f y
Національна спілка кінематографістів України

Статті

Чому без культури неможливе економічне зростання

09.06.2015

Український кінематограф потребує реформ  з цією тезою навряд чи хто-небудь сперечатиметься. Але з приводу змісту цих реформ єдина думка відсутня. 

«Телекритика» продовжує друкувати матеріали відкритого проекту-дослідження «Кінематограф України: в очікуванні реформ», мета якого – сформулювати, якими мають бути ці реформи.

У другій публікації Сергія Галетія, присвяченій «другому базовому принципу реформування кінематографії», мова іде про те, чи дійсно у державному бюджеті відсутні гроші на культуру. Редакція сайту НСКУ подає авторську версію статті.

Сергій Галетій, для «Телекритики»

Государственное финансирование кинематографии должно осуществляться в намного большем размере, чем это происходит сегодня... Нельзя не подчеркнуть, что, по моему мнению, сегодняшний уровень финансирования — это преступление! Такая мизерная сумма: 68,3 млн. гривен, что в эквиваленте равно $3,24 млн., а в соотношении к общей величине расходов бюджета доля составляет аж 0,012% — не оправдывается никакими доводами, даже учитывая все известные сложности текущего момента. Вопиющая несправедливость и зашкаливающий цинизм власть предержащих.

Более двадцати лет они (...чтобы не выражаться точнее) пренебрегают потребностями киноиндустрии, из-за чего она сильно деградировала и усохла... Малость выйти из этого анорексического пике (изменить траекторию к возрождению) ей помогли два коротких периода подпитки. Один длился два года /2007–2008/, когда финансирование подросло до $10 млн. (0,030% и 0,021%); другой — три года /2011–2013/, здесь уже сумма поднялась до $15/20/18 млн. (или 0,038%, 0,041% и 0,035% соответственно). Финансирование вкупе с введением новой прогрессивной системы отбора кинопроектов (питчингов), которая впустила «свежую кровь», дали очень заметный (как внутри страны, так и вне) всплеск фильмов. И вот на тебе — опять «в карцер»! ...Цинизм же в том, что при таком «вытирании ног» о кинематографистов, скажем, премьер-министр не упускает возможности попиариться на громких кинопремьерах. 

Столь же пренебрежительным подходом они руководствуются и по отношению ко всей Культуре. Давайте посмотрим, какую печальную тенденцию мы имеем. В период развитого кучмизма /в 2004г./ на культуру выделялось 444,16 млн. грн. (или 0,615%); при Ющенко — казалось бы, всерадетеле за ренессанс национальной культуры — эта статья неожиданно упала /в 2009г./ до 1 366,3 млн. грн. (0,498%); но при власти донецких «стабилизаторов» /в 2011г./ она всё же несколько выровнялась до 1 921,7 млн. грн. (0,597%), и вот сегодня вообще опустилась до 2 311,1 млн. грн. (0,408%).

И происходит это в то время, когда нам надо быстро и эффективно мобилизоваться, чтобы дать беспрецедентное по масштабам сражение на геокультурном (онтологическом) фронте — самом главном для предотвращения непоправимого разделения страны, и, по определению общественного деятеля Валерия Пекара, самом высоком по значимости уровне в триаде существующих противостояний: в экономике, геополитике и ментальности. Когда едва ли не ежечасно всеми творческими и интеллектуальными силами необходимо генерировать и транслировать ценности Революции достоинства, отвоёвывая обезображенные кремлёвской пропагандой пяди информационного поля, которое подмяло под себя картину мира многих граждан востока Украины, отстаивая наш соборный европейский цивилизационный выбор: к свободе, справедливости и созиданию (творчеству, инновациям и развитию предпринимательства, неизменно повышающих уровень и качество жизни). 

Честно сказать, сколько раз не задаю себе этот вопрос, никак не могу понять: почему такая дискриминация в финансировании культуры настойчиво и дружно никем не оспаривается? Это же очевидный нонсенс. Ведь столько потерь, разочарований, убытков, сломанных судеб, загубленных инициатив... Я даже не берусь подсчитывать. Настоящее вредительство. (Уместно и посильнее дать определение...)

Эту несправедливость надо исправлять немедленно и категорически. И сначала нужно вернуть законодательную норму о гарантиях государства осуществлять необходимые ассигнования на развитие культуры в размере не менее 8% от национального дохода Украины («Основи законодавства України про культуру», статья 23). Её несправедливо и, опять же, преступно убрали «папередники», приняв новую редакцию Закона Украины «Про культуру» (...хотя ухудшение действующих норм по Конституции недопустимо). Понятно, что эта норма никогда ранее не исполнялась, но к этому в будущем надо обязательно прийти, за три–пять лет... Вот тогда мы — да, действительно, сможем состояться во всех смыслах и на всех фронтах.

