f y
Національна спілка кінематографістів України

Статті

Російське чи українське? Як #КіноКраїна шукала глядача та патріотичне коріння

01.09.2015

28 серпня 2015 року у Києві відбулася дискусія «Чому українські режисери знаходять гроші, але не знаходять глядачів», організована ініціативою #КіноКраїна‬, яку започаткували і підтримують найбільші вітчизняні виробники аудіовізуального контенту. Подаємо звіт видання Медіаняня про подію.

Сколько строит дом построить и что нужно сделать, чтобы квартиры в этом доме продать? Как снять украинский фильм так, чтобы на него пришел зритель, и стоит ли из-за этого еще и на маркетинг тратиться? Ну и наконец, считать ли авторитетное мнение Богдана Батруха главным критерием по определению страны происхождения кино?

В прошлую пятницу инициатива #КіноКраїна искала ответы на этот и другие вопросы бытия. А вот успешно ли – судите сами.

Модератор дискуссии Елена Шрамко дала отмашку, и глава Госкино Филипп Ильенко признался, что чахнет, как Кощей, над сундуками со златом:

– Все средства, которые Госкино получает в качестве своей доли от успешного проката украинского кино, мы перечисляем в специальный фонд. Этот фонд пойдет не на съемки фильма – да и нет там пока на фильм – а на промо. К слову, в этом году мы превзошли свои собственные планы. Фонд наполнился в том объеме, на который мы рассчитывали за год, еще в январе, благодаря «Поводырю». А сейчас, после «Незламной», у нас там уже вполне приличная подушка.

Зал оживился.

– Мы прекрасно осознаем необходимость не только финансировать кинопроизводство, но и находить пути продвижения наших фильмов на кино-, теле- и любые другие экраны, которые доступны зрителю благодаря новым технологиям, – продолжил Ильенко. – Ментальность режиссеров сегодня такова, что они рассчитывают бюджет только под съемки фильма. Сами съемки, творчество для них – главный и самодостаточный процесс. Четко определить целевую аудиторию своего фильма, спланировать его продвижение и заложить это в бюджет – о таком режиссеры в Украине думают редко, когда идут на конкурс в Госкино.

Зал снова приуныл, а Филипп Ильенко очертил три главные проблемы в вопросе промо, которые стоят перед Госкино и украинским фильмом вообще. Первая – в Украине нет киноселебрити, имен, которые собирают зрительские залы (и тонко намекнул, что некоторым политикам следовало бы пойти на курсы актерского мастерства, уж на них-то зал соберется). Вторая – непонятно, какая именно в Украине целевая аудитория украинского фильма. Третья – что именно называть украинским фильмом?

Последний вопрос и стал, в итоге, камнем предкновения для всей дискуссии.

Ольга Захарова, например, рассказала, что проблем с телепродвижением «Незламной» у нее не было.

Если говорить о цифрах, к которым мы пришли опытным путем, то более-менее успешная промо-кампания или кампания, претендующая на успех, должна начинаться минимум за год до выхода фильма на экраны. Так или иначе, процесс принятия решения потенциальным зрителем («я хочу посмотреть этот фильм» или «я не хочу посмотреть этот фильм») должен пройти этапы информирования, возникновения интереса и принятия решения. Мы для себя вычислили, что эффективный охват – пять. Каждый зритель должен увидеть ваш ролик, пиар-сообщение, статью-информацию о фильме минимум пять раз. Чтобы этот контакт с коэффициентом пять состоялся, необходимо показывать трейлер в эфире общенационального телевизионного канала – такого, как «Украина» или «Интер» – около 10 раз в день в течение 6-8 недель. Это – минимум, на который можно опираться, чтобы достигнуть нужного показателя. Но такая кампания предполагает большие цифры. Речь идет о 6-8 млн грн.

