f y
Національна спілка кінематографістів України

Статті

«Зорі...» тихцем

05.05.2015

30 квітня 2015 року у вітчизняний кінопрокат вийшла російсько-українська стрічка Рената Давлетьярова «А зорі тут тихі...» Подаємо репортаж видання МЕДІАНЯНЯ з показу стрічки для преси, що відбувся напередодні прем'єри.

Помните, я недавно рассказывала вам, что в России пересняли фильм «А зори здесь тихие»? Ой, простите – не пересняли. Купили права на экранизацию и сняли совсем другой фильм – это мне строго-настрого велел усвоить Влад Ряшин, чья компания Star Media в копродукции с российскими компаниями еще раз экранизировала повесть Бориса Васильева.

В прокате картина появится уже 30 апреля, а вчера (27 квітня. - НСКУ) для журналистов устроили пресс-показ. На который я, конечно, с готовностью явилась.

Правда, чуть было не оказалась в гордом одиночестве: лицезреть картину и первыми спросить что-нибудь у Ряшина пришел разве что любитель «каверзных вопросов» Николай Милиневский из «Вестей».

Ну, еще было несколько телевизионщиков. В частности, коллеги с ICTV, канала «Украина» и девушка с «Интера», которая категорически запретила мне публиковать ее фотографию: «А то я вас знаю! Вечно какую-нибудь гадость выкладываете». Ну, я спорить не стала.

Кто-то у меня за спиной шепнул, что явка прессы низкая, потому что журналисты побаиваются пиарить картину: а вдруг там что-нибудь «ватное»? А еще шепнули, что побаиваются и кинотеатры: многие, мол, отказались взять картину по той же причине. Да и Ряшин в одном из комментариев подтвердил: тоже, мол, думает, что кинотеатры побаиваются.  

Пока Николай Милиневский который, собственно, и написал о том, что у прокатчиков фильма проблемы с его прокатом, допытывался у Ряшина, помнит ли тот старый фильм (оказалось, что помнит. Странно, да?), я решила прояснить этот вопрос у самих прокатчиков. Благо, директор дистрибуторской компании MultiMediaDistribution (экс-«Аврора-фильм») Роман Мартыненко прогуливался рядом.

– О том, что у нас якобы были сложности с росписью фильма, я сегодня с удивлением узнал из одной из столичных газет. – рассказал мне Роман. – Причем я лично общался журналистом, который это написал, и абсолютно никаких сложностей на тот момент не было. Ну, видимо, журналист очень хотел, чтобы они «появились»... На самом деле, наши кинотеатры вполне адекватно восприняли картину, и в рамках конкурентной борьбы мы расставили ее абсолютно везде, где хотели.  

Мы, естественно, делали предварительный показ для кинотеатров, и они абсолютно адекватно и лояльно восприняли фильм. Никаких идеологических противоречий ни у кого не возникло – картина ведь абсолютно аполитична. В результате «Зори» были расписаны на 50-ти площадках. Взяли картину все, кто захотел. Просто параллельно ведь в прокат выходят голливудские фильмы, а им у нас всегда отдается предпочтение. Сейчас вот, например, выходят «Мстители». А когда в прокат выходила «Незламна», параллельно с ней запускался «Форсаж», и у него копий было в 1,3 раза больше, а сборов – в 5 раз. Так что это абсолютно нормальная конкуренция.    

Когда я вернулась к коллегам, Ряшин уже рассказывал о самом фильме. Что делался он для нового поколения, которое, в силу молодости и восприятия, фильм Станислава Ростоцкого не посмотрит никогда, и что режиссер новой версии Ренат Давлетьяров сделал героев книги Васильева другими, более приближенными к оригиналу:

«В советском фильме были всякие идеологические штампы, которых, кстати, в повести Васильева не было. Какие-то вещи были недосказаны. Да, у нас тоже есть какие-то вещи, допридуманные сценаристом Юрием Коротковым. Но от этого, на мой взгляд, фильм только выиграл».

А еще оказалось, что первоначально в роли старшины Васкова хотели снимать Владимира Машкова. Но актер тогда был морально не готов, а потом уже не подошел по возрасту – Васкову-то, если верить Васильеву, всего 32. Так что его отеческое отношение к девушкам в фильме Ростоцкого – не более, чем художественный вымысел. Кстати, в роли Жени Комельковой дебютировала в кино супруга Давлетьярова, Евгения Малахова. Естественно, Ряшин сообщил, что она проходила пробы на общих основаниях, после них вопроса о ее участия уже не возникало.