В этой связи нелишне будет напомнить, что, заявляя о своём стремлении интегрироваться в европейское сообщество, мы остаёмся очень далеки от тех стандартов, которые приняты в странах Европейского Союза относительно поддержки культуры и креативных индустрий. Там настаивают, чтобы правительства несли постоянную ответственность за создание наиболее благоприятных условий, в которых культурное развитие может процветать, независимо от того, каков дефицит бюджета и есть ли в стране кризис. Украина не выполняет ни одной из рекомендаций Парламентской ассамблеи Совета Европы, ― среди них, например: № 1059 «об экономике культуры» и № 862 «о кино и государстве».

Думаю, вы согласитесь, что не удовлетворить здесь своё раззадоренное любопытство и не поинтересоваться, а куда же уходят средства налогоплательщиков, было бы странно. Допустим, есть какое-то объективное оправдание указанному беспределу? ...Злая ирония ― каюсь! ...Другого средства отстранить от себя обнаруженные в бюджете страны несуразности у меня просто нет. Приведу лишь несколько опций, которые потрясают своей способностью вызывать крайнее удивление и недоумение (...кстати сказать, об этом я заявлял и раньше).

Сразу же бросается в глаза какое-то фантастическое увеличение* бюджетов Министерства здравоохранения и Министерства образования и науки суммарно на 16,188 п.п. (91 764,9 млн. грн.). Вот это размах! (...Завершить фразу цитатой из всенародно любимой кинокомедии «Джентльмены удачи» можете сами.). Теперь их общая доля в бюджете страны составляет 23,267% (131 894,0 млн. грн.). Сравнения с культурой разительные. (...И вправду «мелочь».)

Для перегляду збільшеного зображення перейдіть за посиланням >>>
*Сопоставляются три периода правления: Ющенко, Януковича и текущий 

И если министр здравоохранения ещё хоть как-то объясняет использование 46,4 миллиардов гривен экспериментом по переводу оказания медицинской помощи населению на другой инструментарий финансирования (медицинское страхование), в реальность осуществления которого он сам до конца не верит, то какие внезапные нужды затеялись у министерства образования ― вообще непонятно.

Надобно уточнить, что вдобавок к последним ещё осуществляются траты на подготовку кадров III-го и IV-го уровней аккредитации (код функциональной классификации 0942) ― в бюджете на это заявлено 3 836,9 млн. грн. (0,677%) расходов; и (одна из моих «любимых») практически по всем министерствам имеется ежегодная оплата повышения квалификации чиновников (код 0950), которая в 2015 году составит целых 609,5 млн. грн. (0,108%). Опять у меня тот же вопрос к общественности: а где КПД стольких затрат на «интеллект»? Ни стратегий развития в секторах экономики, ни нобелевских лауреатов как не было, так и нет. Что происходит? И зачем брать на работу неучей?

Вот навскидку пара пассажей из отчёта за 2011 год Счётной палаты Украины, чтобы вы могли (мельком) погрузиться в контекст: 

 «За результатами аудиту ефективності використання позичкових коштів на впровадження Проекту модернізації державних фінансів Колегією Рахункової палати зроблено висновок, що Проект, який реалізується за підтримки позики Міжнародного банку реконструкції та розвитку, протягом трьох років із п’яти, визначених на його реалізацію, фактично знаходився на початковому етапі впровадження, а із загальної суми коштів у сумі 65 млн. дол. США, або 518 млн. грн., що передбачені для реалізації Проекту, було використано лише 1,4 млн. дол. США, або близько двох відсотків.

Як наслідок, Проект віднесено МБРР до категорії із значним ступенем ризику, що означає реальну можливість його повного зупинення та отримання фінансових втрат для Державного бюджету України (у вигляді комісійних за зобов’язання на невикористану частину позики, які за розрахунками становлять понад 550 тис. дол. США).

Основними причинами незадовільного стану впровадження Проекту стали його неякісна підготовка, проблеми організаційного характеру, що своєчасно не усувалися, недоліки в плануванні та звітуванні про стан впровадження Проекту, а також неналежний рівень контролю за його виконанням на всіх стадіях реалізації. [...] 