Когда кинорежиссер приходит к нам и говорит: у нас есть фильм, давайте его вместе промотировать. Мы спрашиваем: а что у вас есть? У вас есть фотографии актеров в гриме? Материал со съемочной площадки – фотографии съемочного процесса, курьезные истории с которыми можно работать для того, чтобы создать какую-то рекламную кампанию? Кто-то об этом позаботился? Чаще всего ответ – нет. А ведь продакшн фильма включает и продакшн промо. Однако мало кто во время съемок работает над тем, чтобы было, из чего создать ключевой key-art, который будет продавать фильм. Здесь телеканалу «Украина» было легко работать с проектом «Незламна», потому что Полина Толмачева принесла все готовое. Она пришла и сказала: вот у меня есть концепция продвижения проекта для аудитории в диджитал. Вот – несколько ключевых имиджей. Давайте выберем тот, который ближе вашей аудитории. Хотелось бы, чтобы так к вопросу подходили и другие фильмы.

Полина Толмачева рассказала о составляющих промо-кампании «Незламной»:

Рекламная кампания фильма состояла из многих этапов. Что касается телевидения, то речь идет о 834 показах на телеканалах «Украина», «СТБ», ICTV, «Интер», «Новом канале». По другим медиа – речь о 340 радиороликах, 363 выходах в СМИ, семи допремьерных показах в Украине, активной работе в соцсетях. Для этого были созданы три трейлера, три ключевых арта для постеров – эпический, военный и романтический, исходя из целевой аудитории. Кассовые сборы фильма говорят о себе сами – 14 млн грн.

Но нашлась в панели и Баба Яга, которая была против, а именно – основатель компании B&H Богдан Батрух.

Слово он получил сразу после презентации «Незламной»

– Все отлично, очень правильная рекламная кампания, но «Незламна» – это на самом деле не украинский, а российский пропагандистский фильм. Посмотрите сами – в РФ на него ходили гораздо активней, чем в Украине. Соотношение – почти 15 к одному! Это значит, что в России фильм приняли как свой, а в Украине – нет, то есть и фильм – российский.

На возражения, что сборы с копии (количество денег, собранных при прокате, на каждую копию фильма, отданную кинотеатру для проката) в Украине и России почти одинаковые, и, может быть, дело все-таки в количестве экранов в стране, Богдан ответил, что сборы с копии – устаревший показатель, и вообще, цены в кинотеатрах Украины очень разные, от 35 до 150 гривен за билет. Но то, что экранов в Украине недостаточно, все же признал.

К слову, физически экранов в Украине всего 410 – то есть приблизительно один экран на 100 000 населения страны. Да и размещены они не очень однородно: в некоторых регионах Украины – только в областном центре. Поэтому сходить в кино для некоторых украинцев – что в командировку съездить, как объяснил собравшимся Филипп Ильенко. И еще отметил, что в Украине, в отличие от Европы, кинотеатры пока не идут на то, чтобы, как в Европе, крутить украинское кино месяцами, а снимают с проката иногда уже через 2-3 недели после выхода, чтобы поставить новый голливудский блокбастер.

Честь «Поводыря» защищали Олесь Санин и Максим Асадчий. Вместо лишних слов они показали видеоролик о рекламной кампании своего фильма.

Асадчий похвастал и уникальными нововведениями «Поводыря» – возможностью смотреть фильм для слепых, промо-туром по Украине, активной PR-кампанией и акциями, в которых участвовала съемочная группа. Но и здесь Богдан Батрух остался недоволен:

– Я не считаю удачной находкой и вообще хорошей рекламной кампанией, что режиссер и актеры ходили с повязками на глазах. Это рекламное агентство, которое занималось вашим продвижением (MILK, – МН), может, умеет продавать другие товары, но продвижением кино раньше явно не занималось, – возмутился Богдан.

Впрочем, несмотря на неопытность рекламного агентства, фильм «Поводырь» собрал-таки рекордный $1 млн в украинском прокате (14 млн грн, що менше 1 млн доларів за чинним на момент прокату фільма валютним курсом. – НСКУ), и у зрителя повязки на глазах отторжения не вызвали. На том и порешили.

Последней презентовалась Ирина Победоносцева, теперь – от имени «Квартала 95», и с опаской посматривая на главу и основателя B&H.