Фильм будут прокатывать в Беларуси, Казахстане, Германии, почти договорились с Китаем и повезут на каннский кинорынок - интерес, мол, к картине есть, несмотря на то, что тема эта близка далеко не всем территориям.

А я решила все же выяснить у Влада Витальевича еще кое-что:

– Все-таки, почему именно уже экранизированная когда-то повесть Васильева? Ведь есть много других произведений о войне?

– Потому что, на наш взгляд, драматургия у Васильева очень качественная. И написана книга очень динамично и современно, экранизировать ее достаточно удобно.  

 – Что с прокатом? Вы говорили о сложностях…

– Ну, и в былые-то времена 100 копий для Украины были хорошим результатом. А сейчас – минус Крым, минус Донецк-Луганск – а это как раз регионы, где всегда хорошо ходили в кино. И прокат объективно не такой, каким мог бы быть. На сегодня в Украине планируется порядка 50 копий. А могло быть 100 плюс.

- Не боялись, учитывая сложившуюся ситуацию, предлагать картину украинскому зрителю?

– Мы начинали производство, когда ситуация была другой. И хотели просто рассказать пронзительную историю, которая заставит нынешнее поколение сопереживать. Конечно, тема войны сейчас актуальна. И я понимаю, что ситуация крайне сложная. Но этот фильм к этой ситуации не имеет ни малейшего отношения. Тут все же нет никакой политики: только драма молодых женщин на войне. Понимаю, что есть много горячих голов, которые, будучи заангажированными, могут высказывать резкие мнения. С другой стороны, возможно, на чье-то отношение к происходящему картина повлияет – к лучшему, разумеется.

Для тех же, кто считает картину российской и переживает, что после вступления в силу кое-какого закона дорога на украинские экраны ей будет заказана, Ряшин отметил, что мы имеем дело с копродукцией: «Так что можете считать фильм российско-украинским. Или украино-российским - как вам больше нравится».

За сим мы таки отправились смотреть картину.

Предварила показ декламация стихотворения о войне Андреем Бурлуцким (помните, он на одной из «Фабрик» сценречь преподавал?) Зачем это было – непонятно, спасибо, что недолго. К просмотру перешли быстро.

Скажу сразу - мне картина понравилось. Нет в ней бондарчуковского «за родину, за Пу... Сталина».

Персонажи и правда получились совсем другими – без мимимишности Ростоцкого, более жизненными и натуральными, что ли. Актерские работы все как одна – на уровне. И Кристина Асмус приятно удивила, и Екатерина Вилкова, которую я вообще не узнала, и Анастасия Микульчина, и та самая Евгения Малахова – дебют, надо сказать, удался.

Ну, Петр Федоров сыграл одну из лучших в своей карьере ролей. Да, старшина Васков у него поулчился совершенно другим. Но может, он и должен был быть именно таким? Кто читал повесть - поделитесь мнением в комментариях, очень интересно...

Правда, кто-то из зрителей после просмотра практически впал в истерику: мол, теперь неправильно настроенные граждане по ту сторону границы получили полное моральное право «убивать фашистов». Не знаю... я, например, ничего подобного не увидела. А увидела, наоборот, крепкую аналогию с сегодняшним днем. И очень захотелось, чтобы по ту сторону границы это увидели. И поняли, что мы испытываем во время просмотра и с кем ассоциируем увиденное…

В общем, смотрите, конечно, и решайте сами. Но как по мне – фильм добротный и без подтекстов. Единственное, что смутило – саундтрек в исполнении… группы «Любэ». Но, может, у группы «Любэ» 50-летний контракт с российским кинематографом, а я чего-то не знаю? Мало ли.

Кстати, вечером был еще и показ для VIP-персон.

МЕДІАНЯНЯ, 27 квітня 2015 року

16 січня, середа, Синій зал 100-річчю ЄВГЕНА ЗАГДАНСЬКОГО присвячується

16 січня, середа, Малий зал Рада ветеранів НСКУ

17 січня, четвер, Синій зал СЕРГІЙ ПАРАДЖАНОВ: до 95-ліття від дня народження видатного митця