Внаслідок недосконалої системи формування державного замовлення, відсутності відповідальності замовників за обсяги цільової квоти і працевлаштування випускників, відсутності ефективної системи управління процесом підготовки кадрів, фінансовими і матеріальними ресурсами, неефективних рішень відповідальних працівників перевірених п’яти міністерств та незабезпечення дієвого контролю за дотриманням ВНЗ фінансово-господарської дисципліни, неефективно та з порушеннями використано бюджетні кошти загалом на суму 1 млрд. 351,9 млн. грн. (18,7 відс. від перевірених обсягів), неефективне управління коштами становило 12 млн. гривень.» /Выделено мною./

Идём дальше. Оказывается сокращение численности контролирующих органов обходится стране в 3,99 раза больше, чем годовое содержание Кабинета министров. На нерадивых проверяющих предусмотрено 1 025,6 млн. грн. (0,181%), а на последних ― 257,3 млн. грн. (0,045%). Это что ― такие откупные?  

Уверенно растёт и доля расходов на МВД... Со времен «полицейского» государства Януковича (+0,866 п.п.) мы, несмотря на ужатие территорий обслуживания, рьяно достигаем обратного эффекта освобождения от балласта силовиков (+1,437 п.п.). Теперь это уже 5,778% бюджета, а не 3,439% как было в 2006 году. Причём, всем ведь хорошо известно, что меркантильные аппетиты правоохранителей, их корыстолюбие и отсутствие у них сдерживающих моральных норм (в силу невежественности и неразвитости нравственных установок), при обоюдной поддержке столь же циничной судебной власти (включая прокуратуру) ― первопричина всей коррупции в стране, её генезис. Очень хотелось бы надеяться, что эта характеристика сегодня в какой-то мере теряет свою актуальность, поустарела... ― что МВД, перековываясь в АТО и благодаря усилиям гражданского общества, уже меняется и эта затратность временная. И когда закончится агрессия бывшего братского народа, инициированная возглавляющим его страну КГБистским отморозком, мы и подавно очистимся от остатков прожорливых трутней, приведя численность и стоимость новых и переаттестованных правоохранителей к европейским ориентирам.


Для перегляду збільшеного зображення перейдіть за посиланням >>>

Понятно, что мною движет приукрашенный оптимистический взгляд на действительность. Пока же мы продолжаем щедро оплачивать неуёмное разворовывание страны в прошлом... В представленных ниже суммах государственных обязательств погашения задолженности по кредитам, которые числятся за столь «хлебными» направлениями, как прошедший Чемпионат Европы по футболу 2012 года и строительство дорог, прячутся коррупционные схемы на миллиарды (сведения о которых легко найти в отчётах Счётной палаты). Почему-то никто не расследует эти совершённые хищения и не перекладывает «одиозные» (мошеннические) обязательства на плечи (кошельки) виновных, конфисковав и реализовав их активы, а вешает их на нас... Продолжая «разводить».

Для перегляду збільшеного зображення перейдіть за посиланням >>>

Одно только хорошо, этот апофеоз инновационного государственного менеджмента ― Государственное агентство по инвестициям и управлению национальными проектами Украины ― поубавило обороты коррупционных изъятий денег налогоплательщиков кардинально, до 0,001% с 0,360% в 2011 году.

Лёгкую отдушину (единственную в бюджете) сразу же затягивает хмурая грозовая тень возмущения... А это что ещё за бред?! Несмотря на то, что в Украине существуют большие проблемы с защитой интеллектуальной собственности (согласно «Списку 301» торгового представительства США), что оказывает существенное отрицательное влияние на наши возможности экспорта и привлечение в Украину столь долгожданных инвестиций, правительство и Верховная Рада принимают чересчур уж алогичное решение: полностью обнуляют финансирование мероприятий, направленных на охрану интеллектуальной собственности, а также «оптимизируют» расходы соответствующей госслужбы. Не знаю как вам, а мне совсем не до смеха... Мало того, что такое наплевательское отношение к отсутствию в Украине вменяемой системы справедливых авторских вознаграждений и эффективной борьбы с пиратством все эти годы непосредственно, по полной «выгребают» кинематографисты и другие многочисленные участники интеллектуальной/креативной экономики, которых нещадно обворовали и продолжают обворовывать, так оно ещё оказывается препятствием для реализации насущных усилий по интеграции местного бизнеса в мировой, мешает остро необходимой переориентации промышленных связей и рынков сбыта из страны-агрессора в другие страны. Это как вообще?

Финансирование на обеспечение защиты правообладателей и снижение уровня пиратства следует увеличивать, а не уменьшать! ...Ну надо же, вы только посмотрите, как себе на клизмы и пиявки (медицинское обслуживание), так они не скупятся, не обижают себя любимых (...эта статья, заметим, идёт отдельно от Минздрава). Да и Администрация Президента тоже не пасёт задних, бойко повышая расходы на своё содержание. Правда же, «удачное» распределение приоритетов? Слов нет.

