры «Звездных войн» так, как ждут ее кинотеатры? В зрительской среде по этому поводу – единодушие: как ни крути, самая ожидаемая премьера года (а для многих – и десятилетия). А вот в кинотеатральной среде, как выяснилось, полная амбивалентность с привкусом скандала, хотя, казалось бы, такой блокбастер должен кормить рынок долгое время. Об этом, а также о законодательных инициативах рынка, о том, что думают кинематографисты по поводу проекта #КіноКраїни, и о судьбах прокатного кино в целом поговорили участники круглого стола инициативы «Украинское кино в кинотеатрах Украины: Миссия выполнима?» А я – подслушала и предлагаю вам краткий конспект.

Состоялся Круглый стол в рамках Зимнего кинорынка ОМКФ – события, как показывает опыт предыдущих лет, очень ожидаемого в первую очередь кинотеатрами. Именно представители сетей и независимых кинотеатров высказались, наконец, по поводу происходящего объединения индустрии. Но обо всем по порядку.

Первым спикером стал Артем Вакалюк, презентовавший аналитику компании MRM по киносмотрению и кинотеатральных релизах в странах Европы.

Впрочем, утомлять вас абсолютными и относительными показателями не стану, а кратко резюмирую – по количеству экранов на душу населения (чуть больше одного на 100 000 человек) Украина – позади Европы всей. По количеству посещения фильмов и сборов с одного экрана – в «золотой медиане», пользуясь терминологией презентации. По количеству же сборов с национальных фильмов – снова плетется в самом хвосте. Выводы делайте сами.

Далее слово взяла Ирина Заря от имени сети «Оскар»:

– Украинские кинотеатры хотят украинское кино и с удовольствием вам его распишут – принесите только качественный продукт, на который пойдут зрители. Например, мы всегда очень ждем фильмов студии «Квартал 95» – особенно потому, что они подгадывают их к праздникам, как 8 марта или 14 февраля. А зритель всегда идет с удовольствием.

Инна Янакаева, генеральный директор сети «Мультиплекс», подтвердила выводы коллеги:

– Мы работаем и развиваемся – сеть «Мультиплекс» строит новые кинотеатры даже в это непростое время, чтобы показывать хорошее, качественное кино, которое украинский зритель хочет смотреть. Для того, чтобы продолжать развиваться и открывать кинотеатры в городах с населением меньше 250 тысяч, нужны льготы на развитие этого направления. Что же касается украинского кино – мы очень ждем и с удовольствием расписываем в прокат отечественные фильмы, если они качественные и к ним есть интерес украинского зрителя.

Как вы поняли, и Ирина, и Инна тонко намекают на норму законопроекта #КіноКраїни, которая предлагает ввести те самые льготы на открытие кинотеатров в регионах Украины, и еще более прозрачно – на предлагаемое государством квотирование показа украинских фильмов.

Филипп Ильенко, естественно, не оставил позицию кинотеатров без ответа:

– Все очень любят требовать от государства льготы – мы должны и то поддержать, и это. А о том, что всем льготам и поощрениям должны корреспондировать соответствующие обязательства, успешно забывают. А ведь квоты на показ украинского кино и льготы на развитие сети кинотеатров – взаимосвязанные вещи. И не нужно обвинять украинское кино в некачественности – кинотеатры вместе с Голливудскими блокбастерами крутят немало и откровенно плохого кино, несравнимо хуже украинского. И мы, тут собравшиеся, знаем, почему так происходит, поэтому не нужно лукавить.

Валентин Васянович, не зная, что его продюсерская работа (фильм «Племя») вот-вот станет камнем преткновения, высказался в поддержку квот на украинское кино:

– В презентации, которую мы смотрели перед дискуссией, первый слайд был о позорно малом количестве экранов в Украине. И о том, что, к сожалению, крымские кинотеатры в это число больше не входят, экраны в зоне АТО – тоже... Мы можем не крутить украинские фильмы и дальше, брать фильмы производства «русского мира», потому что они зрительские, а потом с удивлением и сожалением констатировать, что, мол, в этом году у нас снова стало меньше экранов – не можем больше считать Харьковскую область, Запорожскую, Днепропетровскую...