Богдан Бартух, правда, «95 квартал» одобрил – мол, украинский. А что в России катается – ладно.

И обошлось бы тизерным роликом фильма «8 лучших свиданий», но замечания по делу возникли у Сергея Шефира из «Квартала»:

– В отличие от «Незламной» и «Поводыря», мы не привлекали государственные средства, но собрали в Украине почти 17 млн грн на прокате «8 новых свиданий» (країною-виробником цієї стрічки заявлено Росію. – НСКУ). Получить деньги Госкино – это такой себе джекпот. А если у Госкино нет денег, то не хочет ли агентство их зарабатывать, финансируя фильмы тех, кто умеет делать коммерческое кино? Я сейчас говорю это, не чтобы наехать на патриотическое кино, хотя среди тех заявок, которые мы подавали, были и патриотические фильмы. Но не хочет ли Госкино, кроме патриотизма, дать денег на развлекательное кино, и на том заработать?

Филипп Ильенко объяснил, что интерес отсутствует чаще со стороны коммерчески продвинутых участников питчинга, потому что за Госкино по закону остаются авторские права на продукт, в который они инвестируют, что усложняет весь процесс начиная с пресейла. И что Госкино пытается дебюрократизировать эту систему уже сейчас. 

Следом подтянулись и другие продюсеры, чья претензия на участие в дискуссии свелась к попыткая выяснить, как получить деньги у Госкино. Одному из участников, например, не понравились ограничения, которые накладывает агентство на свободное творчество художников-режиссеров.

Тут уже возмутились Полина Толмачева и Максим Асадчий:

– Никаких творческих ограничений Госкино никогда на нас не накладывало, – заверили спикеры команд «Незламной» и «Поводыря» в один голос. – Большей редакционной свободы и желать невозможно.

Вежливо все объяснил и сам Ильенко:

– Инвестиция Госкино в кинопроект оформляется, как госзакупка. На фильм, в котором участвует Госкино, действительно накладываются определенные требования, но они касаются ведения финансовых отчетностей, правильного оформления финансовой и юридической документации, невозможности наличного рассчета. Часть подобных требований действительно абсурдны и слишком бюрократичны – например, требование проводить тендер на закупку сценария после того, как фильм победил в творческом конкурсе. Но большинство из них вполне понятны и ни для кого из участников не представляют творческой проблемы. Никакой редакционной цензуры со стороны Госкино не существует.

Филипп Ильенко даже показал коллегам по дискуссии требования Минфина к отчетности. Это вам не Минкульт.

Тему, поднятую Сергеем Шефиром, было решено перенести на одно из ближайших собраний клуба #КіноКраїна, и решить, нужно ли Госкино финансировать коммерческие проекты и зарабатывать на этом, и как расширить киносеть в Украине, чтобы не называть позорную цифру 410 экранов в многомиллионном государстве вслух. А Богдана Батруха, как всегда имеющего свои критерии оценки происходящего, решили приглашать почаще. Критерии сейчас всем важны.

А вот усвоили ли продюсеры главную мысль #КіноКраїни вечера, я не уверена, потому повторюсь – промо-кампания – это важно и нужно. И дорого. Поэтому нужно закладывать ее в бюджет сразу, начинать вести параллельно с началом съемок, если не на этапе пре-продакшена, и не рассчитывать, что зритель готов бежать в кино сам, а вам достаточно просто снять фильм. Запомните это, а лучше законспектируйте, потому что впереди – еще несколько ценных уроков от КіноКраїни. Не переключайтесь.

Медіаняня, 1 вересня 2015 року

22 травня, середа, Червоний зал ФІЛЬМИ-ПРИЗЕРИ МІЖНАРОДНИХ КІНОФЕСТИВАЛІВ

22 травня, середа, Малий зал Посольство Аргентинської Республіки та Посольство Республіки Куба в Україні представляють «ЦИКЛ ВЕЧОРІВ ІСПАНОМОВНОГО КІНО»

22 травня, середа, Малий зал Рада ветеранів НСКУ «Шлях до творчих вершин» Вітання ювілярів