Для перегляду збільшеного зображення перейдіть за посиланням >>>

А да! Вы теперь, господа-кинематографисты и другие культурные деятели, можете собой гордиться и становиться в очередь за благодарственными грамотами, так как вся эта нелепица осуществляется и за «ваши средства» в том числе... Всех урезанных. Моральную сатисфакцию получите, что ли.

Завершая, позволю себе в самой простой форме представить вам, что являет собой сегодня государственный бюджет страны. Это плюс/минус:

         30%  –   реальных оправданных расходов;

         20%  –   «уходят в песок» — то есть просто неэффективные и непроизводительные затраты («совковое» головотяпство или громадьё, иждивенчество и безосновательные привилегии), плюс перекладывание из кармана в карман в виде изъятия налогов;

         20% –   коррупционное абсорбирование в личное пользование и чистое воровство;

         15% –    плановое (скрытое) недофинансирование — специально осуществляемые приписки для калькуляции дефицита и получения под него кредитов, прежде всего зарубежных, которые тратятся в предыдущей (аналогичной) пропорции, плюс позволяют выровнять сальдо платежного баланса и на время пополнить валютные резервы;

         15% –   растущая стоимость обслуживания государственного долга — практически это чистые потери — плата за «наркотическую» зависимость... которая прогрессирует (в 2006 г. было 2,5%), поскольку отказаться от кредитов и не наращивать их объём в этом порочном маховике не представляется возможным.  

В подтверждение своей «гипотезы» приведу обескураживающую статистику из отчёта /2013г./ Счётной палаты, которая, понятное дело, не отражает реальную полную картину, но хоть что-то:

«У ході проведення аудиторами Рахункової палати контрольно-аналітичних та експертних заходів виявлено, відповідно до статей 116 і 119 Бюджетного кодексу України, порушень бюджетного законодавства (незаконного, у тому числі нецільового), неефективного використання коштів Державного бюджету України та державних цільових фондів на загальну суму 17 млрд 874 млн грн. З цієї суми:

  • незаконне, у тому числі нецільове використання коштів становить 4 млрд 894,6 млн грн.;
  • неефективне - 12 млрд 979,4 млн грн.

Аналіз контрольно-аналітичних заходів, проведених упродовж 2013 року, свідчить, що більшість порушень бюджетного законодавства продовжують мати системний характер і повторюються із року в рік». /Выделено мною./

Теперь вы понимаете, почему морок безысходности вводит меня в ступор? Потому, что это беспринципное надувательство ― не какие-то редкие случайности, оно происходит и длится годами! Стойкая паразитическая система, поглощающая ежегодно десятки миллиардов.

И именно поэтому, когда «керманичі» культуры (от лица всей власти) уверяют нас, что мол денег в бюджете нет, не рассчитывайте, у меня внутри всё взрывается от негодования... «Моя рука тянется к пистолету». Какое же это наглое враньё! Это тупо (в лоб) означает одно ― перевожу: они не собираются ломать эту порочную грабительскую систему, или, того хуже (!), будут подстраивать её под себя. И им совершенно индифферентно на деле, а не на словах, что они ― пособники культурной отсталости, «зубожіння і темряви», и что мы оказываемся безоружными в таком актуальном сегодня геокультурном противостоянии.

А если вы считаете, что я преувеличиваю (как часто любят нагнетать ситуацию и истерить творческие люди), хотя я оперирую исключительно фактами, приведу мнение профессора Александра Савченко, экс-заместителя председателя НБУ, ректора «Международного института бизнеса»:

«2.1. Радикально уменьшить долю ВВП, перераспределяемую через Госбюджет и социальные фонды (сейчас более 50% ВВП, надо — не более 33% ВВП). Такой шаг значительно увеличит оборотные средства бизнеса и доходы украинцев, что создаст дополнительный спрос для роста ВВП и обеспечит его финансирование соответствующими денежными ресурсами. Более того, это прекратит эмиссионное финансирование государственного бюджета Национальным банком Украины, что положительно и радикально повлияет на курс гривни. Без такой реформы бюджета и пенсионной системы курсовая катастрофа неизбежна. Такие реформы правительства и являются базой той загадочной реформы, о которой много разговоров, но мало действий и понимания её сути. Такие действия правительства будут непопулярными, ведь произойдет существенное сокращение высших учебных заведений, школ, больниц, районов, министерств, чиновников, пенсионеров с космическими пенсиями... Сокращать нужно всё, кроме расходов на армию и культуру». /Выделено мною./ («Зеркало недели. Украина», 14 ноября – 21 ноября 2014, № 42-43)

Как хорошо, что такие люди в нашей стране ещё есть! И как жаль, что их не слушают.