Олесь Санин вообще не понял, что делает на круглом столе: 

– Я, сидя тут и слушая уважаемых спикеров, случайно подумал, а не ошибся ли дверью. Я поддерживаю уважаемых спикеров во мнении, что украинское кино должно сниматься для украинцев, и так, чтобы они хотели его смотреть. Со своей стороны я сделал все возможное в работе над «Поводырем» и остальными своими фильмами, чтобы они были максимально зрительскими и интересны как можно более широкому кругу.

Но вопрос же в другом: в цивилизованном мире среднебюджетное кино постепенно уходит онлайн. О низкобюджетном я вообще молчу – ему давно проще монетизироваться в интернете, чем пытаться пройти все круги ада с дистрибутором и кинопрокатом. Так что вполне вероятно, что через десять лет кинотеатры станут красивыми залами с кожаными креслами и хорошим звуком, но совершенно пустыми. О том, как привлечь зрителя, как приучить его смотреть кино в кинотеатральном зале, никто не говорит. Или вы собираетесь, не умаляя всех его достоинств, пять сеансов в день крутить театральную запись Бенедикта Камбербэтча в роли Гамлета?

Богдан Батрух с присущим ему тактом прошелся по украинским кинорелизам и квотам вообще:

– Меня нельзя обвинить в непатриотизме, все знают. Но я не понимаю, кому нужны квоты на украинское кино. Хорошие украинские фильмы попадают в прокат и неплохо расписываются. Если же речь идет о таких картинах, как фильм «Племя», то это не зрительское кино. Зритель не хочет такое смотреть. Это нишевое искусство – как фотографии современных художников, которые смотрят в маленьких галереях. А есть ренессансная живопись, и чтобы увидеть ее, люди днями стоят в очередях в Риме. Как правильно написали в одном американском издании в обзоре ленты «Племя», это «идеальная картина полной деградации общества». Кому хочется на это смотреть? Очень немногим. Признак здорового общества – когда все хотят ходить в кино на uplifting, позитивные фильмы, а не на депрессивные и угнетающие. Украина – здоровое общество, ничем не хуже европейского, и большинству зрителей нужны зрительские фильмы, которые дарят позитивные эмоции. Место «Племени» – на фестивалях, а не в широком прокате. Когда украинские режиссеры снимают такие фильмы, как у того же «Квартала 95», кинотеатры берут их с радостью.

А квоты на кино нужны именно неуспешным продакшенам и продюсерам, которые снимают такое вот незрительское кино, которое идет при пустых залах. Вы хотите нас заставить, чтобы 20% нашей программы были украинским кино – хорошо. Но кто загонит туда зрителя? B&H-то выживет в любом случае – толстому с голоду помереть, как говорится, всегда дольше, чем худому. А маленькие независимые кинотеатры – нет. И как вообще будет осуществляться администрирование таких квот? Сеанс в три часа ночи – это выполнение квоты или нет? 20% – это количество фильмов, или экранов, или сеансов, или чего? Вот вопросы, на которые я хочу услышать ответы.

Филипп Ильенко не смог смолчать и бросился на защиту фильма Мирослава Слабошпицкого:

– Во-первых, позволю себе не согласиться. Критик The Hollywood Reporter назвал «Племя» лучшим фильмом 2015 года. Сборы, и я имею в виду не от фестивального проката, а от кинотеатрального, у фильма «Племя» за границей были намного лучше, чем в Украине, так что утверждение, что фильму не место в прокате, не верно. Да и по поводу качества украинских фильмов вы не правы – среди них есть много хороших зрительских проектов, которые все равно не попадают на экраны.

Но еще более важный аспект – украинский кинопрокат нельзя сравнивать с европейским. Ни одна другая страна Европы не является постколониальной с таким долгим бременем имперской антинациональной политики и искоренения языковых, культурных и этических национальных кодов. Украинского зрителя много лет сознательно отучали от всего украинского, вырабатывая привычку считать продукт национального производства второсортным, что касается и кино. Полагаться на то, что зритель сам решит перевоспитаться, можно, но нужно и помочь ему в этом. Это вопрос защиты культурной идентичности.