Из всего вышесказанного следует безапелляционный вывод: возможности у власти финансировать культуру на самом деле имеются, и значительные, но они злонамеренно игнорируются. И наша задача ― самым активным образом отстоять свои права и интересы, причём сделать это в самое ближайшее время!

Мне остаётся лишь дополнить прозвучавшие здесь ответы на вопрос «Зачем дотировать культуру (и кинематографию в частности)?» ещё несколькими важными смыслами. ...Чтобы не оставлять кому-либо повод предъявить мне претензии в том, что какие-то контраргументы предвзято или, хуже того, трусливо, не учтены. Последнее абсурдно потому, что я хорошо знаю, что на них ответить. Кроме того, не весь просветительский запал мною исчерпан...

Прежде всего, давайте разоблачим стойкие суждения недалёких чиновников, что Культура — это что-то неважное и необязательное для общества и экономического развития страны. Это явное заблуждение, и вот почему:

Во-первых, сырьевые и примитивные («совковые» по ментальности и целям) экономики, где подход к культуре ― остаточный принцип, априори никогда не будут обеспечивать прирост добавочной стоимости, которая генерирует коммерческие выгоды и обуславливает ход экономического развития, поскольку они упускают из виду самое главное: эта стоимость может возрастать только благодаря креативным инновациям и добавочным нематериальным атрибутам (вместе с имиджевой ценностью), естественно, после достижения как такового уровня производить что-либо качественно и современно (высокотехнологически, интеллектуальноёмко, дизайнерски), что напрямую зависит от сложного мышления ― условия и, одновременно, результата самой культуры, её демиургической креативной сущности... Круг замкнулся, нет культуры ― невозможны модернизация и экономический рост.

Во-вторых, экономика интеллектуальной собственности, значительно наполняемая продукцией культурных/креативных индустрий ― это активы, которые исключительно прирастают в своей стоимости, могут работать многократно и долгое время (участвовать в реальном рыночном обороте десятки и сотни лет); плюс ― это вклад в человеческий капитал, который влияет буквально на всё: и на производство, и на потребление ― рост которых, соответственно, позволяет развиваться всей экономике. Чем больше в ВВП доля культурной экономики (нематериальных активов), тем вся она (экономика) устойчивее. И именно культура становится ключевым драйвером её роста, так как созданные активы не изнашиваются и не расходуются (столь быстротечно) как другие товары и блага цивилизации и не исчезают бесследно как потребительские продукты в одноразовом акте употребления, а накапливаются!

Простой пример. Если у меня есть яблоко, а у вас груша, и мы ими обменялись, а потом съели их, то всё... ― у нас ничего не остаётся. Результат: лишь кратковременное утоление голода и слепок в памяти, если была зацепка какой-то значимости этого тривиального акта. Но если я знаю анекдот (историю), и вы знаете анекдот (историю), и мы рассказали их друг другу (в том числе за плату), то каждый из нас стал богаче ― у каждого теперь есть по две истории (которые имеют начальную стоимость), плюс каждый получил ещё интеллектуальный капитал (опыт/осмысление) и эмоциональный заряд (переживания), которые тоже имеют своё позитивное измерение (качество жизни) и продолжение (вполне могут повлиять на всю оставшуюся часть жизни, изменить привычки и, даже, убеждения). А дальше мы пошли рассказывать эти замечательные истории своим друзьям, детям... А те ― следующим поколениям. Это и есть механизм, который делает Культуру неисчерпаемой сокровищницей нематериальных и материальных благ (вещественных экземпляров произведений).

Собственно говоря, я бы вообще рекомендовал власти устранить очевидную глупость: изменить в бюджетной классификации установку, что финансирование культуры ― это расходы на «потребление», необходимо чтобы было на «развитие», и на первом месте. Если только это обязательно и бесповоротно поможет ей выйти (как советует Александр Савченко) на приоритетные позиции при распределении бюджетных ассигнований.

Вы себе не представляете, с какой лёгкостью я бы вызвался стать мишенью, предложив визави забросать меня бюджетными статьями, от которых есть хоть какая-то реальная и длительная польза... Там их крохи. Ничтожная малость. Никакого риска с моей стороны получить сколько-нибудь заметные ссадины (о травмах и речи быть не может).

Например, вместо того чтобы ежегодно повышать квалификацию чиновников, что совершенно не приводит к позитивному ощутимому результату (также смело можно урезать затраты на правосудие, которого не сыскать...), передайте эти средства на производство фильмов. Эффект будет впечатляющий. И далеко ходить за примерами не надо: картины Марины Вроды, Мирослава Слабошпицкого, Сергея Лозницы ― вот настоящие кинематографические «Нобелевские» лауреаты, которые только за полученное Украиной мировое паблисити, если взяться подсчитать его стоимость, уже несколько раз вернули затраченные на производство их фильмов средства. (...Необходимое уточнение: дебютный короткометражный фильм «Кросс» Марины Вроды был снят на частные средства, и её участие в Каннском фестивале тоже не оплачивалось Украиной. Тем не менее, свои выгоды страна получила.)

Отсюда вытекает наше в-третьих, что культура, имея уникальный по своей силе дар преодолевать границы и барьеры, легко восприниматься и оказывать воздействие на людей, ― самый верный путь к формированию позитивного имиджа Украины, а значит (сообщающиеся сосуды) ― повышению конкурентоспособности отечественной экономики. Здесь, подчеркну, я разделяю очевидную для многих истину, что на выбор возможностей для деловой коммуникации (состоится она или не состоится) решающее влияние оказывают именно ментальные предрасположенности, которые целиком зависят от культурной идентификации страны, её положительного восприятия, известности и её значимости в неписаной мировой иерархии. И в качестве быстрого и эффективного способа доставки образа новой Украины, что сегодня актуально как никогда, ― кинематографию превзойти нельзя. (Это не нарочитая тенденциозная пропаганда, которая противоречива и вызывает когнитивный диссонанс, которая не способна, в отличии от кино, пробуждать сопереживание и эмпатию.)

Пожалуй, в этом смысле ― сотворении отзывчивого притягательного поля ― нам самим, внутри страны, есть над чем трудиться. Что исправлять. Необходимо очиститься от разросшегося неподобающего отношения к кинематографии (...да и к культуре в целом), всей этой дезориентирующей сумятицы сорняков-домыслов, преувеличенных и спекулятивных обвинений, в нагнетание которых сами же кинематографисты бездумно вносят весомую лепту. Это очень неправильно, что обычная вежливость и толерантность, не говоря уже о доброжелательности и чуткости, в нашем анклаве разношёрстных самодостаточных индивидуумов ― большая редкость. Неприятие, злословие и оскорбления не увядают, а цветут пышным цветом. Тем более, что вся эта развесистая напраслина подкрепляется такой скверной национальной чертой-предрасположенностью, как «глузування». Получается, что дайте лишь повод, или, того лучше, противную сторону ― так разойдутся, что мало не покажется.

Вот взять хотя бы (моего давнего оппонента) комедиографа, автора «Шоу Долгоносиков» Виктора Приходько... Очень деструктивный тип. Так насмехается и уничижает всё и всех вокруг, что оторопь берёт. Стиль публичного общения: заборные хамские высказывания. Просто провокатор, искажающий своим пакостным троллингом любые смыслы, гиперболизируя их до неприличия (цитировать не буду). Кстати, в жизни, как правило, авторы комедий ― недовольные всем, язвительные мизантропы. Для них, что персонажи, что повально все окружающие люди ― это что-то сродни копошащихся букашек или назойливых мух. Они всегда ставят себя выше других, иначе зубоскалить не выходит. Именно поэтому как ржавчиной их разъедает безудержное высокомерие, превращая в оголтелых человеконенавистников. А самых посредственных из них ― в отъявленных циников. Им всё не по нутру.

И хотя, ровно как в поговорке ― что «в каждой шутке есть доля правды» ― так и здесь, понимаешь, что в его выпадах толика её действительно присутствует, отчего по сути придраться к нему не так легко, и видишь, что он «багром ладится извлечь занозу», но, отдавая дань справедливости, реальность недостатков не признать не получается. Иными словами, я не утверждаю, что он полностью лжёт, а против того, что он ― запредельно их преувеличивает. Обильно замасливает их в собственный ядовитый субъективизм.