Артем Вакалюк настойчиво попытался перевести дискурс строго в экономическую плоскость, на что услышал в ответ:

– Вы хотите убедить нас, что мухи отдельно от котлет, но в реальной жизни так не бывает. Рыночный вопрос от культурного в сфере кинопроизводства неотделим, и нельзя, манипулируя цифрами, отсечь от проблемы половину, сделав вид, что она сама по себе разрешится!

Анатолий Максимчук, юрист StarLightMedia, попытался вернуться к вопросу законопроекта инициативы #КіноКраїна:

– При подготовке законопроекта мы изучали опыт других европейских стран. Среди прочего, и в вопросе квот на национальное кино в прокате. В таких странах, как Франция, Италия, национальное кино поддерживается и защищается государством, и одним из методов является применение квот.

Евгения Дербал, юрист FILM.UA Group, была с коллегой солидарна, но сказать ничего не успевала - времени оставалось всего на несколько вопросов из зала. 

Представитель 86 Prokat Илья Гладштейн пожаловался, как сложно было им бороться с мейджорами в попытке хорошо расписать, или хотя бы попасть в кинотеатры с украинским фильмом «Брати».

Сергей Шефир, в свою очередь, попытался разрядить обстановку:

– В 2007 году, выходив на рынок с первым полнометражным фильмом, мы работали в России с независимым прокатчиком. И испытали на себе все прелести борьбы с мейджорами. На нашу защиту встали сами кинотеатры –  поскольку зритель на фильм шел, и очень хорошо, нам дали хорошие сеансы. Конечно же, мне и сейчас каждый раз, когда выходит новый фильм студии, кажется, что все остальные картины нужно срочно перестать показывать и крутить с утра до вечера на всех сеансах только наш, но это ведь нереально.

Однако следующий спикер, директор кинотеатра во Владимире-Волынском, подтвердил, что мечты Шефира – реальность многих кинозалов:

– Мы бы с радостью поставили в прокат украинский фильм «Брати», тем более, что у нас на Волыни к нему был бы интерес. И фильм «Племя» мы бы с удовольствием поставили в прокат. Но как мы, маленький кинотеатр в городе с населением 35 тысяч человек, можем поставить сеанс украинского фильма, если B&H выставляет нам требования на «Звездные войны» пять сеансов в день (из которых два – вечерние)? И у нас, и у кинотеатра с четырьмя залами в областном центре, между прочим, условия одинаковые. А нам их вообще нереально выполнить, но B&H выкручивает руки. Вот и выбирай – либо ты не показываешь зрителю «Звездные войны» вообще, которых, кстати, ждут, либо показываешь только «Звездные войны», потому что расписать что-либо еще уже просто невозможно. Кто будет ходить на 5 сеансов в день в городе нашего размера? Но мейджор это не волнует.

Ответ Богдана Батруха на критику был прост:

– А вас никто не заставляет покупать. Не устраивают условия – крутите пять сеансов «Племени» или «Братив». Вы же не спрашиваете в автосалоне, почему мерседес дороже запорожца. Хотите мерседес – платите за него.

После этого представитель организации slavpeople предложил всем украинским фильмам прокатываться в коммунальных и государственных кинотеатрах, а Госкино обвинил в воровстве (чего именно – не уточнил). Время истекло, и Круглый стол пришлось объявлять закрытым, так и не договорившись.

За шумом хозяйственных вопросов и текучки главные проблемы инициативы #КіноКраїна, а именно, что в прошлый четверг Верховная Рада так и не успела заслушать проект в первом чтении, поэтому его рассмотрение снова откладывается, и то, что кинотеатры, возражая принципиально против квот, не предлагают ни альтернативные пути решения этого вопроса, ни даже делегата, с которым можно было бы сесть за стол переговоров – так и не обсудили. 

"Медіаняня", 16 грудня 2015 року

20 березня, середа, Червоний зал Прем’єрний показ художнього фільму «ЧОРНИЙ КОЗАК»

21 березня, четвер, Синій зал ІЗ СЕКРЕТІВ КІНООПЕРАТОРСЬКОЇ ТВОРЧОСТІ Фільм «ЗАГУБЛЕНІ В ПІСКАХ»,

22 березня, п’ятниця, Синій зал Цикл вечорів НЕІГРОВЕ/ХУДОЖНЄ Документальний фільм «Марія до Каллас»