Нельзя отрицать наличие проблемы с качеством фильмов. Она есть. Но, во-первых, есть также целый пучок факторов, которые указывают на то, что предъявлять завышенные требования, чтобы сегодня её вовсе не было ― это заведомо опрометчивые ожидания. (В отношении массового кино... Поскольку креативный потенциал в авторском сегменте всё же остаётся достаточно высоким. Невозможно отнять «родючість нації і її укорінену у генотип естетичність» не смотря на все невзгоды.) ...Если почти двадцать лет кинематография находилась в коматозном состоянии. Если своя отечественная сценарная школа только зарождается. Если продюсеры не имеют возможности основательно провести этап разработки проекта. Если замахиваться можно только на низкобюджетные фильмы. Если государственное финансирование ― это «игра без правил», сроки платежей не соблюдаются катастрофически, что часто приводит: к срыву производственного графика (и издержкам на его возобновление); к нежелательным, но вынужденным изменениям в составе команды; к потере партнёров и лихорадочным поискам новых; к инфляционным и курсовым невосполнимым убыткам; а отказаться от обязательств завершить производство фильма продюсеры уже не могут. И ещё можно называть много «если»... Это всё равно, что выводить голодающего из его обессиленного дисфункционного состояния. Требуется некоторое время и внимательные усилия, чтобы преодолеть все недостатки и выстроить процессы в правильном русле. 

Во-вторых, естественно есть шероховатости и в самом конкурсном отборе кинопроектов. Здесь тоже можно выявить перекосы и лакуны несовершенства как в процедуре, так и, главное, в «человеческом факторе», слабой сочетаемости компетентности и ответственности. ...Но на самом деле и во всём мире вы не найдёте полностью справедливых и непредубеждённых конкурсов. Это всегда в той или иной степени стремление приблизиться к недостижимому идеалу. Поэтому давайте наберёмся терпения и тоже будем внедрять усовершенствования, которые помогут устранять огрехи (заимствовать позитивный опыт).

Наконец, в-третьих, надо перестать обманываться и честно признать, что объективных оценочных критериев качества кинопродукции (как и любого творческого результата) не существует в природе ― они спорадические и расплывчаты, всецело субъективны, а порой и жестко предвзяты. Поэтому, как бы вам этого ни хотелось, но безапелляционно утверждать, что один фильм хороший, а другой плохой ― неправомерно. (Тогда это просто частное мнение.) И два общепринятых разделения кино на мейнстрим и артхаус здесь лишь выполняют роль маркирования толпы собственных страстных приверженцев. Принимать сторону кого-либо из них в провокационном выборе «либо то / либо это» ― значит совершать непростительную ошибку. Да, первые многочисленнее и выглядят более успешными в коммерческом плане, но их понижающая селекция в отборе приводит к тому, что кроме пустых развлекательных задач и эскапистской зависимости эти фильмы больше ни к чему не пригодны. А у зрителя (у каждого!) всегда должен быть выбор. И задача общественных институций, как и настоящих творческих личностей, ― не потакать вкусам и слабостям зрителя, а развивать его гуманитарный контур, давать ему ценностные ориентиры, подтягивать его эстетические и духовные запросы, придавать ему веру, что он действительно в силах сделать свою жизнь и этот мир лучше. И содержательные фильмы-переживания с их мировоззренческой и эмоциональной выразительностью это делать умеют. Таким образом, культурная политика должна быть гибкой, учитывать недостатки и достоинства каждого направления и стараться не позволять одному из них преобладать.

Теперь скажу несколько слов относительно проблемы «незаконного та неефективного» использования средств государственного бюджета кинематографистами. Разумеется, метастазы общей матрицы паразитического государственного менеджмента не могли не сказаться и здесь. И это даже не удивляет. Это всё равно, что надеяться выйти белым и пушистым из нещадно загаженной помойки ― ну никак не получится. Поэтому, да ― всё было... В несравнимо меньших масштабах, но было... Занесло некоторых, измождённых и обозлённых долголетним «постом», настоящими измывательствами. (Последнее не шутка. ...Углубляться не буду, можете и сами повспоминать.)

Однако, «ремиссия» стала очевидной уже после первых питчингов (безусловное достоинство которых ― упразднение махровой кулуарности). Кинематографисты сами начали упрекать особо распоясавшихся коллег, имеющих неадекватные аппетиты, что надо бы поскромнее быть; а также активная конкуренция друг с другом, неиспорченная и честная молодёжь ― всё вместе быстро вывели эти взаимоотношения к цивилизованным нормам. Кстати, сегодня ещё и ограничительная планка с размером финансирования от Госкино тоже заставляет всех ужиматься. Поэтому громогласно «тянуть за уши» старые грехи и выдавать их за существующую доминирующую тенденцию ― это чистой воды враньё. (Наученные горьким опытом, любые ещё остаточные явления вполне можно в будущем выявлять на самых ранних этапах конкурса, до получения государственных средств, и не допускать больше таких казусов вовсе.)

Сегодня нам осталось победить только одного «трёхглавого дракона». С одной стороны, те кинопроекты, в которых были допущены растраты, которые не завершены и, соответственно, никуда не делись формально, всё ещё продолжают бросать тень и плодить самоповторы обвинений, а публика (общество) этого, понятное дело, всего не считывает и осуждает нас как за очередную провинность. С другой стороны, чем-то обиженные кинематографисты (не получившие денег на свои кинопроекты), и примкнувшие к ним непримиримые (по идеологическим или по каким-то своим внутренним причинам) оппоненты руководителей Госкино (всех лет) не перестают спекулировать темой с якобы откатами и необоснованным выделением «крупных» сумм якобы «своим», ― и такое публичное переругивание вредит уже сильно, поскольку эти обвинения зиждутся на домыслах и умыслах, совершенно не помогают прояснить их оправданность, но зато низводят и так неустойчивую репутацию кинематографистов снова «ниже плинтуса». И сверх того, третье зло, много более деструктивное, и которое действительно продлевает порочную практику предоставления смет с местами раздутыми статьями ― это то, что без ухищрений (маневрирования на грани фола) и нарушения заскорузлого законодательства, оплачивать рыночные ставки и гонорары, да и многие необходимые производственные услуги, практически невозможно. (Ну вот скажите мне, какую степень вменяемости надо иметь, чтобы настаивать применять сегодня минимальные ставки гонораров, утверждённые Кабинетом министров 12 лет назад и ни разу не менявшихся? ...) 

Чтобы закрыть тему лжесвидетельствования Виктора Приходько, нельзя оставить без внимания одну его грубую неточность. Он утверждает, что массированная господдержка кино в России убивает кино. (Мы все хорошо знаем, кого Россия убивает по настоящему, но к кино это не относится совершенно... Циничная подтасовка. Он пользуется тем, что сопряжение слов «Россия» и «убивает» в наше сознание проникает моментально.) Сетует, что «Снимается много ― смотреть нечего». Для сведущих это означает, что Приходько ещё и как продюсер расписывается в своём полном профессиональном невежестве, поскольку такое умозаключение не разделяет ни один из его ведущих российских коллег. Именно участие государственных денег делает российское кино конкурентоспособным в борьбе за аудиторию, не только в % доле сборов и количестве фильмов в прокате, но и в лидерстве ― попаданию в первую десятку бокс-офиса, а значит зрительского предпочтения (2014 - 1 фильм; 2013 - 1-е место + 2 фильма; 2012 - 0 фильмов; 2011 - 2 фильма; 2010 - 2 фильма; 2009 - 3 фильма; 2008 - 3 фильма; 2007 - 1-е место + 2 фильма; 2006 - 1-е место + 4 фильма; 2005 - 1-е и 2-е место + 1 фильм; и из этих 25-ти фильмов — 14 сняты с участием бюджетных денег). Посмотрите какова стоимость производства современного зрелищного зрительского фильма «Вий 3D» — 26 миллионов долларов, — такие бюджеты не под силу отдельным частным продюсерам. «Метро» стал первым фильмом-катастрофой после «Экипажа» — его нельзя было снять без господдержки, как нельзя снять такой мюзикл, как «Стиляги», или большую коммерчески эффективную картину о войне. Не забудем и то обстоятельство, что только господдержка позволяет привлекать частные инвестиции, а без инвестиционной привлекательности кинематографа, он не станет на ноги», — говорит генеральный продюсер AR Films, член Ассоциации продюсеров кино и телевидения Александр Роднянский.

Завершая, всё же ещё раз повторю главное, что кинематография не может развиваться без государственного финансирования. И это не иждивенчество и не неоправданная блажь. Это потребность в самоидентификации и самовыражении всего общества, в ментальном противостоянии за собственное будущее; трансляция чаяний Украины всему миру. Её игнорирование сегодня — это саботаж и злодеяние! Именно сегодня финансирование киноиндустрии надо увеличивать на порядок (в два присеста), на все её комплексные потребности в развитии, не только на производство фильмов, их продвижение и дистрибуцию, а и на сферу кинопоказа, которую тоже надо восстанавливать, а также на защиту интеллектуальной собственности (авторских и смежных прав).

Сергій Галетій, 8 червня 2015 року

Матеріали циклу:

1. Реформи української кінематографії: чому не праві «риночники»

25 березня, понеділок, Синій зал АКТОР ДЕННІ КЕЙ / ДАВИД ДЕНІЕЛ КАМІНСЬКИЙ (1911-1987) Художній фільм «РЕВІЗОР»

26 березня, вівторок, Червоний зал КРАЩІ ФІЛЬМИ СВІТОВОГО КІНОПРОКАТУ Художній фільм «ПАМПУШКА»

27 березня, середа, Червоний зал Художній фільм «ДІМ, ЯКИЙ ПОБУДУВАВ ДЖЕК»